Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Белые офицеры в Гражданской войне в Испании


Ирина Лагунина: В гражданской войне в Испании конца тридцатых годов прошлого столетия участвовали советские военнослужащие, посланные в помощь республиканского правительства. И этот факт довольно широко известен. Менее известно, что на стороне противостоящих республике повстанческих войск генерала Франко тоже воевали россияне – представители «белой» иммиграции. О них рассказывает наш корреспондент в Испании Виктор Черецкий.

Виктор Черецкий: Инициатива помочь испанским повстанцам в борьбе против левого просоветского правительства принадлежала проживавшему в то время во Франции белогвардейскому генерал-лейтенанту Евгению Миллеру, председателю Российского общевоинского союза – РОВС. Первые добровольцы – члены РОВС - отправились в Испанию в 36 году и вскоре уже сражались в составе ополченцев-наварцев – в нескольких «терциях»-батальонах, в рядах так называемых «рэкэтэ» или «красных беретов». Лозунг наварцев, называвших себя хранителями христианских традиций, - «За веру, короля и Отечество!» перекликался с российским «За веру, царя и Отечество!» и весьма импонировал россиянам, как и само участие в войне, объявленной освободительным «крестовым походом» против большевизма. Импонировала и эмблема наварцев – двуглавый орел. Речь шла о бывших офицерах царской армии – от поручиков до генералов. Рассказывает мадридский историк и писатель Сесар Видаль, автор ряда книг о гражданской войне в Испании:

Сесар Видаль: Франко был консерватором и человеком военным. О создании государства фашистского типа он особо не думал. Эта «модная» в те времена идеология его не привлекала. Испанских фалангистов, заимствовавших свою идеологию от итальянских фашистов, он недолюбливал, полагая, что общество вообще следует деполитизировать. Думается, что россиян, отправлявшихся воевать в Испании, привлекала не только возможность вновь сразиться с большевизмом, но и идеи повстанцев - их защита традиционных христианских ценностей, исторически сложившегося образа жизни и монархии.

Виктор Черецкий: Несмотря на то, что все прибывшие офицеры –всего около 80 человек - были профессионалами с большим опытом, высоких чинов в рядах повстанцев они не получили. Воевали на первых порах рядовыми, в лучшем случае, капралами и сержантами. Тщетными остались попытки генерала Николая Шинкаренко-Брусилова добиться у Франко создания отдельной российской добровольческой части. Генерал, занимавшийся во Франции литературной и журналистской деятельностью под псевдонимом «Николай Белогорский», прибыл в воюющую Испанию в качестве корреспондента. Но его журналистская работа продолжалась недолго – он вступил в «терцию» наварцев. Через некоторое время, после ранения и производства в испанские лейтенанты, Шинкаренко предстал перед Франко с предложением создать российскую часть, что, по его мнению, должно было привлечь под испанские знамена многих бывших белогвардейцев. Генерал внимательно выслушал россиянина, но ответил отказом. В его рядах сражались представители многих народов: французы, англичане, марокканцы, южноафриканцы, представители разных стран Латинской Америки, армяне и даже евреи, приехавшие из Северной Африки и Палестины. И многие из них, к примеру, армяне, претендовали на создание своей собственной воинской части. Ну а Франко, как профессиональный военный, полагал, что армия должна быть единой с единым командованием.

Сесар Видаль: В сражениях нашей гражданской войны, как известно, россияне принимали участие и с одной, и с другой стороны. На стороне Франко сражались бывшие российские офицеры с опытом Первой мировой и гражданской войны в России. Безусловно, это была лишь горстка людей, но они оставили о себе память даже в нашей литературе. Так, героем одного из лучших романов о гражданской войне в Испании стал русский офицер-кавалерист, воевавший в рядах франкистов. Речь идет о романе Сальвадора Гарсиа де Прунеда «Одиночество Алькунесы», написанном в начале 60-ых годов прошлого столетия на основе реальных событий войны.

Виктор Черецкий: После своей победы над республикой и прихода к власти в 39-ом году, Франко проявил щедрость по отношению к россиянам: им была назначена пенсия, учитывая, что большинство добровольцев были людьми немолодыми, и предоставлено испанское гражданство. Генерал Шинкаренко всем этим воспользовался и остался жить на севере Испании в городе Сан-Себастьян. Он погиб – попал под машину - в 68-ом году в возрасте 78 лет. По-иному сложилась судьба генерала Анатолия Фока. Он также вступил добровольцем в армию Франко, ибо свое участие в гражданской войне в Испании рассматривал, как продолжение борьбы за «белую идею». Генерал Фок был зачислен в «терцио» имени королевы Марии де Молина. Он погиб на Арагонском фронте в бою в деревне Кинто, в долине реки Эбро, в августе 37 года. Вместе с ним погиб другой русский офицер — штабс-капитан Полтухин. Считается, что, будучи окруженными республиканцами, они покончили с собой, чтобы не сдаться врагу. На недавно состоявшемся в Кинто митинге памяти вспоминались и погибшие россияне. Лидер общественной организации Испанское католическое движение Хосе Луис Корраль тогда заявил:

Хосе Л. Корраль: Мы вспоминаем бои, которые проходили в этих местах, и в которых погибло столько бойцов-ополченцев, благородных рыцарей, товарищей по «крестовому походу». Здесь родилось боевое братство христианского воинства – и Запада, и Востока. Наши братья пришли к нам, чтобы помочь защитить веру, свободу и наши традиции. Сейчас они, вместе с другими христианскими мучениками, взирают на нас с небес. Они побеждали превосходящего численно и лучше вооруженного врага благодаря своей вере в Бога и другим высоким идеалам. Вечная им память!

Виктор Черецкий: Фотографии и другие материалы об участии российских добровольцев в терциях «рэкэтэ» хранятся в музее города Табар в Наварре.
Известно, что после нападения Германии на Советский Союз, Франко в знак благодарности Гитлеру за помощь в годы гражданской войны послал на восточный фронт так называемую «Голубую дивизию». В ее составе также были бывшие белогвардейцы, прошедшие войну в Испании – Сергей Артюхов, Константин Гончаренко, Сергей Гурский и другие. Некоторые из них погибли на Волховском и Ленинградском фронтах. Несколько ветеранов воевали на Восточном фронте в составе итальянской армии. Часть российских офицеров, сражавшихся в свое время в Испании, к примеру, Григорий Ламсдорф и Игорь Захаров, попали в конце второй мировой войны в армию генерала Власова.
Несколько бывших добровольцев помоложе продолжали служить в испанской армии, в основном, в иностранном легионе, вплоть до 60-десятых годов. Это князь Георгий Зелим-бек, Борис Ильин, Иван Сальников, Павел Зотов и другие. Вадим Клименко потерял в России, где находился в составе «Голубой дивизии», обе ноги. Несмотря на это, после войны он окончил офицерскую школу и продолжил служить в испанской кавалерии. Оставил службу в чине майора. Умер в Мадриде в 78-ом году.
До недавнего времени сотрудничество с генералом Франко белых добровольцев многие считали чуть ли не «темной страницей» русской иммиграции. Однако, время все расставило на свои места. Историк Сесар Видаль:

Сесар Видаль: Известно, что первой жертвой любой войны становится правда. Известно также, что все войны породили свои собственные мифы и легенды. Некоторые легенды настолько внедрились в общество, что стали восприниматься людьми как правда. Ну а подлинная история в ряде случаев забылась или стала невыгодной с точки зрения той или иной идеологии. Гражданская война в Испании в этом смысле не исключение. Один из вопросов, который до сих пор воспринимается неоднозначно, это являлась ли данная война столкновением демократии с фашизмом? Правда ли это или миф?

Виктор Черецкий:
Испанские левые идеологи безапелляционно утверждают, что «правда», что испанская республика была идеалом демократии, а восставшие против нее военные – закоренелыми фашистами. Отсюда по логике вещей следует и другой, правда, довольно «дикий» на слух, вывод – поддержавший республику оружием и военными специалистами глава советского государства Иосиф Виссарионович Сталин был тоже демократом, к тому же единственным из руководителей великих держав. Напомню, что главы США, Франции и Великобритании воздерживались от прямой поддержки республики. Их позиция, по мнению исследователей, как раз и объяснялась тем, что они сомневались в ее демократизме. Вопрос анализирует независимый исследователь, автор ряда книг о гражданкой войне Пио Моа:

Пио Моа: Я полагаю, что речь идет о главной фальшивке нашей гражданской войны. В этом легко убедиться, лишь взглянув на состав правительства республики. В него не входила ни одна демократическая партия. Это были, в основном, марксисты-сталинисты и радикальные региональные сепаратисты. Их поддерживали анархисты, троцкисты и прочая публика, далекая от понятия «демократия». Миф о столкновении демократии с фашизмом усиленно распространялся по миру деятелями Коминтерна по личному указанию Сталина. И надо сказать, делалось это довольно успешно, учитывая положение в мире накануне втором мировой войны и озабоченность западной общественности подобным положением. На самом деле, к моменту восстания военных под руководством Франко демократией в Испании давно не было. Она была полностью уничтожена левыми радикалами.

Виктор Черецкий: Другой испанский исследователь – Хосе Родригес Лавандейра отмечает, что ко времени восстания военных в стране царил произвол и хаос. Представителей демократической оппозиции убивали из-за угла, левые радикалы жгли церкви и разоряли монастыри. Безработица росла с каждым днем, производство останавливалось – предприниматели опасались национализации т физической расправы - бежали из страны.

Хосе Родригес Лавандера: Любой режим, чтобы называться демократическим, должен представлять все общество. А испанская республика приняло такую избирательную систему, которая ставила заслон, к примеру, голосам сельских жителей, которые в своей массе являлись монархистами. Левые посчитали, что подобные голоса им только мешают, ведь они отражают настроения «реакционных» слоев населения. То есть, считайте, что примерно половина избирателей вообще не была представлена в парламенте. И это не все: левое правительство приняло так называемый Закон о защите республики, который открывал дорогу к их диктатуре, то есть практически давал возможность правительству действовать бесконтрольно.

Виктор Черецкий: Возвращаясь к теме участия российский белоэмигрантов в войне в Испании, отметим, что некоторые из них к моменту начала гражданского конфликта 18 июля 1936 года уже проживали в этой стране. Их симпатии также были на стороне восставших военных. Один из них – летчик Всеволод Марченко проживал в Испании с 22 года. Он пилотировал самолеты, работал инструктором авиашколы и был в течение ряда лет даже директором мадридского аэропорта Барахас, который в настоящее время является одним из самых крупных в Западной Европе. С начала войны он летал на бомбардировщике. Был сбит в сентябре 37 года, попал в плен и был расстрелян республиканцами. Другой летчик – Николай Рагозин воевал всю гражданскую войну и продолжал служить в испанской авиации в послевоенные годы – дослужился до подполковника. Ну а белоэмигрант Михаил Крыгин, служивший в испанской военной авиации, оставался всю войну в рядах республиканцев. Летать ему было запрещено – он работал на аэродроме, а в конце войны вместе с республиканскими войсками отступил во Францию и больше в Испанию не возвращался.
Более трагично сложилась судьба генерала-корниловца Николая Скоблина. Как явствует из российских источников, он являлся одновременно активистом движения белоэмигрантов в Париже, агентом НКВД и шпионом германской разведки. Это якобы его руками был подготовлен компромат на маршала Тухачевского, он же передал в руки сотрудников НКВД в Париже генерала Миллера, руководителя Российского общевоинского союза, который затем был тайно вывезен в СССР и расстрелян. Осенью 37-го года Скоблин оказался в Испании, где по одной из версий попал в руки сталинских агентов Наума Эйтингона и Лейбы Фельбинга, которые сбросили его живым с самолета. Сесар Видаль:

Сесар Видаль: Присутствие сотрудников НКВД в Испании было значительным и их роль во время войны была весьма заметной. К примеру, они помогли испанским коммунистам создать сеть особых отделов, которые занимались чистками в республиканских рядах. Агенты НКВД помогли Компартии расправиться с собственными диссидентами, а затем и с анархистами. Кроме того, они научили испанских чекистов методам самых изощренных пыток и допросов, способных сломить психологически любую личность. Особенно активно действовали советские агенты в Барселоне в 1937 году.

Виктор Черецкий: Последние из российских белоэмигрантов, участников гражданской войны в Испании, скончались в 80-ые годы. Их могилы можно найти сегодня во многих уголках страны - от Сеуты – в испанском анклаве в Северной Африки до Сан-Себастьяна – на севере Иберийского полуострова.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG