Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Лен Карпинский: от номенклатуры до свободы


Лен Вячеславович Карпинский

Лен Вячеславович Карпинский

26 ноября 80 лет тому назад родился Лен Карпинский, один из идеологических лидеров перестройки. О совместной работе с ним, о его роли в современной российской истории вспоминает журналист Виктор Лошак.

- Вы работали вместе с Леном Карпинским и даже сменили его на посту главного редактора "Московских новостей".

- Я убежден, что все, кто работал с Леном Вячеславовичем, благодарны судьбе за общение с очень необычным, философски сложным, глубоким персонажем. Карпинский в свое время занимал высокие посты, был секретарем ЦК ВЛКСМ, а потом был советской властью отторгнут, исключен из партии, разжалован, так сказать, в пыль. И я всегда думал: какое счастье, что КПСС таких людей отторгала – и этим предопределила свой крах. Он был в высшей степени нетривиальным человеком – осмысливал жизнь и давал рецепты движения вперед.

- Такая непростая судьба и карьера сделали его жестким человеком?

- Это был еще один урок Карпинского. Он пережил падение с карьерных высот на московское интеллигентное дно, его забыли многие прежние друзья, но все это его совершенно не озлобило. Он был удивительно добрым и терпимым человеком. Все прощал, ни на кого не держал зла.

Когда мы вместе работали в "Московских новостях", у нас были непростые отношения. Я отвечал за технологию изготовления газеты, Карпинский – за ее идеологию, политическую линию. Одно с другим находится в естественном противоречии в любом издании. И тем не менее ни разу я не слышал от него ни единого окрика. И люди отвечали ему тем же.

Для очень многих Лен Карпинский остался в памяти тем человеком, который и сформировал их взгляды, и скорректировал отношение к людям. Я – один из этих многих.

- Кажется, у него учился даже Егор Яковлев, первый главный редактор обновленных "Московских новостей".
На всей истории "Московских новостей" лежит очень серьезный отпечаток личности Лена Карпинского

- Егор Владимирович очень в Карпинском нуждался. Хотя и Лен в нем нуждался. Карпинский был исключен из партии, поэтому его работа в любой газете, даже в перестроечное время, была практически исключена. И Егор Владимирович проделал огромную работу, ходил и к Горбачеву, и к Александру Николаевичу Яковлеву ради того, чтобы Карпинского сначала восстановили в партии, а потом его можно было бы взять в редакцию. Он начинал в "Московских новостях" обозревателем, но задолго до того, как он был принят на работу формально, они часами сидели в кабинете Яковлева, разрабатывая политическую линию газеты, которая существовала в очень враждебной среде. На всей истории "Московских новостей" лежит очень серьезный отпечаток личности Лена Карпинского.

- Но памятником самому себе при жизни он ведь не был?

- Он был живой, легкий человек. Любил застолье, хорошую компанию… Я помню, как когда мы вместе поехали в Швейцарию, он все время искал какое-то кафе. Я не мог понять, зачем оно ему, что в этом кафе особенного. Наконец, нашли, где-то на окраине. Он посмотрел и говорит: нет, не понимаю я своего папу - в Швейцарии заниматься вот этим… Оказывается, его папа – видный старый большевик – в этом кафе вместе с Лениным писал "Записки о кооперации".

Вот такая судьба: от партийной номенклатуры – до одного из идеологических лидеров перестройки.

Читать работы Лена Карпинского можно здесь.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG