Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В газовом споре Россия ставит на двух кандидатов


На переговорах в Ялте главы правительств России и Украины превзошли самих себя.

На переговорах в Ялте главы правительств России и Украины превзошли самих себя.

Нетипичная для Владимира Путина и Юлии Тимошенко готовность идти на взаимные уступки, продемонстрированная на последних "газовых" переговорах, удивила наблюдателей. Какую роль в этом сыграл политический аспект? В интервью РС — американский эксперт Роман Купчинский.

"Да, Украине было тяжело каждый месяц четко, как часы, платить за газ. Но это первый раз за 18 лет, когда Украина заплатила своевременно. И кризис этому не помешал. И, конечно, тот шаг, который сделало правительство России, Владимир Владимирович, "Газпром", чтобы не начислять штрафные санкции Украине в 2009 году, мы ценим. Это помогает Украине сбалансировать "Нафтогаз", сбалансировать всю нашу работу", — покладистость премьер-министра Украины Юлии Тимошенко, продемонстрированная ею на переговорах в Ялте, удивила многих.


Еще большее изумление у наблюдателей вызвала речь российского премьера Владимира Путина. "Нам с правительством Тимошенко работать комфортно. Считаю, что за время нашего сотрудничества отношения между Россией и Украиной стали стабильнее и укрепились", — заявил он.


Некоторые обозреватели, конечно, заметили, что слово "сотрудничество" далось российскому премьеру с трудом, но это ничто по сравнению с урегулированными отношениями вокруг газовой трубы. Первая реакция, конечно, сводилась к тому, что все это — политические игры накануне украинских выборов. Но выборы пройдут, а газовый контракт останется. К тому же это на Украине выборы могут что-то изменить — в России руководство останется надолго. Так насколько важен политический компонент этой сделки? Об этом в интервью РС рассуждает американский специалист по российско-украинским газовым войнам Роман Купчинский.


— Политический компонент, то есть поддержка одного из основных кандидатов в украинские президенты, это единственная причина неожиданного "медового месяца" в российско-украинских отношениях?


— Политическая составляющая, конечно, играла важную роль. Шутки Путина по поводу Ющенко были немного грубыми, но они показывали, что он предлагает свою поддержку оппозиции, в данном случае — ее представительнице Юлии Тимошенко. Однако другой важный компонент этой "оттепели" — вопрос о транзите газа и украинских закупках в 2010 году. Юлия Тимошенко поставила свою репутацию на то, что Путин сдержит слово и Украина не будет наказана за недобор объемов газа, записанных в контракте на 2009 год. Если бы Украине пришлось платить неустойку, то это вылилось бы в 8 миллиардов долларов. Так что Тимошенко было очень важно показать, что она может совместно с Путиным разрешать такие серьезные вопросы.


— Но в газовых отношениях России с Украиной, как вы сами отметили, есть два слагаемых — закупки российского газа Украиной для внутреннего пользования и транзит. Неужели политическая ситуация в Киеве и поддержка одного кандидата стоят того, чтобы российское руководство шло на такие уступки по обоим направлениям?


— Думаю, на данный момент — да. Российские власти решили не ставить всё на одного своего старинного друга

Если бы Москва настаивала на выплате неустойки, ей пришлось бы самой платить за непрокачанный транзит
Януковича, которого поддерживали на выборах 2004 года. Вместо этого они делают ставки на обоих оппозиционных претендентов. Еще один важный момент — это подтверждение со стороны "Газпрома" того, что газопровод "Северный поток" не будет использоваться для отбора части газа, идущего сейчас в Европу через украинский отрезок трубопровода. Действительно, лучше наладить партнерские отношения с Украиной, чем тратить огромные деньги на строительство "Северного потока", "Южного потока" или "Голубого потока". Для "Газпрома" сейчас это очень важно, потому что добыча газа и потребление его в Европе уменьшаются, а разговоры о том, что Россия будет продавать газ Китаю — вопрос отдаленного будущего.

— Что касается денег за транзит, то Украина требовала повышения тарифа. И, похоже, Россия и с этим согласилась…


— Еще одна проблема, которая возникла в последнее время, состоит в том, что, согласно российско-украинскому контракту, Россия должна была платить за транзит определенных объемов поставляемого в Европу газа. Но Россия не поставила этот газ — Европа в нем не нуждалась. На практике это означает, что плата за транзит, которую Украина получала от России, тоже существенно снизилась. Это уже не те деньги, которые Украина получала при работе трубы на полную мощность. Сейчас тариф на 2010 год увеличен вдвое. Но у Киева в запасе всегда был аргумент: если Россия будет настаивать на уплате штрафа за недобор газа Украиной, то и она вынуждена будет платить штраф за записанный в контракте газ, который она не прогнала по трубе.


— Выглядит, как неплохая сделка…


— Это очень хорошая сделка для обеих сторон — если она будет работать.


— А Юлия Тимошенко сможет это обеспечить?


— Если ее изберут. Но, с другой стороны, если победит Янукович, то он тоже будет выполнять это соглашение: у него нет другого выбора, "Нафтогаз" — это государственная компания.


— Украинская экономика, возможно, находится даже в худшем кризисе, чем российская. Для того чтобы Украина могла получить помощь от Запада или, например, от Международного валютного фонда, перед ней были поставлены довольно жесткие условия. Разрешение спора с Москвой поможет Киеву эти условия выполнить?


— Если что-то и поможет, так это повышение внутренних цен на газ на Украине. Сейчас они одни из самых низких в Европе, ниже даже, чем в России. Юлия Тимошенко пообещала, что в этом году цена на газ в стране повысится, но потом отступила — политически для нее это было бы слишком опасно. В то же самое время Виктор Ющенко провел указ о повышении пенсий и минимальной зарплаты, а это вынудило уже Международный валютный фонд просто покинуть Украину. Все смотрят на экономику с точки зрения выборов. Никто не думает о том, что хорошо для экономики. Все думают только о том, что хорошо лично для них, и манипулируют общественным мнением. И это сходит им с рук, потому что все понимают: таковы правила игры.


— Чехия, несмотря на недовольство населения, несколько лет назад повысила цену на газ до европейского уровня. Люди приспособились, а кризис начала этого года показал, что намного лучше играть по мировым правилам и не привыкать к дешевому российскому газу, который в какой-то момент может оказаться очень дорогим. Недовольство населения давно прошло, а нормальные экономические условия развития остались. Вы полагаете, это явно не тот героизм, на который способно украинское руководство?


— Чтобы оплатить российский газ, они напечатали дополнительные деньги. Но так дела не делаются. Областные энергетические компании не платят по счетам, "Нафтогаз" Украины не получает никаких доходов, и вот они печатают деньги для того, чтобы платить "Газпрому" по счетам каждый месяц.


— Понятно, что со всеми вытекающими последствиями. Но знаете, возвращаясь еще раз к России: тон российского руководства явно стал более примирительным после того, как 10 ноября Международное энергетическое агентство опубликовало доклад, в котором делается прогноз о дальнейшем снижении цены на газ из-за уменьшения спроса. И если России не удастся создать газовый картель с Катаром и Ираном (по аналогии с ОПЕК), то падение цены остановить не удастся. Впрочем, и нефтяному картелю сейчас не удается удерживать цену на нефть так, как в 1970-е годы, когда нефтяная блокада арабского мира взвинтила цены до заоблачных высот и западная экономика погрузилась в глубокий кризис. С другой стороны, и в самой России добыча газа снижается — не потому, что в ней нет необходимости, а потому, что ее не могут поддерживать на прежнем уровне…


— В Европе уже несколько лет идет спор: приемлемы ли контракты по схеме take or pay ("бери либо плати") и кому они выгодны. США, как и многие другие страны, не используют в газовой отрасли контракты такого типа. Да, российское производство газа снижается на протяжении уже нескольких лет. Параллельно с этим Россия вступила в конфликт с Туркменистаном по поводу закупок газа для замены российского. Это весьма солидный контракт — 46 миллиардов кубических метров. "Газпром" в одностороннем порядке отказался закупать заявленные объемы, был взрыв трубопровода из Туркменистана — все вместе это создало серьезные трудности для концерна. Так что единственный положительный момент в развитии событий для "Газпрома" — в том, что потребление газа в Европе и на Украине, как и внутри России, сократилось. "Газпром" годами настаивал на повышении внутренних цен на газ, но эти просьбы остались не услышанными. Так что ситуация очень сложная. Никто не может сейчас точно сказать, когда потребление газа в России начнет расти и когда начнет расти российское производство газа. Поэтому российско-украинские газовые отношения надо рассматривать через призму всего этого комплекса вопросов. Кроме того, одновременно необходимо решить еще и проблему поддержания работоспособности проходящей через украинскую территорию трубы ценой разумных затрат.

Фрагмент из программы "Время и Мир"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG