Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Чем опасен непрозрачный газ?


Газовые войны - явные и тайные - войдут в историю бизнеса.

Газовые войны - явные и тайные - войдут в историю бизнеса.

На фоне новых договоренностей между Москвой и Киевом газовая политика Кремля выглядит все более успешной. Но только в том случае, если не знать, что происходит "под ковром", считает финансовый аналитик Андрей Сотник. В интервью Радио Свобода он рассказал о проблемах, которые могут возникнуть у российского "Газпрома" из-за деятельности его посредников.

Для справки.

В Венгрии продолжается расследование, связное с одним из газовых трейдеров. Эта компания тесно сотрудничала со скандально известной RosUkrEnergo (RUE). RUE, как известно, наполовину принадлежала "Газпрому", наполовину – предпринимателю Дмитрию Фирташу и его партнерам. До конца апреля этого года венгерский трейдер Emfesz оставался главным активом Фирташа. Однако 29 апреля гендиректор компании Иштван Гоци продал Emfesz за один доллар швейцарской компании Rosgas. Как сообщала газета "Ведомости", эту компанию представляли бизнесмен Сергей Прокопьев, его партнеры некие Игорь и Олег Путины и другие неназванные лица.

В сентябре Прокопьев рассказывал "Ведомостям", что совершал сделку не для себя, а получил "указание сверху" и исполнял гражданский долг: нужно было сохранить для России венгерский рынок, а для "Газпрома" — деньги. Газета разыскала Прокопьева, оказавшегося, по его собственным словам, бизнесменом, служившим ранее в КГБ.
Структуры Фирташа оспаривают продажу актива, считая 1 доллар США неадекватной ценой за компанию Emfesz. Эта борьба становится все более ожесточенной.

25 мая в Венгрии по заявлению Фирташа и его партнеров было возбуждено уголовное дело "против неизвестного лица" по факту продажи Emfesz. А в ноябре гендиректор компании Иштван Гоци был арестован и через день отпущен под подписку о невыезде. Возможно, обвинения в связи с куплей-продажей Emfesz теперь будут выдвинуты именно Гоци.

- Может ли уголовное дело, которое расследуется в Венгрии, каким-то образом отразиться на всей системе поставок российского газа в Европу?

- На мой взгляд, безусловно. То, что произошло с перепродажей венгерского трейдера, только доказывает: быстрый отказ от услуг RosUkrEnergo и некоторых других посредников не решил проблемы. Деятельность посредников "Газпрома" в торговле газом по-прежнему вызывает массу вопросов, а применяемые ими финансовые схемы трудно назвать прозрачными. То, что продажа газового трейдера Emfesz стала предметом уголовного расследования, очень существенное событие. Кто-то объявил войну сомнительным сделкам, которые осуществлялись и осуществляются в сфере газовой торговли. И в данном случае не похоже, что это сам "Газпром".

- Бесконечные конфликты посредников на этом рынке давно не новость. Что-то принципиально изменилось?

- До сих пор все споры по поводу той же Emfesz велись через весьма специфические суды. Например – через суд при Стокгольмской торговой палате. По своему статусу это суд третейский и коммерческий.

- Это означает, что его решения не обязательны для исполнения?

- Это означает, что с его решением надо идти в нормальный арбитражный суд по месту нахождения ответчика и требовать, чтобы он принял решение о принудительном исполнении решения третейского суда. Такие процессы тянутся годами… И если люди идут этим путем, можно с уверенностью сказать: стороны экономического конфликта не очень-то спешат испортить своим противникам бизнес и чего-то ждут, возможно, рассчитывая на мировое соглашение. Уголовное преследование Гоци говорит о том, что Фирташ и его английские партнеры больше не намерены ждать.

- Что меняется в связи с тем, что сторона Фирташа отказалась от длительных арбитражных разбирательств с Emfesz в пользу уголовного дела?
Фирташ больше не добивается денег и газа от тех, кто за его спиной перепродал Emfesz за один доллар. Цель – признать всю систему посредников уголовной...

- Обычно в ходе арбитражного процесса истец борется за деньги, товары, льготы и др. В ходе уголовного – всё по-другому. Если ответчик будет признан судом виновным, его активы тотально конфискуются в пользу государства - уголовников лишают их денежной базы, чтобы предотвратить финансирование новых преступлений. Таким образом, Фирташ больше не добивается денег и газа от тех, кто за его спиной перепродал Emfesz за один доллар. Цель – признать всю систему посредников уголовной и на этой основе конфисковать активы всех имевших отношение к "уголовной" сделке.

- Что произойдет, если приговор уголовного суда окажется в интересах Фирташа?

- По всем тем, кто стоит за куплей-продажей Emfesz, конспиративному выводу ее активов в сумме в несколько десятков миллионов долларов, а также недопоставкой ей газа, будет нанесен сокрушительный удар. Высок риск конфискации всех активов тех людей, которые стояли за этой сделкой.

- Но параллельно Фирташ от имени RosUkrEnergo судится в арбитражном суде со своим бывшим партнером - украинским "Нафтогазом". Видимо, он и его партнеры надеются компенсировать свои денежные потери там?

- Как только было возбуждено уголовное дело, о котором мы говорили, Фирташ и его партнеры увеличили сумму иска к "Нафтогазу" до восьми с лишним миллиардов долларов – вчетверо против первоначальной суммы.

- Но как тот же Еmfesz связан с украинским "Нафтогазом"?

- Все той же газовой цепью. "Газпром" – "Нафтогаз" – RosUkrEnergo – Еmfesz – и др. И тут – будем внимательны – очень важный момент. Если арбитраж признает факт того, что украинский партнер присвоил чужой газ в хранилищах, следовательно - нанес RosUkrEnergo ущерб на сумму 8 миллиардов долларов, это будет означать, что и Еmfesz, как звено в торговой цепочке газовых посредников, может претендовать на часть этих миллиардов. И такую компанию, у которой на счетах сотни миллионов долларов, а также несколько миллиардов в обязательствах третьих лиц, продать за 1 доллар! Это, на мой взгляд, может стать дополнительным доказательством вины тех, кто стоял за куплей-продажей венгерского газового трейдера. Все это может нанести мощный удар по торговле российским газом в Европе.
Повторю, и уголовное дело в Венгрии, и иск Фирташа и компании в Стокгольмском арбитраже говорят о том, что на газовом европейском рынке начата война

Иском на восемь миллиардов уже нанесен и другой удар. Думаю, что отказ европейцев кредитовать украинский "Нафтогаз", в чем заинтересован тот же "Газпром", напрямую связан с возросшим до восьми миллиардов иском группы Фирташа. Ну, представьте себе смешную ситуацию – "Нафтогаз" получает от Евросоюза кредит, а на следующий день проигрывает в Стокгольмском арбитраже. И все европейские денежки мгновенно уходят к Фирташу, в счет погашения долга.

Повторю, и уголовное дело в Венгрии, и иск Фирташа и компании в Стокгольмском арбитраже говорят о том, что на газовом европейском рынке начата война.

- Дмитрий Фирташ в этой ситуации выглядит едва ли не героем. Не странно ли, учитывая его причастность к RosUkrEnergo?

- Фирташ – всего лишь один из тех, кто был посредником в газовой торговле. Просто обстоятельства сложились так, что он и его партнеры сами пострадали от тех нравов, которые отличают газовый бизнес. И были вынуждены обороняться.

- Итак, каковы возможные потери в этой войне для российских участников газового рынка?

- Подытожим. Прежде всего, это потенциальные репутационные потери. Если уголовный приговор по факту купли-продажи газового трейдера, который имеет отношение к России, станет фактом, это ударит по авторитету всех российских участников газового рынка, включая "Газпром".

Вторая группа рисков – экономические. Мы уже говорили, что у уголовных преступников, признанных таковыми западными судами, замораживаются и конфисковываются все их активы. Кто знает, какой силы удар может быть нанесен по всем связанным со скандальной куплей-продажей Еmfesz посредническим структурам, которые задействованы в российско-европейской торговле газом.

- Что мог бы сделать тот же "Газпром", чтобы обезопасить себя в этой ситуации?


- Прежде всего российскому монополисту следует понять степень опасности созданных для него угроз. И на этой основе, подчеркиваю – исключительно цивилизованными способами - навести, наконец, порядок со всеми посредниками, которые торгуют российским газом. Для чего инициировать процессы в зарубежных судах, чтобы выявить уведенные недобросовестными партнерами деньги и вернуть их законным владельцам, включая российский бюджет. В итоге добиться того, чтобы вся схема поставки газа стала прозрачной. Вот только все это надо было сделать еще вчера. Но ситуация систематически ухудшается. Из чего следует один вывод: для коренных изменений в этом бизнесе нужна политическая воля. Ее, увы, пока нет.

Фрагмент программы Ирины Лагуниной "Время и мир".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG