Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Памяти Патриарха Сербии Павла


Ирина Лагунина: В минувшее воскресенье в Белграде, в возрасте 95 лет, скончался Патриарх Сербской православной церкви Павел. В четверг на его похороны пришли почти полмиллиона человек. Страна на этот день остановилась.
В течение 19 последних лет он был предстоятелем Сербской церкви. Это были сложные годы для страны и непросты почти два десятилетия для самой церкви. О том, каким останется в истории Патриарх Павел, рассказывает наш корреспондент в Белграде Айя Куге.

Айя Куге: Патриарх Павел ушёл из жизни тихо, во сне. Последние два года он провёл в больничной палате лучшей белградской клиники Военно-медицинской академии, где для него были созданы особые микроклиматические условия. Его искренне оплакивает народ – сербы Патриарха Павла при его жизни воспринимали народным предстоятелем церкви и говорили, что он - живой святой. Павел выглядел как монах-отшельник. В простых монашеских одежах, в старых ботинках, он ходил по Белграду пешком или ездил на общественном транспорте. Он сам стирал и чинил обувь, сам готовил себе еду – обычно ел овощи, фасоль или крапиву на воде. Ходили легенды о его скромности и аскетизме. Так, один раз на каком-то коллективном обеде в Патриархии, ему принесли вареную рыбу – половину он сразу отложил и сказал: это останется на завтра. Говорят, он упрекнул одного из своих владык, который взял восемь оливок, сказав, что завтра он имеет право лишь на четыре – Павел всегда считал, что шесть оливок в день достаточно. Люди всегда имели возможность обратиться к Патриарху сербскому и получить благословение. Однако, он благословлял и военных преступников, и воинствующих сербских политиков. Несмотря на его заявления девяностых годов о том, что Слободан Милошевич и его режим являются «единственными ответственными за катастрофу» сербского народа, Павел согласился принять Милошевича и его семью для частной аудиенции, что было использовано бывшим президентом как доказательство поддержки режима со стороны популярного в народе православного лидера.
Патриарх Павел старался не вмешиваться в политику, но в 1997 году он встал во главе колонны студентов, требовавших отставки Слободана Милошевича – перед ним вооружённые полицейские кордоны расступились.
Мы разговариваем с белградским социологом религии Мирко Джорджевичем. Чем запомнится Патриарх Павел и его время?

Мирко Джорджевич: Патриарх Павел возглавлял Сербскую православную церковь почти двадцать лет, в тяжёлые, может быть, самые тяжёлые времена. Ведь время его вступления на престол Сербской православной церкви совпало с приходом к власти Слободана Милошевича. Это было десятилетие распада государства, цепи войн, и Павел оставил свой отпечаток на этом времени. Все эти годы Сербская православная церковь, во главе которой он находился, не была лишь молчаливой свидетельницей, она была участницей тех событий. Сегодня ещё рано оценивать его роль как Патриарха - для этого нужно время - но кое-что уже можно сказать. Патриарх Павел имел личную харизму, авторитет и характер терпеливого человека, но он был и объектом манипуляции. Им манипулировали владыки, и в Священном Синоде, и в Соборе, направляя его давать духовную поддержку войне. Патриарх лично отдавал себе отчёт в том, что это не имеет смысла, что это принесёт много зла, но ему не удавалось это предупредить или предотвратить. Но если посмотреть на разные моменты его жизни и власти, то могу однозначно сказать: он останется в памяти благодаря личным качествам, которые никто не отрицает - подвижника, духовного и скромного человека. Он до конца остался человеком равновесия между несогласными сторонами в церковном Синоде и Соборе, остался человеком, выступающим за единство.

Айя Куге: Патриарх Павел постоянно призывал к примирению между югославскими народами, говорил, что на зло никогда нельзя отвечать злом, - только любовью. Но к нему часто не прислушивалось даже верховное духовенство сербской церкви. Порой складывалось впечатление, что к нему относятся с благосклонным пренебрежением – мол, Павел старый человек, не из сего мира. Ровно год назад Патриарх подписал прошение об отставке, обосновав его немощью, однако Священный архиерейский собор Сербской православной церкви принял решение не удовлетворять прошение Патриарха. Епископы были не в состоянии договориться о том, кого выдвинуть в преемники. Это, по мнению многих, указывает на сложную атмосферу в сербском православном духовенстве.
Напомню – мы разговариваем с сербским социологом религии Мирко Джорджевичем.

Мирко Джорджевич: Павел пришёл на церковный престол, когда обстановка в сербской церкви была сложной. Старый Патриарх Герман был тяжело болен, вскоре он впал в кому, и тогда Павла, ещё при жизни Германа, избрали новым патриархом. И теперь, когда ушёл Павел, обстановка с церкви осталась такой же сложной - церковь в течение этих лет претерпела целый ряд потрясений. У Патриарха Павла было много хороших намерений, но не многие из них ему удалось осуществить. Судьба даровала ему горькую чашу: много разочарований, успехов и падений, но вне зависимости от этого Павел остался человеком диалога с инакомыслящими.

Айя Куге: Как Патриарха Павла при жизни воспринимали в сербском обществе?

Мирко Джорджевич: Народ его воспринимает двояко. С одной стороны, люди его любят, потому, что он был первым патриархом, который вышел в народ – без колоколов, без формальностей, без блеска. Сербский патриарх в прямом смысле пришёл к людям – он ходил между ними и разговаривал, на улице, в магазине, в автобусе. Многие из тех людей, которые знали его слабости, понимают его падения и успехи. В самой церкви, и в кругу людей, близких к ней, есть те, кто ещё при его жизни утверждал, что Патриарх Павел святой. Однако сам Павел к этому относился с иронией, воспринимал это как подхалимство. Теперь все его оплакивают, но видно, что и этому кто-то хотел бы придать оттенок манипуляции в политических целях.

Айя Куге: Президент Сербии Борис Тадич сказал, что кончина патриарха Павла «великая утрата, Павел был тем человеком, который своим существованием объединял всю нацию». Руководящие в Сербии политики встали рядом с гробом, президент Тадич принял участие в заседании Священного архиерейского синода. В стране был объявлен трёхдневный национальный траур, который в Белграде продлён и на четвёртый день. Несмотря на то, что в Сербии свирепствует эпидемия гриппа, никто из ответственных лиц не возражает, что граждане приходят к гробу, целовать руку усопшего Патриарха, приводят поклониться маленьких детей. Из-за смерти церковного предстоятеля, жизнь в Сербии как будто остановилась.

Мирко Джорджевич: Большая часть политической элиты в Сербии пытается сделать политический маркетинг на смерти Патриарха Павла. Так, оказалось, что президенту Борису Тадичу не ясно, что церковь и государство отделены, что он должен отдать почести Патриарху, но не имеет права присутствовать на заседании Священного Синода. Это кажется невероятным! Впрочем, на самом деле в Сербии уже давно прошла клерикализация общества, и мнение церкви учитывается как во внутренней, так и во внешней политике. Теперь у нас правящая коалиция хочет воспользоваться популярностью усопшего Патриарха Павла, ну и оппозиции также не против извлечь для себя пользу. С его уходом, по моему мнению, открыты многие важные вопросы, в том числе и неприятные. Перед сербской православной церковью стоит необходимость реформ, а сопротивление внутри церкви довольно-таки сильное. С другой стороны, силу набирает либеральное крыло владык, выступающих за перемены, за то, что нужно подвести черту под предыдущим периодом, действовать по другому. Но это зависит от выбора нового Патриарха.

Айя Куге: В период болезни предстоятеля Сербской церкви его функции исполнял Священный синод, во главе которого стоит митрополит Черногорско-Приморский Амфилохий. После смерти Павла, консервативный и, как считают, любящий власть Амфилохий, до определения нового патриарха, назначен местоблюстителем патриаршего престола. Согласно уставу Сербской православной церкви, новый патриарх должен быть избран в течение трех месяцев, и не позже. Процедура очень старинная библейская: Священный собор, на котором присутствуют не менее двух третей епископов, выбирает тайным голосованием абсолютным большинством трех кандидатов. Бумажки с именами трех кандидатов запечатываются в конверт. После молитвы один из старейших игуменов достает одну – так что новый предстоятель избирается с помощью жребия. Однако из Патриархии уже поступают заявления, что выборы нового Патриарха могут быть отложены до весны. Говорят, владыки хотят отложить выборы из-за разногласий по поводу кандидатов в патриархи.

Мирко Джорджевич: Это именно так – ясно, что предстоит борьба между разными течениями. Для сербской церкви характерно то, что отношения среди высшего священства меняются со дня на день. Есть сильные кандидаты, а есть и митрополит Амфилохий, который де-факто уже исполняет эту должность. Нам просто придётся подождать.

Айя Куге: Мы беседовали с белградским социологом религии Мирко Джорджевичем. Место захоронения в монастыре Раковица на окраине Белграда патриарх выбрал сам и внёс своё желание в завещание. Синод сообщил, что детали завещания не будут преданы гласности. Известно лишь, что единственное своё имущество – ручные часы и будильник – Павел завещал внукам своего брата.
XS
SM
MD
LG