Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Махмуд, поджигай!


Уго Чавес (справа) и Махмуд Ахмадинежад: вынесет ли Симон Боливар (на портрете) двоих?

Уго Чавес (справа) и Махмуд Ахмадинежад: вынесет ли Симон Боливар (на портрете) двоих?

"Опасным для дела мира" назвали международные наблюдатели недавнее турне иранского лидера Махмуда Ахмадинежада по странам Латинской Америки и его встречи с рядом руководителей стран континента. Ось Гавана - Каракас - Тегеран приобретает в глазах наблюдателей все более реальные очертания.

Если послушать заявления, сделанные в дни визита, и погрузиться в обстановку, царившую в те дни, к примеру, в столице Венесуэлы Каракасе, то можно вполне ощутить себя не то что во времена печальной памяти "холодной войны", но и где-то накануне Второй мировой. Бряцание оружием, воинственные призывы вождей, ревущие толпы фанатиков, проклятия в адрес "врагов" и пещерный антисемитизм. Причем в последнем упражнялся на этот раз не столько деятель Ирана, сколько предводитель так называемой "боливарианской революции" венесуэльский диктатор Уго Чавес, которого местные демократы, кстати, и называют "бесноватым" - по аналогии с коллегой из Третьего рейха:

- Мы знаем, что представляет собой государство Израиль. Это государство-убийца, государство-агрессор. Президент Израиля грозит нам войной. Мы ощущаем на себе эту постоянную угрозу и полны решимости действовать, дать решительный отпор агрессору. Уверен, что Израиль должен исчезнуть и исчезнет как государство.

Логично было бы предположить, что Чавес заговорил об Израиле, чтобы угодить заклятому врагу этой страны Ахмадинежаду, которого именует не иначе как "родной брат". Но это не так. Вождь венесуэльской боливарианской революции - антисемит убежденный. Венесуэльцам, пользуясь их смутными представлениями о географии и международной политике, внушается идея, что Израиль действительно вот-вот нападет на их страну. В начале года Чавес изгнал из Венесуэлы израильского посла, а его сторонники разгромили синагогу в Каракасе. По всей стране были организованы антисемитские сборища, на которых боливарианский лидер лично рассказывал, почему необходимо уничтожить израильское государство.

- Президента Израиля следует судить в международном суде, - уверен Чавес. - Но, к сожалению, в этом мире царит несправедливость, и преступник остается на свободе. Израильская армия – это сборище трусов. Она нападает на невинные беззащитные народы, убивает детей и похваляется своими преступлениями. Я призываю мировое сообщество остановить израильский геноцид.

По сведениям венесуэльской оппозиции, в отдаленных районах страны под руководством иранских инструкторов ведется подготовка террористов из числа обращенных в ислам местных индейцев. В планах – их переброска на Ближний Восток. Вот записанные на пленку и переданные иностранным корреспондентам свидетельства очевидца – представителя демократической оппозиции Венесуэлы, который проник в лагерь террористов. Его имя, по понятным причинам, не приводится:

- Президент Венесуэлы Уго Чавес экспортировал из Ирана миссионеров-шиитов, чтобы обратить в ислам племя гуахирос и других индейцев из бассейна Амазонки и сделать из них террористов. Все племя гуайу уже перешло в ислам. Женщины носят хиджаб, а мужчин заставляют в свободное время практиковаться в стрельбе из автомата Калашникова. Уже создана особая организация – Революционное исламское движение Венесуэлы, имеющее антисемитский и антихристианский характер. Эта организация намерена распространить свое влияние по всей Латинской Америке. Речь идет о создании в недалеком будущем латиноамериканского отделения военно-политической организации Хезболлах – наподобие той, что иранцы создали в Ливане. Одновременно из районов проживания индейцев были изгнаны иностранные христианские миссионеры - как шпионы и сионисты.

Контролируемые Чавесом средства информации Венесуэлы постоянно нагнетают ненависть к евреям. Причем ничего нового для этой цели не придумано. Схемы все те же, заимствованные у немецких нацистов, - уверен представитель демократической оппозиции Венесуэлы:

- Против представителей еврейской диаспоры, проживающей в Венесуэле, выдвигаются абсурдные обвинения в организации сионистского заговора с целью завладеть финансами и торговлей страны, а также заполучить ответственные государственные должности. И все для того, чтобы покончить с боливарианской революцией. Беспрерывным атакам подвергается и католическая церковь. Так что, как мы видим, отношения с Ираном – это не только торговля и экономическое сотрудничество. Сколачивается союз наподобие фашистской оси, которая существовала в годы второй мировой войны. Если эту деятельность вовремя не пресечь, то она впоследствии может принести много горя, пролить много крови в Латинской Америке.

По мнению наблюдателей, не в меру амбициозному Чавесу, претендующему на мировое лидерство, дружба Ирана нужна для самоутверждения. Во имя этой цели глава Венесуэлы, будучи воинствующим богоборцем, на время визита даже превратился в верующего:

- Как нападает на моего брата Ахмадинежада западная пресса! Они обвиняют его в милитаризме. Но на самом деле, это они агрессоры. И меня, его брата, тоже ругают. Мы якобы хотим войны. Но в действительности мы лишь жертвы их агрессии. Это они нам угрожают. Мы хотим мира. Мы вместе с братом будем молиться и просить Бога, чтобы он послал долголетие, мир и счастье всем людям Земли!

Правда, оказывается, что счастью, долголетию и миру - мешают. Ведь у Израиля в представлении Чавеса существует, помимо всего прочего, "двойник" в Латинской Америке. Это еще более "опасный враг всего прогрессивного и миролюбивого человечества", заявляет венесуэльский лидер. Само олицетворение мирового зла, совершив сделку с Сатаной, ополчилось на великую социалистическую боливарианскую революцию в Венесуэле и на исламскую революцию в Иране. Вот-вот набросится, утверждает лидер боливарианцев. Кто же это? Может быть, США? Нет, это всего лишь сосед Венесуэлы – Колумбия и ее президент Уррибе.

- Я бы сказал, что я думаю о деятелях Колумбии, если бы здесь не было столько народа, - заявил Чавес. - Но я все же скажу. Это ничтожества! Ничтожество и президент этой страны. И, тем не менее, я провозглашаю: да здравствует Колумбия! Я чувствую себя колумбийцем. Потому что президент Уррибе не колумбиец. Он враг Колумбии. Это жалкий холоп, трус и мерзавец! А я чувствую себя колумбийцем от ног до макушки. Потому что я сын Боливара, а Колумбия – дочь Боливара. И пусть беснуются колумбийские олигархи. Мне до них нет дела.

Попутно отметим, что Боливар был одним из лидеров повстанцев во время войны за независимость латиноамериканских колоний от Испании в начале 19 столетия, в которой он прославился неимоверной жестокостью. Что касается президента Колумбии Уррибе, то, как отмечают местные наблюдатели, его "вина" состоит в том, что он не намерен, несмотря на угрозы Чавеса, применять у себя в стране венесуэльский опыт построения социализма. Уррибе также не вступает в Боливарианский альянс - военный блок, сколоченный Венесуэлой и Кубой для военной и идеологической экспансии на континенте. Кроме того, колумбийский президент ведет борьбу с террористической группировкой марксистского толка ФАРК, которую поддерживает Чавес.

Кстати, "опыт" боливарианского социализма не нравится и подавляющему большинству жителей самой Венесуэлы. Многие из них были вынуждены покинуть родину, не выдержав нищеты и бесправия, которые царят в некогда процветавшей стране из-за революционных экспериментов Чавеса. Среди иммигрантов много и бывших военных, которые бежали, опасаясь за свою жизнь. Подполковник Чавес, в первую очередь, разделывается со своими бывшими товарищами по оружию. Деятели оппозиции считают его душевнобольным. Правда, в соответствии с законом, придуманным самим Чавесом, все разговоры о его душевном здоровье преследуются как уголовное преступление.

Хорошо знающий диктатора бывший полковник венесуэльской армии Хавьер Ньето Кинтеро ныне проживает в Майами. Для Уго Чавеса у него едва ли найдется доброе слово:

- Чавес демонстрирует пример психического расстройства, умственной неполноценности. Он придумывает всяческие немыслимые истории, связанные с Боливаром. Он ведет себя в политике, как уличный хулиган, нагнетает напряженность в отношениях с соседними государствами, открыто поддерживает террористов ФАРК.

Если действия Чавеса многие наблюдатели объясняют проблемами его душевного здоровья, то дружба с ним иранского лидера – разговор особый. Сам Ахмадинежад в ходе своего визита без конца подчеркивал, что Иран и Венесуэлу сближает бескомпромиссная борьба за интересы своих народов, за свободу и процветание. Но дело, конечно, не только в том, что оба маргинальных режима, противопоставивших себя мировому сообществу, морально тяготеют друг к другу, изощряясь в антисемитской риторике. По многочисленным данным, Иран уже не первый год тайно вывозит из Венесуэлы урановую руду. Официально отношения между двумя странами в этой сфере скреплены соглашением о техническом содействии Тегерана для составления карт урановых месторождений Венесуэлы.

- Я благодарю всемогущего Аллаха за то, что он дал мне возможность вновь встретиться с моими венесуэльскими братьями-революционерами, - заявил Махмуд Ахмадинежад. - И особенно - с моим дорогим и любимым родным братом Уго Чавесом. Мой брат, подобно горе, встал на пути империализма, сионизма и колониализма. Сегодня народы Ирана и Венесуэлы, народы-братья, отбивают вместе, в одном окопе, подлые атаки империализма. Мы создали общий фронт борьбы, смело противостоящий наглому натиску империализма, врагам народов мира. Мы отстаиваем свое достоинство и свободу. Народы мира уже проснулись и тоже включились в борьбу. Во главе этой мировой борьбы, во главе всего прогрессивного человечества идут Венесуэла и Иран. А нашим знаменосцем является мой великий брат Уго Чавес, с которым я буду идти вперед до конца!

От этих слов Чавес прослезился, долго обнимал и целовал иранского гостя, не выпускал его руки из своей в течение всего многочасового митинга. Ну а Ахмадинежад, судя по всему, знал, для чего произносил патетические речи, расточая похвалы в адрес венесуэльского "брата". Вернувшись из поездки, он, вопреки протестам международного сообщества, распорядился построить еще десять центров по обогащению урана. Так что поставки венесуэльского сырья для этой цели - если она, конечно, реалистична и будет достигнута - видимо, будут приумножены. Между тем, визит в латиноамериканский регион иранского лидера, разговоры о появлении некоего совместного "фронта борьбы", похоже, доставили удовольствие не только непосредственным участникам ирано-венесуэльской встречи. Они вдохновили и приунывших было от одиночества кубинских диктаторов – братьев Кастро. О том, что они искренне порадовались визиту, сообщил Ахмадинежаду сам Чавес:

- Я вчера перед твоим визитом, дорогой брат, съездил на Кубу. Семь часов беседовал с Фиделем Кастро. Мы проанализировали самые различные темы. Мы с ним довольно часто консультируемся. Затем я до полуночи беседовал с Раулем. Оба они просили крепко обнять и расцеловать тебя. А Фидель мне еще сказал, что твой визит в Венесуэлу – это одновременно и визит на Кубу, поскольку у нас теперь одна страна, одна родина. Привет тебе с Кубы, брат!

По мнению международных наблюдателей, кубинских предводителей настолько вдохновил визит иранского коллеги в регион, что они тут же провели грандиозные военные маневры, которые не проводили более пяти лет – за неимением средств. Как передают с Кубы иностранные информационные агентства, из ветхих сараев выкатили старую советскую технику (кое-что удалось даже запустить), поставили под ружье до четырех миллионов резервистов и заставили полуголодных людей бегать с автоматами Калашникова по острову. Правда, патронов так и не дали – на всякий случай. И все это под разговоры о грозящей внешней опасности, о необходимости крепить безопасность и противостоять все тому же "проклятому империализму".

- Оказывать сопротивление врагам надо постоянно, независимо от ситуации, - заявил Рауль Кастро. - Бить врага до полной победы над ним! Когда теряется связь с высшим командованием, каждый может превратиться в командующего. Это может быть и командир дивизии, и простой сержант или рядовой. Задача в том, чтобы не сдаваться и продолжать борьбу до победного конца.

И все же - что сближает такие, казалось бы, разные режимы: фундаменталистский Иран, коммунистическую Кубу и марксистско-боливарианскую Венесуэлу? Очевидно - об этом говорят сами лидеры этих стран - общие враги, называемые "империализмом", то есть практически весь цивилизованный демократический мир. Но это далеко не все. По мнению наблюдателей, есть и другие "точки соприкосновения". Это ничем не прикрытый милитаризм, желание силой навязать другим народам свои тоталитарные идеи, презрение к демократическим нормам существования и - особенно - к правам человека.

Подготовлено по материалам программы Ирины Лагуниной "Время и мир".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG