Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Последние санкции сняты – сербы празднуют безвизовый режим с ЕС


Ирина Лагунина: Совет министров внутренних дел и юстиции стран-участниц ЕС на заседании в Брюсселе в понедельник принял решение о либерализации визового режима с Сербией, Македонией и Черногорией. Новый порядок вступит в действие 19 декабря. Граждане этих стран смогут ездить в страны Еврозоны без виз каждые шесть месяцев и оставаться там в течение 90 дней. Теперь в регионе остались лишь два государства – Албания и Босния и Герцеговина, которые ещё не выполнили необходимые требования Европы, в том числе по пограничному контролю, борьбе с коррупцией и организованной преступностью. Свободный Шенгенский режим не будет распространен также на территорию Косово, из-за её спорного, для некоторых стран ЕС, международного статуса.
Президент Сербии Борис Тадич заявил по этому поводу, что теперь сняты последние санкции.

Борис Тадич: В эти дни я разговаривал со многими гражданами и некоторые из них сказали мне: даже если я не пожелаю путешествовать, сама возможность, что могу, делает меня свободным. И это большое дело, не говоря уже о возможности учиться, развивать деловые отношения с коллегами из мира, набирать новый опыт и увидеть, в какой мере Евросоюз является большим шансом для лучшей жизни всех на Западных Балканах.

Ирина Лагунина: Из Белграда о том, как граждане Сербии воспринимают отмену виз с ЕС, рассказывает Айя Куге.

Айя Куге: Общая радость, а среди молодёжи даже ликование – такие эмоции в Сербии преобладали в момент, когда 30 ноября было сообщено, что сербам визы в Европу больше не нужны. Эту церемонию из Брюсселя, на которой присутствовал президент Сербии Тадич, многие телеканалы передавали в прямом эфире, с комментариями, что жизнь меняется – спустя почти двадцать лет изоляции, двери в Европу теперь открыты.
Пенсионерка Славица не скрывает свою радость.

Славица: Я, конечно, радуюсь, но не столько за себя, сколько за своих детей и вообще молодёжь. Они теперь, наверняка, будут иметь возможность путешествовать. А что касается нас, кто постарше, на наши пенсии-то далеко не поедешь.

Айя Куге: Инженер-строитель Драган.

Драган: Мы так долго были в изоляции, что для каждого из нас снятие любых ограничений много значит. Теперь мы себя чувствуем на шаг свободнее, чем долгие годы. Но я, вероятно, полностью узнаю это чувство свободы лишь в начале следующего года, когда собираюсь в поездку. Однако уже сам факт, что это случится, мне лично открывает новое пространство, новые возможности.

Айя Куге: Брюссель, кстати, отменил лишь режим туристических и деловых виз, но оставил строгий запрет на работу на территории ЕС. Считается, что массовая нелегальная иммиграция в страны Евросоюза из Сербии, Черногории и Македонии не грозит. Однако слесарь Никола утверждает, что многие из его знакомых лелеют надежду найти работу за границей.

Никола: Безвизовый режим - это очень важно. Только у нас много таких, кто собирается в Европу работать, и я бы хотел, но там нас никто с этими туристическими визами не примет. К сожалению, мало кто поедет, чтобы посмотреть мир, расширить горизонт, приобрести новый опыт. Я бы путешествовал и раз в месяц, если бы у меня были материальные возможности.

Айя Куге: Статистика показывает, что лишь 17% граждан Сербии имеют заграничные паспорта, а воспользовались ими до сих пор менее половины из имеющих. Кстати, без виз можно будет ездить лишь с новыми биометрическими паспортами, а их имеют около пяти процентов населения Сербии. Тридцатилетняя библиотекарша Александра утверждает, что до сих пор не ездила за границу из-за, по её понятиям, унизительной процедуры получения виз.

Александра: Годами я никуда не путешествовала - принадлежу к поколению, у которого не было возможности увидеть Европу, кроме как по телевидению. Мы себя чувствовали несправедливо наказанными. Нам так долго нам обещали: будет, будет снят визовый режим, и эти обещания нас изнурили. Нас унижали в этих очередях за визами. Для меня было неприемлемо оправдываться в посольствах: да не собираюсь я оставаться в вашей стране.
Теперь я радуюсь, хотя моя первая реакция была: а чего радоваться чему-то, что по своей сути нормально. Ведь это нормально, когда человек может свободно передвигаться – разве для этого нужно эксклюзивное разрешение? Передвижение должно быть свободной категорией.

Айя Куге: Опросы общественного мнения показали, что 70% сербских студентов никогда не были за границей. Студент философии Срджан объясняет, какие в его кругах планы после 19 декабря, когда вступит в силу отмена визового режима.

Срждан: Все более-менее воодушевлены. Например, в Фейсбуке наши пишут: «Просим последнего гражданина, покинувшего Сербию 19 декабря, потушить за собой свет». Есть такие, кто думает, что теперь все, по разным причинам, бросятся за границу. Сама возможность путешествия в Европу кажется привлекательной. Среди молодёжи, особенно среди студентов, по этому поводу большой энтузиазм. Однако он, вероятно, со временем уляжется, когда станет ясно, что сама возможность поездки не достаточна, нужно найти и деньги, а это не так просто. Но со следующего года ожидается, что в Белград будут летать бюджетные авиакомпании, и тогда реальнее будет путешествовать.

Айя Куге: Наша следующая собеседница – белградский экономический обозреватель Биляна Степанович.
Последние десять лет все опросы общественного мнения показывали, что граждане Сербии ожидали от Европы, прежде всего, отмены визового режима. А когда это случилось, все сразу же начали говорить: а у меня на путешествия нет денег.

Бильяна Степанович: Правда, отмена визового режима в Сербии встречена с воодушевлением. Однако это ни в коем случае нельзя трактовать так, что теперь все бросятся за границу. Просто, у большинства людей в Сербии нет денег на путешествия. Ведь и раньше можно было ездить в Евросоюз – только визы нужны были. А чтобы получить визу, нужно было стоять в длинных очередях перед посольством, нужно было потратить много времени, чтобы собрать разные документы и справки. Служащие многих посольств способствовали тому, чтобы у нас, стоящих в очередях за визой, возникло чувство унижения, к нам относились как к низшим существам. Поэтому важно, что теперь, двадцать лет спустя, люди вернут своё достоинство. А массового отъезда за границу я не ожидаю.

Айя Куге: Многие собираются за границу за покупками – в Сербии всё дороже, чем у соседей в ЕС.

Бильяна Степанович: Это правда, что многие товары дешевле в соседних с Сербией странах, однако до них нужно добраться – а это стоит денег. Но ведь у нас сейчас не та ситуация, какая была в девяностых годах, когда в Сербии ничего не было и мы в массовом порядке ездили в Венгрию за базовыми товарами: за колбасой, мылом и стиральным порошком. Теперь в магазинах есть всё, и вряд ли так выгодно за товарами ездить за границу. Я ожидаю, что в первые пару месяцев, особенно перед и после Нового года, больше людей поедут - только из-за того, что виза не нужна. А потом преобладающим станет экономический момент – нет у людей денег на массовый шопинг.

Айя Куге: Впечатление такое, что граждане Сербии очень болезненно воспринимали тот факт, что в начале девяностых годов, ещё до начала войны, для них, как и для Боснии, Черногории и Македонии, Запад ввёл строгий визовый режим.
Ведь в течение сорока лет - в период, когда они входили в югославскую федерацию, большая страна была единственной из коммунистических стран, гражданам которой не требовались визы для выезда ни в Европу, ни в Америку.

Бильяна Степанович: Югославия имела свои красные паспорта, с которыми можно было свободно путешествовать по всему миру. Мы привыкли ездить, когда и куда захочется. Наши паспорта по всему миру воровали и подделывали. И это осталось в воспоминании у наших граждан. В отличие от стран восточного блока, которые уже после второй мировой войны имели проблемы с выездом за границу, граждане бывшей Югославии, в состав которой входила Сербия, имели совсем другой опыт. Десятки лет сербы свободно ездили, а тут вдруг нам закрыли границы, ввели санкции и посадили нас в гетто. Поэтому граждане Сербии воспринимали визовый режим намного тяжелее.

Айя Куге: Что вам кажется самым важным в либерализации визового режима с Европой?

Бильяна Степанович: Самый важный аспект свободного визового режима – психологический. Теперь наши люди чувствуют себя равноправными европейскими гражданами, гражданами мира. Они не должны больше думать о том, как достать визу. По моему мнению, это означает конец эры Милошевича, этого мрачного периода, конец гетто. Отмена виз в ЕС является знаком того, что мы возвращаемся в нормальное время, когда и на нас распространяются правила цивилизованных стран. Это также знак, что мы движемся в правильном направлении, и Европа нас принимает. Так что, на мой взгляд, психологический эффект намного важнее будущего экономического эффекта.

Айя Куге: Мы разговаривали с белградским экономическим обозревателем Биляной Степанович.
В Брюсселе оценили, что решение об отмене виз для граждан Сербии, Македонии и Черногории, которые теперь могут свободно ездить в страны Еврозоны, является важным для дальнейшего развития отношений между этими странами и ЕС. Официальный Белград сообщил, что уже в декабре, в сотрудничестве с европейскими партнерами, будет рассмотрена дата подачи заявки Сербии в члены ЕС.
XS
SM
MD
LG