Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Закон об абортах в Испании – протест и справа, и слева


Ирина Лагунина: В четверг парламент Испании утвердил, правда, пока не окончательно, новый правительственный законопроект об абортах. Против принятия этого закона выступает католическая церковь, либералы, а также часть левых сил, которые считают его слишком радикальным. Рассказывает наш мадридский корреспондент Виктор Черецкий.

Виктор Черецкий: Необходимость в новом законодательстве в отношении искусственного прерывания беременности в Испании назрела давно. Ныне действующее было принято еще во времена военно-клерикальной диктатуры генерала Франко – в 1973 году. В соответствии с его положениями, женщинам, сделавшим аборт, полагается от шести месяцев до года тюрьмы, а врачам – от года до трех лет плюс запрет заниматься врачебной деятельностью от года до 6 лет. Правда, в последние десятилетия – Испания перешла от диктатуры к демократической форме правления на рубеже семидесятых и восьмидесятых годов - этот закон практически не работал. За это время по числу абортов на «душу женского населения» Испания вышла на пятое место в Евросоюзе – после Великобритании, Франции, Румынии и Италии. Правда, аборты по-прежнему производятся лишь в частных клиниках и фактически нелегально. Находящееся сейчас у власти левое правительство социалистической рабочей партии решило поменять закон, легализовать аборты и оказывать женщинам этот вид услуг в клиниках государственной системы социального страхования. Министр женского равноправия Бибиана Аидо:

Бибиана Аидо: Мы представили в парламенте проект закона. О нем много говорят и часто незаслуженно критикуют, не давая себе труда разобраться в сути вопроса. Тем не менее, речь идет о законе крайне необходимом, поскольку он призван решить весьма насущную проблему: гарантировать права женщин и врачей. Мы работали над этим законом в течение года с привлечением профессионалов, представителей общественности и всех заинтересованных сторон. Его основная цель – освободить женщину, принявшую решение прервать беременность, от наказания.

Виктор Черецкий: Между тем, у проекта нового закона действительно много противников. В первую очередь, это пользующаяся большим влиянием в стране католическая церковь. Собственно, аборты до сих пор формально были запрещены в Испании именно из-за ее позиции: она рассматривает искусственное прерывание беременности как убийство. Члены испанской Епископальной конференции, постоянного административного органа церкви, развязали против закона настоящую войну. Они полагают, что этот закон не только оставляет аборт без наказания, но и «пропагандирует» его, поскольку делает бесплатным и легко доступным. Генеральный секретарь Епископальной конференции Хуан Антонио Мартинес Камино:

Х.А.Мартинес Камино: Речь идет о показном пренебрежении к человеческой жизни. Похоже, что в нашем законодательстве человек оказывается менее защищен, чем флора и фауна, поскольку за нанесение вреда животным и умышленное уничтожение растений положен тюремный срок.

Виктор Черецкий: Учитывая, что среди депутатов от правящей соцпартии, инициатора нового закона, немало практикующих католиков, епископы пригрозили отлучить их от церкви. Та же участь грозит всем сторонникам абортов и врачам, которые официально займутся искусственным прерыванием беременности. Епископ Мартинес Камино:

Х.А.Мартинес Камино: Тот, кто допускает возможность совершать убийство невинных существ, впадает в ересь и может быть отлучен от церкви. Ни один католик не имеет права поддержать этот закон, голосуя за его принятие. Это величайший грех. Подобные грешники не могут быть допущены к причастию. Сторонники абортов не должны находиться в рядах церкви – это правило распространяется на всех католиков.

Виктор Черецкий: Противники нового закона провели не так давно в Мадриде грандиозную манифестацию. Различные католические общественные организации собрали в столице почти полмиллиона человек – цифра невиданная для Испании. Люди приехали со всех концов страны. Участница манифестации активистка движения «За жизнь!» Мария дель Кармен Родригес:

М. дель Кармен Родригес: Мы собрались на праздник жизни, для того, чтобы потребовать от государства принять закон во имя жизни. Аборт – это жестокое и упрощенное решение проблем малообеспеченных женщин. Число абортов увеличивается из года в год – это не достижение общества, а свидетельство его неблагополучного состояния.

Виктор Черецкий: Консервативная позиция католической церкви в отношении абортов объясняется, разумеется, ее доктриной. Однако среди противников нынешнего закона - не только отцы церкви и верующие, слепо защищающие доктрину. Против него высказываются многие независимые политики, либералы и даже левые, в том числе некоторые руководители правящей соцпартии. Они за легализацию абортов, но полагают, что закон не должен ограничиваться лишь предоставлением права на искусственное прерывание беременности. Он обязан предоставлять женщинам четкую альтернативу, то есть реальную помощь в случае, если она захочет сохранить беременность. Такая помощь оказывается во многих других странах Евросоюза. Иными словами, общество должно все сделать, чтобы убедить женщину не прибегать к аборту. Секретарь по работе с женщинами оппозиционной либеральной Народной партии Маравильяс Фалькон:

Маравильяс Фалькон: Мы предлагаем правительству составить государственный план помощи материнству. Дело в том, что оно в Испании практически никак не поощряется. Необходима материальная помощь матерям. Необходимо также регулярно проводить пропагандистские кампании в пользу материнства в средствах информации. А у нас, к сожалению, сейчас популяризируются лишь аборты. Пропагандистская кампания должны быть также направлена на юношей и мужчин с тем, чтобы они чувствовали себя ответственными за беременность своих жен и подруг. Будущим матерям следует помочь и деньгами, если это требуется, и жильем. Также следует создать систему, которая позволит женщине, родившей ребенка, но не имеющей возможности его воспитывать, отдать этого ребенка в другую семью. Причем, семья для усыновления должна подбираться еще во время беременности. Ведь у нас сейчас многие семьи, которые хотят, но не могут иметь детей, усыновляют младенцев за границей.

