Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Спор о юных преступниках


По официальной статистике, в России 30 процентов осужденных подростков становятся рецидивистами, возвращаясь уже во взрослые зоны (на снимке - воспитанники одной из российских колоний для несовершеннолетних).

По официальной статистике, в России 30 процентов осужденных подростков становятся рецидивистами, возвращаясь уже во взрослые зоны (на снимке - воспитанники одной из российских колоний для несовершеннолетних).

24 ноября в Москве Общественный комитет в защиту семьи, детства и нравственности и ряд православных организаций проведут слушания "Ювенальная юстиция – угроза семье, обществу и государству". Это своеобразный ответ на недавние слушания в Госдуме, на которых обсуждалось, как ускорить внедрение так называемых ювенальных технологий в деятельность судов и комиссий по делам несовершеннолетних.

Ювенальная юстиция – система правосудия по делам несовершеннолетних (особый порядок судопроизводства по таким делам, отдельная система судов), а также концепция деятельности органов власти и управления в области социальной поддержки и реабилитации малолетних правонарушителей, защиты прав несовершеннолетних. Ювенальная юстиция предполагает попечительский подход, то есть заботу о дальнейшей реабилитации юных правонарушителей, а не просто их наказание.

Споры о том, нужна ли России ювенальная юстиция, идут около 10 лет. В трех десятках регионов осуществляются пилотные проекты в этой сфере. Появление там ювенальных судов, считают эксперты, положительно повлияло на ситуацию: число повторных преступлений, совершенных подростками, уменьшилось. Для этого, правда, потребовалось вмешательство психологов и социальных работников в частную жизнь неблагополучных семей – против чего как раз резко выступает "православная общественность".

До революции в России существовала собственная модель ювенальной юстиции: подростки моложе семнадцати лет отбывали наказание в специальных воспитательно-исправительных заведениях, некоторые определялись в монастырь их вероисповедования. Новая ювенальная юстиция, формируемая на основе западных моделей, разрушит традиционную семью – уверен сопредседатель "Народного Собора" Владимир Хомяков:
Появляется некий чиновник, который получает право доступа в семью и право "руководить" родителями, объяснять им, как им надлежит выполнять некие правила, написанные, опять-таки, другими чиновниками

- Что получается? Детям объясняют, что у них сызмальства имеется целый ряд прав и нет обязанностей, которые связаны с этими правами. А обязанности, наоборот, все возлагаются на родителей. При этом появляется некий чиновник, который получает право доступа в семью и право "руководить" родителями, объяснять им, как им надлежит выполнять некие правила, написанные, опять-таки, другими чиновниками. Это категорически неприемлемо с точки зрения христианской. Не будем забывать пятую заповедь – "Чти отца и мать". "Чти отца и мать" означает не просто "оказывай им уважение", но и "оказывай им повиновение". Ребенок мал, он не в состоянии оценить, что ему на пользу. Часто на родителей ложится не только ответственность за то, кем будет ребенок, но и различные аспекты воспитания, отказаться от которых не позволяет ни традиция, ни вера, ни просто желание добра своему ребенку. А в данном случае нас пытаются учить, как именно следует воспитывать детей, – говорит Владимир Хомяков.

Но оставить систему российского законодательства в части, касающейся несовершеннолетних, такой, какова она сегодня, нельзя, утверждает президент общественной организации содействия защите прав детей "Право ребенка" Борис Альтшулер. При этом ювенальную юстицию неправильно рассматривать как некую силу, разрушающую семью:

- Как раз современная система, существующая в России, совершенно карательная в отношении семьи. Примерно 115-120 тысяч
На самом деле, все действия должны быть направлены на укрепление семьи, сохранение семьи для ребенка. В крайнем случае, если нельзя ребенка оставлять с кровными родителями
новых сирот в год – это прямой результат действия государственной машины, которую мы называем "фабрика сиротства". Есть заинтересованные силы, есть круги, которые питаются буквально этой детской бедой. Настоящий "Россиротпром". В России, если ребенка отбирают у родителей, его делают сиротой. И на содержание этих сирот выделяются очень большие деньги. Ясно, что это выгодно кому-то. Нам нужна современная система защиты детства. Сегодня такой системы в стране просто нет. На самом деле, все действия должны быть направлены на укрепление семьи, сохранение семьи для ребенка. В крайнем случае, если нельзя ребенка оставлять с кровными родителями, все равно должна быть замещающая семья. Но первоочередной задачей все равно должно оставаться сохранение кровной семьи. Что предполагает введение специальных ювенальных судов, специальное рассмотрение дел несовершеннолетних. Как это делалось, например, в Ростовской области? Суд выносит определенные постановления, которые заставляют систему на местах наконец немножко шевелиться, работать, что-то делать с этими детьми. В смысле какого-то наставничества, устройства, работы с семьей… Профессиональной работы – не разрушительной, а, наоборот, восстановительной, – говорит Борис Альтшуллер.

Сегодня государство все равно вмешивается в "семейные дела". Но делается это часто грубо и некомпетентно, рассказывает директор Национального центра по предотвращению насилия "Анна" Марина Писклакова:

- Вопросами лишения родительских прав ведают органы опеки и попечительства. И комиссии по делам несовершеннолетних занимаются ситуацией в семьях… Только, к сожалению, очень много сегодня осталось советских механизмов и советского менталитета, которые больше ориентируются на подавление, наказание, на карательные меры, а не на профилактические. Но ведь даже если ребенок совершил преступление, должны быть шансы какой-то реабилитации, а не только шансы понести наказание…

- Обязательно ли менять российские законы, чтобы улучшить работу по профилактике подростковых правонарушений, более гуманно подходить к проблеме наказания малолетних преступников и помогать им становиться на путь исправления? – задал корреспондент Радио Свобода вопрос члену Общественной палаты Олегу Зыкову, давно выступающему за создание в России системы ювенальной юстиции. – В нынешнем российском праве действительно нет термина "ювенальная юстиция" или "ювенальный суд", однако в уголовно-процессуальном законодательстве существуют нормы, касающиеся именно несовершеннолетних, и они имеют определенную специфику. Кроме того, существует федеральный закон об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений. Этого недостаточно?

- Недостаточно, – объясняет Олег Зыков. – Нужно, чтобы законодательно была зафиксирована именно роль судебной системы. Необходима специализация судебной процедуры в отношении несовершеннолетних, ответственность суда за свои собственные решения, которые содержат оценку причин, по которым ребенок совершил правонарушение. Одна из функций ювенальной юстиции – профилактическая: рассматривая судьбу конкретного ребенка, через частное постановление суда влиять на те социальные процессы, которые происходят на территории, где живет подсудимый… Не говоря уже о том, что само судебное решение ювенального суда становится программой индивидуальной реабилитации ребенка. Всё это – способ совершенствовать систему, которая у нас уже сложилась.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG