Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

“Кинообозрение” с Андреем Загданским. Корнелиу Порумбою, “Полицейский, прилагательное"






Александр Генис: После успешной премьеры на Нью-Йоркском фестивале, в элитарных залах города начинается прокат очередного румынского фильма, за которыми уже привыкли охотиться взыскательные американские зрители - не говоря уже о восторженных критиках. У микрофона - ведущий нашего "Кинообозрения" Андрей Загданский.

Андрей Загданский: Новая картина еще очень молодого румынского режиссера Корнелиу Порумбою доставила мне вполне ожидаемое удовольствие. Ожидаемое, потому что я ждал остроумного, малословного фильма, в котором авторы из бытовой ежедневной ерунды выращивают некую универсальную притчу об обществе и абсурдности нашего бытия. Именно таким был предыдущий фильм Корнелиу Порумбою “1208 к Востоку от Бухареста”, в русском, наверное, более точном переводе “Было или не было?” о годовщине той самой румынской революции, которая потрясла мир в 1989 году и положила конец коммунистическому режиму в Румынии.

Александр Генис: Вы знаете, Андрей, это один из самых обаятельных фильмов, который был снят в постсоветское время, после падения Берлинской стены, на постсоветской территории. По-моему, это шедевр комического восприятия реальности, и я, честно говоря, с завистью смотрел этот фильм: мне жалко, что не получился такой фильм у русского кино.

Андрей Загданский: Плюс - шедевр минимализма. Фильм абсолютно минималистический и такое впечатление, что он снят вообще в двух-трех кадрах. Новый фильм Порумбою, как и обещает название - о полиции. Главный герой фильма - Кристи - проводит слежку за старшеклассниками в маленьком провинциальном румынском городке. Старшеклассник, которого мы, кстати, никогда не видим, курит марихуану и иногда угощает своего приятеля и свою подружку. Приятель, собственно говоря, по дружбе и донес на парня, потому что ему нравится девушка. Теперь полиция, в частности, следователь Кристи, ведут неустанную служку, чтобы поймать парня с поличным и упрятать в тюрьму на 7 лет за курение марихуаны. Бессмысленность этого наказания сопоставима с бессмысленностью всей полицейской слежки и всей полицейской рутины по поводу этого “большого криминального дела”: абсурдные бумаги, доклады и доносы, маленькие хитрости и маленькие конфликты становятся материалом изысканной и тонкой комедии быта и нравов. Это фильм по-настоящему смешной в том редком и очень ценном юмористическом качестве, когда автор не старается смешить зрителей, но его острая наблюдательность и внимание к почти ничтожным деталям быта, скажем, как герой, следователь Кристи, греет суп в кастрюле, потом молча поедает горячий суп в полном одиночестве в пустой и неуютной кухне, делает фильм по настоящему смешным. Кажется, что может быть в этом смешного? Замечательно смешно! Как и предыдущий фильм Порумбою, фильм снят в документальной манере, близкой ранним фильмам, например, Джима Джармуша - в фильме много длинных кадров, снятых с одной точки неподвижной камерой. И эта неподвижная камера подчеркивает эффект документального, подсмотренного, не постановочного. Зачастую мы даже не видим полностью актера, не видим его лица, только руку или пол туловища, и все это дает ощущение абсолютной достоверности и, одновременно с этим, это очень смешно. Кульминация фильма тоже снята одним длинным кадром, с одной точки. Это сцена длинной и совершенно абсурдной беседы Кристи с его боссом, капитаном полицейского участка. Один раз в комнату входит секретарша, чтобы принести, по требованию босса, “Словарь румынского языка”. И в этой последней, восхитительно написанной сцене, которая мне напомнила лишь философские или религиозные дискуссии двух героев в “Бульварном чтиве” Тарантино, герой Кристи отказывается от ареста с поличным нашего злополучного школьника, который курит марихуану, ибо “не хочет отягощать свою совесть”. Вот поэтому понадобился словарь. Босс хочет продемонстрировать Кристи, что тот на самом деле не понимает подлинного значения слова “совесть”, значения слов “мораль” и “закон”, и кто такой “полицейский”. И вот эта вся сцена с чтением из словаря и неспешными, совершенно идиотическими дискуссиями о морали и долге полицейского - маленький шедевр, фильм в фильме.

Александр Генис: Андрей, у меня такое ощущение, что кинематографическое пламя перебрасывается с одной страны в другую. Был расцвет польского кино, китайского кино и вот пришло время румынского кино. Что его делает столь отличным от других постсоветских стран, скажем, от российского современного кино?


Андрей Загданский: Вы знаете, Саша, быт в румынском кино очень похож на быт постсоветских фильмов: тот же самый мусор, те же самые покосившиеся заборы, грязь, неуютно, холодно, неприятно. Но, в отличие от постсоветских фильмов, румынское кино смотрит куда выше, планка, которую они ставят, гораздо интереснее, соединение абсурдного и бытового, Кафки с Ионеску, с реальной, какой-то чеховской наблюдательностью…

Александр Генис: Или вампиловской.

Андрей Загданский: Очень хороший пример! Это дает какое-то новое качество, это более, чем реально - это философично, это очень высоко. На сегодняшний день румынское кино действительно становится каким-то кинематографическим центром Европы. Когда-то была французская “Новая волна” или итальянский неореализм, а сегодня - румынский кинематограф.
XS
SM
MD
LG