Виктор Черецкий: Действительно, из-за крайне низкой рождаемости, ежегодно тысячи испанцев отправляются за границу, в том числе в Россию, где оформляют усыновление в детских домах. Общие цифры отсутствуют, но известно, к примеру, что только в провинции Валенсия на востоке Испании в прошлом году были усыновлены более 150 детей из России. С этой целью здесь существует даже ряд посреднических организаций, которые помогают в усыновлении.
Представительница парламентской оппозиции также полагает, что особое внимание следует уделить несовершеннолетним беременным. Маравильяс Фалькон:

Маравильяс Фалькон: Для них должны быть созданы специальные консультации, где они могли бы получать не только медицинскую помощь, но и психологическую. Эта помощь должны им оказываться и после рождения ребенка. В случае, если молодая женщина намерена сделать аборт, с ней должны предварительно беседовать специалисты. Они должны познакомить ее с возможными последствиями этой операции и с помощью, на которую она сможет рассчитывать, если захочет сохранить ребенка. Так что мы выступаем за сохранение жизни и выступаем против бесконтрольных абортов.

Виктор Черецкий: Полемика вокруг абортов в Испании объясняется не только католическими традициями и заботой о здоровье женщин. Речь идет о деле государственном – о выживании испанской нации. На сегодняшний день уровень рождаемости в Испании один из самых низких в мире. Налицо старение нации. Если нынешние показатели и тенденции сохранятся, то через полсотни лет, как подсчитали социологи, в стране вообще будут лишь пенсионеры – работать будет некому. Профессор социологии мадридского университета Франсиско Лара:

Франсиско Лара: В Испании на семью в среднем приходится всего лишь один ребенок. Этого недостаточно, чтобы осуществилась нормальная смена поколений. Так что наше общество прямо заинтересовано в сокращении количества абортов. Нам следует заняться воспитанием молодежи. В первую очередь, ей следует привить чувство ответственности. Общество постепенно теряет свои традиционные ценности, искажается понятие о браке, семье, детях. И мы все за это будем расплачиваться.

Виктор Черецкий: Есть в правительственном проекте закона об абортах и отдельные положения, которые вызывают бурную реакцию у большинства испанцев - вне зависимости от их религиозных и политических взглядов. В первую очередь, это положение о предоставляемой 16-летним девочкам-подросткам возможности свободно прерывать беременность без ведома родителей. Причем министр Бибиана Аидо считает это положение чуть ли не самым «прогрессивным» в законе, поскольку оно позволяет, как выражается министр, «молодым женщинам», самим, без постороннего вмешательства, решать свою судьбу. Бибиана Аидо:

Бибиана Аидо: У нас девушки в 16 лет уже нередко выходят замуж и имеют детей, так что логично, что они могут в этом возрасте самостоятельно делать аборты. Именно об этом заявили члены нашей комиссии экспертов, а также члены соответствующей парламентской комиссии. Это обдуманное и взвешенное решение.

Виктор Черецкий: Подобные высказывания министра, которой самой тридцать с небольшим лет, были подвергнуты резкой критике. Ее даже обвинили в незнании, по молодости, реальной жизни Испании. Действительно, здесь имеют место ранние браки, но в основном в среде цыган, которые, кстати, в силу своих традиций, никогда к абортам не прибегают. Что касается большинства испанцев, то браки они, наоборот, заключают в возрасте от 25 до 30 лет. Парадокс нового закона заключается и в том, что несовершеннолетние – до 18 лет - не имеют права покупать в магазине табачные изделия и алкогольные напитки, не могут отправиться на экскурсию с классом без письменного согласия родителей, их не пускают на дискотеки, в кинотеатры на вечерние сеансы, а вот на аборт, получается, они могут отправиться совершенно свободно. Не согласен с такой постановкой вопроса даже видный деятель правящей партии, спикер нижней палаты парламента социалист Хосе Боно:

Хосе Боно: Я полагаю, что аборт – это крах, это моральное поражение. Некоторые левые рассматривают его как неотъемлемое право женщины. Консерваторы считают его явлением чудовищным. Ну а для меня, в первую очередь, это поражение, это крах. У любой женщины, которая должна принять решение об аборте, он вызывает боль и грусть. И здесь, я думаю, она непременно должна получить помощь от своих близких – от родителей, братьев, сестер. Зачем же закон должен подталкивать ее к тому, что она должна принять решение самостоятельно, утаив от всех свою проблему? К тому же, возможно, посоветовавшись со старшими, она изменить свое решение.

Виктор Черецкий: Что касается парламентской оппозиции, то она, в конце концов, решила обжаловать проект в конституционном суде как «неприемлемый и аморальный».
XS
SM
MD
LG