Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Да, такая она, жизнь - тянется долго, а пролетает мгновенно!.. День да ночь – сутки прочь, только что была осень, ан уж зимой потянуло: вот и Филиппов пост снова. Снова в рейтингах новостей – "У православных начался Рождественский пост", снова извлекаются из подвалов банки с домашними соленьями (сперва запыленные, с проржавевшими крышками, прошлогодние – свежие подождут до великопостной весны), снова дети подолгу, отворив дверцу, глядят в недра холодильника, раздумывая, чего бы пожевать, снова кто-нибудь из прихожан, подходя приложиться к кресту, непременно спрашивает: "Батюшка, а что в этот пост есть-то можно?", а другой непременно прибавит общеизвестное: "Да всё ешь, только людей не ешь!..". И сквозь серый морок ноябрьской минусинской оттепели - нет-нет да и просквозит свежим, радостным: знать, Рождество Христово скоро!

Сколько про пост написано православных книг и статей, что да почему, да в чем истинный смысл поста как аскетического упражнения – столько же высказано против поста и обличительной критики… Один знакомый, почитающий себя атеистом, сказал так: "Поститься нынче – как на верность партии присягать!...мол, пощусь – значит, православный… ну, как в советские годы – на демонстрацию ходить 7 ноября с плакатом в руках". Что ж, в чем-то он прав, я так ему и сказал. Но прибавил: как ходить 7 ноября на демонстрацию - в оккупированном фашистами городе… Пост труден со всех сторон: и сам по себе, и под насмешливыми взглядами непостящихся, и – особенно – для тех, кому поститься всерьез (имею в виду – по канонам Церкви, не только телом, но и духом, а не с томом "Постной кулинарии" в руках) легко: бесовское искушение фарисейством тут как тут. Ничего, на то и труд, что он трудный. Так что – с постом, православные!




ЧТО-НИБУДЬ ПОЕСТЬ

Побираться в пост – нудное дело.
Особенно – среди православных:
Подают то, что едят сами,
Горсть сухарей, проросшую картошку,
Уваренную до состояния асфальта
Кабачковую икру в баночке из-под майонеза,
В целлофановом пакете - квашеную некогда капусту
В пушистой плесенной шапке.
Смиренно извиняясь,
Шепчут: пища де и питие наше –
Неизреченное веселие в Царстве Духа.

Да…спаси Господи, конечно.
Невесело же ваше веселье.

Впрочем, эти – еще из лучших:
Есть и другие, продвинутые в подвиг,
Те подают скоромное, не вкушаемое самими:
Ситечко комаров, к примеру
(«Убогим и в пути сущим
Не возбраняется»), – иногда ещё, правда,
Волосатую губу, ухо, копыто,
Берцовый мосол - всё, что у них осталось
От съеденного жареного верблюда.


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG