Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Вчера в программе "Смотрим телевизор" мы с моей коллегой из "Коммерсанта" Ариной Бородиной много говорили о том, как телевидение освещало трагедию с "Невским экспрессом". В основном, мы сошлись во мнениях.

Анна Качкаева: Мне показалось, что все, что происходило с пятницы до воскресенья, несколько отличалось от уже привычного за последние несколько лет освещения таких страшных событий. Было много прямых эфиров, много чиновников в кадре, больше чем обычно, много свидетельских мнений, хотя, конечно, их рихтовали и чистили. Это было заметно. Но тем не менее у меня осталось общее ощущение чуть большей открытости. А у вас?

Арина Бородина: Я бы согласилась с вашей оценкой… Но что меня действительно поразило – это отношение общества. Взлет интереса к телевидению, который традиционно сопровождает такие события, всегда отражается на рейтинге информационных программ. Интерес и на этот раз вырос, но минимально, это первое. Второе. Уже по тональности телевидения было ясно, что национальный траур объявлен не будет. Если посмотреть график с ночи пятницы до понедельника, то видно, что все меньше и меньше телевидение говорит об этом событии. Даже в субботу вечером, когда, на мой взгляд, был пик трагедии, главные государственные каналы уделили этому событию по 15 минут в главных информационных программах! Вот что бы хотелось отметить, так это замечательную работу канала "Вести". Этот информационный канал, несмотря на то, что он принадлежит государственной компании, но, с точки зрения профессионализма и оперативности, очень хорошо работает… Но его "старший брат" канал "Россия", как и канал НТВ, не стали делать даже специальных выпусков тогда, когда стало известно о трагедии.

Анна Качкаева: Я думаю, что все, о чем вы говорите - это взаимосвязанные вещи. Вы не видите большой реакции аудитории ровно потому, что общество изменилось, а события такие не вызывают теперь сопереживания, потому что и телевидение, в том числе, их показывает так, как показывает.

Арина Бородина: Сначала я пыталась проанализировать свои собственные ощущения… А потом поняла, что дело не только в телевидении и не только во власти, хотя, безусловно, в них тоже - это ведь они диктуют такую стилистику информирования о происходящих в стране трагедиях. Дело все-таки и в людях тоже. В эти выходные, например, канал СТС, который ориентирован на развлекательное телевидение, был очень популярен. Люди смотрели мультфильмы, какие-то детские программы - сужу по рейтингам. Единственный колоссальный всплеск зрительского внимания был в одном из очень ранних выпусков новостей Первого канала в 6 утра, в субботу. Там было 55% доля аудитории. Это колоссальный процент, но, видимо, потому что это, может быть, было раннее утро. Отмечу еще работу Марианны Максимовской в субботу. Она успела все. И найти людей, и изложить версии…

Анна Качкаева: И рассказать про то, как невозможно было доехать к месту трагедии, и про неготовность поезда к чрезвычайным обстоятельствам. Все это, кстати, аккуратно микшировалось на государственных каналах.

Анна Качкаева: Кстати, о руководителях государства. Мне в тот же день позвонили многие, чтобы поделиться своими соображениями по поводу реакции на трагедию Путина и Медведева. Родилась масса версий. Ты посмотри – говорили мне - как освещают трагедию, как появляется Медведев и как не появляется Путин, Путина, ясное дело, "сливают". У меня такого ощущения вовсе не возникло. А у вас?

Арина Бородина: Я убеждена, что у Владимира Путина будет возможность очень эффектно, не побоюсь этого слова, проявить себя.

Анна Качкаева: Да, я тоже так думаю.

Арина Бородина: У нас в четверг будет прямая линия с Владимиром Путиным на канале "Россия". Я думаю, что как раз там он что-то и скажет, добавит, сформулирует версии, пообещает компенсации и, более того, затмит своего, скажем так, младшего или, наоборот, старшего…:

Анна Качкаева: ...партнера.

Арина Бородина: Дмитрия Медведева. Потому что, на мой взгляд, президента было все равно мало, несмотря на показ этих совещаний. Более того, не удивлюсь, если Путин приедет в больницы, на похороны… Может быть, и президент приедет, не знаю.

Анна Качкаева: Я думаю, что Путин и его пиарщики действовали вполне в его духе. Он и раньше-то старался не ассоциироваться с трагедиями и несчастьями. И, как правило, два-три дня молчал…

Арина Бородина: Главное мое недоумение, это "Вести" в субботу. Всего лишь 15 минут из 45 Сергей Брилев рассказывал про теракт, а потом очень бодро перешел к интервью с Чуровым, Геннадию Зюганову и прочим новостям, которые были заготовлены намного раньше.

Анна Качкаева: Не хотят тревожить нас.

Арина Бородина:
Это главное мое ощущение от освещения трагических событий. Хотя профессиональная работа корреспондентов на многих каналах была, это надо отметить.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG