Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кому досталась премия “Просветитель”




Марина Тимашева: В Москве вручена премия “Просветитель”. Награду за лучшую научно-популярную книгу учредил год назад Фонд “Династия”, чем немало порадовал ценителей интеллектуального знания. Рассказывает Ольга Орлова.

Ольга Орлова:

“Книга с полочки упала и убила братика.
До чего ж ты тяжела, русская грамматика!”

Такими частушками член жюри физик Алексей Семихатов начал выступление, в котором назвал книгу, победившую в области популяризации гуманитарных знаний. Филолог Дмитрий Бак в свою очередь огласил победителя в естественнонаучной серии. Видимо, так симметрично, по мысли организаторов, надо было бы представить новшества этого года - две номинации вместо одной. Известие это было встречено c радостью. Дело в том, что в прошлом году победителем-просветителем был признан один автор - Марина Сванидзе за “Исторические хроники” с Николаем Сванидзе. К этому решению, принятому единолично основателем Фонда „Династия” Дмитрием Зиминым, публика, переживающая за научную популяризацию, отнеслась болезненно. Зачем нужно было делать акцент на политической истории, к тому же до этого уже разрекламированной телевидением? Но в этом году лауреатов определяло жюри. Председателем был академик РАН Юрий Рыжов. Решение разделить премию на две составляющие - гуманитарную и естественнонаучную - выглядело разумным, и дело не только в том, что эти области знания трудно сравнивать. Важно и то, что ситуация с их популяризацией в сегодняшней России заметно отличается. Два коротких списка финалистов это наглядно отразили. В гуманитарной части, в основном, были книги современные, а в естественнонаучной области боролись книги, написанные около 20 лет назад: “Непослушное дитя биосферы” Виктора Дольника, “Рассказы о физиках и математиках” Семена Гиндикина. Победителем этого списка был признан и вовсе долгожитель - “Под знаком кванта” Леонида Пономарева. Эта книга о зарождении квантовой физики хорошо известна нескольким поколениям любителей науки. Говорит член жюри Алексей Семихатов.

Алексей Семихатов: Книга Пономарева это очень продуманная и проработанная книга, это не просто рассказ, это рассказ не только о науке, это рассказ о людях, это мысль о том, как свести хронологию. Фактологическая сторона помещается в некий, выражаясь чисто по-русски, бэк-граунд времени. Это, в известном смысле, классическая книга. Было бы отлично, если бы популярные книги (и в будущем - премии) ориентировались бы на уровень этой книги.

Ольга Орлова: У автора было время поработать над изданием. Первый раз “Под знаком кванта” появилась в продаже в 1971 году тиражом в сто тысяч. Да, это не нарушает условия конкурса, по которому номинировать на премию можно книгу давнюю, но регулярно переиздающуюся, но это отражает реальное положение естественных наук в обществе. Говорит писатель и критик Владимир Березин.

Владимир Березин: Я не разделяю оптимизма людей, говорящих о высоком уровне естественно-научной популярной литературы. Если посмотреть внимательно на этот короткий список, большая часть книг напечатана пять, десять, а то и двадцать лет назад. Вполне логично тогда дать посмертно Перельману такую же премию. Как мне кажется, и короткий список, и длинный список говорят о том, что так мало книг, которые мы можем сейчас назвать настоящим полновесным научно-популярным.

Ольга Орлова: Таких книг мало не случайно. Но какое место занимает эта область знаний в головах большинства современных читателей? Где-то в 16-м ряду, раз книги с популярным изложением физики и математики еще переиздают, но новых уже не пишут. И хотя члены жюри, для демонстрации равноправия наук, даже монетку на сцене бросали, кому первому вручать (кстати, первой выпала решка - технарям), никакой симметрии в объеме знаний не получается. Отчасти причину объяснил сам Леонид Пономарев. Он заметил, что в своей книге намеревался показать идеалистические истоки современной науки. Ведь греки ценили знания сами по себе. Но сейчас мысль о самоценности научного знания у широкой публики не в чести, оно стало слишком сложным, чтобы представить его забавным или занимательным. И для того, чтобы заслужить внимание массового читателя рассказом о красивой идее, надо хотя бы показать ее полезность, иначе непонятно, зачем прилагать усилия для освоения подобного знания. Гуманитарные дисциплины привлекают читателя легкостью понимания, пусть, подчас, и видимой. Может быть, поэтому в этой области жюри единодушно остановило свой выбор на книге “Покушение на искусство” Григория Козлова. Автор определяет жанр книги как арт-детектив. Он состоит из 12 дел, сюжетно основанных на кражах, фальсификациях и обманах в мире большой живописи. Истории про фальшивого Вермеера и краденого Моне интересны и понятны всем. Говорит писатель и критик Владимир Березин.

Владимир Березин: Я считаю, что блестящая книга Козлова, которая мне очень нравится сама по себе, стоит того, чтобы быть этой премии удостоенной. Потому что там речь идет не столько о краже, сколько вообще о бытовании предмета искусства, о формировании его ценности, не только денежной, но и ценности в глазах общества. Это чрезвычайно интересный процесс и мне нравится, что он освещен, причем освещен легко, весело и доступно.

Ольга Орлова: В целом, присмотревшись к спискам в двух номинациях, выбор жюри можно оценить как оптимальный. Судили честно, но надо помнить, что в одном случае соревновались основные команды, а в другом играли ветераны. Это не умаляет их мастерства, но и не отменяет вопроса, почему новые научно-популярные книги пишут только гуманитарии. Вот, что думает об этом несоответствии член жюри Алексей Семихатов.

Алексей Семихатов: Если такой прекос есть, то он в русскоязычной литературе. На Западе издается много книг об устройстве современного мироздания, причем некоторые книги, такие, как книга Брайана Грина, они стали бестселлерами, и они рассказывают о самых передовых рубежах теоретического знания о мире. Я думаю, что премия “Просветитель”, одна из ее задач, было бы здорово, если бы она смогла решить, в частности, эту проблему. Ее наличие могло бы стимулировать российских авторов на создание вот таких вот книг, отражающих, и в популярной форме излагающих состояние современного научного и естественнонаучного знания о мире.

Ольга Орлова: Может быть, дополнительным стимулом стала бы новая номинация “Просветителя” для переводных изданий? Владимир Берзин считает, что с этими решением не стоит торопиться.

Владимир Березин: Тут тоже не совсем правильно говорить о том, что есть высокий уровень западного научно-популярного повествования, который приходит к нам. К сожалению, к нам приходит разный, и далеко не всегда высокого уровня. Я уж не говорю о чрезвычайно низкого уровня научно-популярной переводной литературе, пришедшей к нам для подростков и для детей. Это есть некая проблема. То, что имело бы смысл ввести такую номинацию, я думаю, что это правда, но вопрос критериев, по которым это оценивать, мне лично непонятен. То есть, как бы не вышло хуже.

Ольга Орлова: Впрочем, основатель Фонда “Династия” Дмитрий Зимин не раз подчеркивал, что награждение за перевод он считает излишним. Куда важнее поощрять русскоязычных популяризаторов, а с лучшими иностранными авторами “Династия” знакомит читателей через специальную издательскую программу Фонда. И, наверное, это разумно, ведь одна из главных задач премии - помочь возродиться российской популяризации. Задачу можно будет считать решенной только в том случае, если в будущем среди лауреатов мы увидим новые книги и новые лица, а авторы этого года получат почетные награды за регулярное переиздание или, как говорят в науке, “по совокупности заслуг”.


Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG