Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Русское культурное наследие в Средней Азии под угрозой


Вслед за вырубкой вековых платанов в сквере Амира Тимура власти Ташкента взялись за разрушение здания бывшей церкви при Учительской семинарии

Вслед за вырубкой вековых платанов в сквере Амира Тимура власти Ташкента взялись за разрушение здания бывшей церкви при Учительской семинарии

На прошлой неделе, 19 ноября, в Ташкенте было снесено здание бывшей церкви при учительской семинарии, построенной в конце XIX века по проекту известного российского архитектора Алексея Бенуа, в воскресенье об этом сообщил телеканал "Вести". Пятиглавая домовая церковь во имя благоверного великого князя Александра Невского была построена в 1898 году.

В советские годы в здании, с которого предварительно сняли купола, размещалась публичная библиотека, затем - различные коммерческие банки. При этом храм продолжал оставаться в реестре памятников, охраняемых государством. Ряд узбекских СМИ считает, что на месте церкви будет построено современное административное здание.

Владимир Кара-Мурза: В столице Узбекистана Ташкенте снесен православный храм, построенный в конце 19 века по проекту известного российского архитектора Алексея Бенуа, церковь во имя Благоверного Великого князя Александра Невского. Православная община Узбекистана до сих пор не получила никаких объяснений от местных властей и главы ташкентской иерархии митрополита Владимира. В те же дни в Парке славы демонтирован монумент Защитнику Родины и бюсты советских военачальников. В Минобороны Узбекистана заявили, что советские памятники не вписываются в основную концепцию мемориального комплекса полководца Тамерлана. Ситуацию с правами соотечественников-россиян, живущих в Средней Азии и лишающихся памятников культурного наследия, мы обсуждаем с обозревателем газеты "Время новостей", экспертом по региону Аркадием Дубновым. Чем вы объясняете столь недружественные шаги официального Ташкента по отношению к памятникам российской культуры?

Аркадий Дубнов: Дело в том, что ничего нового, принципиально нового в том, что происходит сейчас, я не вижу. Просто достаточно вспомнить, как полтора или два года назад в Ташкенте снесли, демонтировали памятник известной семье узбекского
Все признаки, все символы, видимо, каким-то образом отягощают, уводят новую концепцию историческую Узбекистана в сторону от того пути, который ему предначертал сам господин Каримов
кузнеца, который усыновил в годы войны 15 детей из семей эвакуированных в Узбекистан. Кстати, моя мать еще до моего рождения вместе с моим старшим братом и сестрой тоже были в эвакуации в Ташкенте, и я с тех пор знаю, что Ташкент – это исключительно добрый, добросердечный город. Так вот почему-то с Площади Дружбы народов были демонтированы эти памятники. Почему? Ответьте на этот вопрос. Думаю, что руководство Узбекистана и в первую очередь бессменный президент Ислам Каримов все-таки исходят из того, что независимое государство Узбекистан, им возглавляемое, не может быть до конца суверенным, пока не освободится от признаков имперского, советского прошлого и колониального российского царского прошлого. Все признаки, все символы, видимо, каким-то образом отягощают, уводят новую концепцию историческую Узбекистана в сторону от того пути, который ему предначертал сам господин Каримов.

Владимир Кара-Мурза: Андрей Грозин, руководитель отдела Средней Азии Института стран СНГ, считает, что Узбекистан рвет с неугодным историческим прошлым в составе Российской империи.

Андрей Грозин: То, что происходит в Узбекистане - это скорее месседж своеобразный в сторону России, отсюда и снос церкви, построенной по проекту Бенуа. Кроме того, Узбекистан вообще занимает в этом плане очень жесткую позицию, жестче даже, чем Туркмения. Это единственная страна в регионе, где есть так называемый музей оккупации по типу прибалтийских или грузинского и украинского. Узбекистан, в отличие от своих ближайших соседей, пытается очень четко выстроить некую новую модель идеологии. Для этого необходим окончательный полный разрыв с прошлым. Причем если первые годы независимости под прошлым в основном понималось тоталитарное советское прошлое, то сейчас период, период Российской империи, тоже отрицается полностью.

Владимир Кара-Мурза: Все мы знаем, что Ташкент - синоним дружбы народов Советского Союза. Насколько ценят официальные власти Узбекистана ту помощь, которая была оказана республике после разрушительного землетрясения?

Аркадий Дубнов: Вообще говоря, апрель 66 года, просто очень хорошо помню те дни, я был, естественно, в Москве, наблюдал по
Я думаю, что, честно говоря, то, что происходит в эти дни, я назвал бы 10-14 дней ноября, которые потрясли Ташкент – это еще одно землетрясение
телевизору, по радио, что говорили и показывали, в Ташкенте перестали об этом вспоминать и говорить. Потому что если об этом говорить, то надо вспоминать, что там были улицы и кварталы, названные в честь тех городов и республик Советского Союза, которые помогали восстанавливать этот город. И без этого нельзя говорить об этом землетрясении. Я думаю, что, честно говоря, то, что происходит в эти дни, я назвал бы 10-14 дней ноября, которые потрясли Ташкент – это еще одно землетрясение. Я в какой-то статье так и написал, что это просто землетрясение, которое происходит сегодня в Ташкенте просто оно рукотворное, руками узбекских властей. Стирается, уничтожается, рушится, режется, выкорчевывается все, что так или иначе связано с историческим прошлым. Да, оно было тяжелым, оно было и кровавым, и преступным, но оно было.

Поэтому все памятники уничтожить, так же, как уничтожают, выкорчевывают, 11 ноября начали выкорчевывать, фактически закончили это делать и скоро закатают полностью под асфальт знаменитый сквер ташкентский. Недавно назывался Сквер революции в советские годы, перед этим. А он был заложен в конце 19 века генерал-губернатором Черняевым. И выкорчевали 120-130-летние платаны. Почему, вы спрашиваете. Потому что на этом кусочке земли центральном ташкентском, вокруг него выстроен был музей Тимуридов, с другой стороны выстроен в этом году Дворец форумов и эти огромные ветвистые платаны, где можно было укрываться в тени в азиатскую жару, они, видимо, прикрывали обзор, с точки зрения охраны, секьюрити Каримова, всех высших должностных лиц. Нельзя, видимо, контролировать. Все решили убрать. Потому что это еще к тому же памятник царского прошлого.

Надо зайти на сайты интернет-форумов, которые пишут о ситуации в Узбекистане, в Средней Азии, например, на сайт Фергана.ру, вы увидите, какие там форумы, как люди пишут, плачут, рыдают. Пишут со всех концов земли, куда уехали в эмиграцию бывшие ташкентские жители, вообще узбеки, жившие в Узбекистане. Они просто потрясены тем, что сегодня происходит. Вот это землетрясение еще одно.

Владимир Кара-Мурза: Федор Шелов-Коведяев, бывший первый заместитель министра иностранных дел Российской Федерации, удручен практикой двойных стандартов.

Федор Шелов-Коведяев: Мы очень избирательно реагируем на факты, когда тем или иным образом пересматривается история. Мы очень многое прощаем нашим восточным соседям, будь то бывшие советские республики или Китай, скажем, и очень эмоционально реагируем, когда это происходит на территории Прибалтики, Польши или Украины. И такой двойной стандарт, он, собственно, и позволяет многим действовать по своему усмотрению. Мы можем вспомнить достаточно тяжелые события, которые происходили при Сапармурате Ниязове на территории Туркмении, это было связано и с нашими гражданами в том числе, достаточно много неприятных событий происходит в Узбекистане, которые наносят урон нашему достоинству. В Узбекистане это тоже не первый случай. Поэтому, я думаю, что здесь должна быть ясная четкая позиция наша. А в отсутствии четкой и ясной позиции действия Каримова вполне понятны, у него сложное положение внутри страны, ему надо как-то уровнять козыри с исламистами и поэтому временами показывать, что он правоверный мусульманин.



Полный текст программы появится на сайте РС в ближайшее время.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG