Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Государство не должно тянуть рынок зерна в одиночку


Урожая этого года хватит для удовлетворения потребностей России в зерне

Урожая этого года хватит для удовлетворения потребностей России в зерне

Урожай зерновых в России в 2009 году оказался заметно меньше прошлогоднего. Тем не менее, это не вызовет дефицита зерна на внутреннем рынке страны. В то же время, избыток предложения приведет к сохранению вызванной низкими ценами напряженности на рынке. Такое мнение в интервью РС высказал вице-президент Российского зернового союза Александр Корбут.


— В этом году в России было собрано 93 миллиона тонн зерна, примерно на 15 миллионов тонн меньше, чем в прошлом. Тем не менее, можно ли считать успешным и достаточным для страны такой урожай?


— Да, мы собрали в этом году меньше, чем в прошлом. Но в любом случае этот урожай значительно больше среднегодовых за последние пять лет. Урожайность, если смотреть общий тренд, меньше, чем в прошлом году. Но прошлый год был рекордным для постсоветской России. Хотя и не стал бы рекордным с учетом СССР — тогда было и 116 миллионов тонн.


Нынешний урожай в полном объеме удовлетворяет внутренние потребности России — только пшеницы было собрано около 60 миллионов тонн. Очень порадовал рис. Меры по защите и регулированию внутреннего рынка риса, принимаемые государством (в том числе и по нашей инициативе), дали свой эффект. И если у нас до 2004 года производство риса устойчиво сокращалось, то небольшие и не очень глобальные меры по защите рынка привели к тому, что в этом году мы собрали почти миллион тонн риса-сырца. Это хороший показатель, у нас будет очень высокий уровень обеспеченности по рису, а его импорт сократится.


Для российского рынка зерна это означает, что ситуация остается достаточно напряженной. С одной стороны, высокий урожай зерна очень хорошо обеспечивает и закрывает все внутренние потребности. Но при этом возникают определенные сложности, в первую очередь связанные с тем, что большое предложение всегда рождает низкие цены. Эта задача достаточно серьезная, и государство сейчас пытается решить ее путем проведения закупочных интервенций.


— Насколько успешно?


— Утверждать сложно. В любом случае, давайте говорить о том, что цены на рынке сегодня стабилизировались, то есть, больше нет устойчивого падения цен на пшеницу. Цены стабилизировались, и даже началось небольшое движение вверх. Это позитивный и очень важный момент.


Сейчас очень много идет разговоров и, с моей точки зрения, спекуляций о том, что при проведении интервенционных закупок цены ниже, чем объявило государство. Правда, все забывают о том, что государство объявило предельную цену, до которой могут проводиться интервенции, а цены в ходе биржевых интервенционных торгов формируются исходя из рынка, который определяют сельхозпроизводители.


То есть они конкурируют между собой и определяют цену на рынке, которая их удовлетворяет. Поэтому можно с уверенностью говорить, что цены, которые есть — это цены, которые обеспечивают пусть небольшую, но рентабельность сельскохозяйственной деятельности. Это не продажа ниже себестоимости.


— Если посмотреть на ход интервенций, видно, что закуплен миллион тонн зерна. Как сообщили в четверг, половина из выделенных на эти цели 9,5 миллиарда рублей потрачена. Понятно, что еще закупят, скажем, миллион тонн. Достаточно ли этого для поддержания дальнейшей стабильности на зерновом рынке?


— Неправильно считать, что все должно делать государство, все-таки должен работать и рынок. И здесь есть хороший рыночный механизм — это экспорт, который позволяет внутренний рынок очень успешно санировать, убрать излишки зерна. Сейчас экспорт идет. Да, он меньше, чем в прошлом году. Но, по нашим оценкам, все равно будет экспортировано около 20 миллионов тонн зерна. Учитывая, что в экспорте зерна основную часть составляет пшеница третьего и, в первую очередь, четвертого класса, которая наиболее востребована на рынках, где мы работаем, это снимает излишек с внутреннего рынка, создает здесь конкуренцию. Сейчас на рынке конкурируют уже и российские переработчики зерна, и экспортеры, и государство. А чем шире конкуренция, тем и цена будет выше. У сельхозпроизводителей появляется возможность выбора — кому продать зерно, по какой цене и на каких условиях.


— Когда начинается разговор о ценах на зерно, традиционно возникает вопрос о ценах на хлеб. Можно ли ожидать — исходя из складывающейся ситуации на рынке зерна, — что и цены на хлеб будут стабильны?


— В ответ на этот традиционный вопрос я традиционно говорю одно и то же: цены на хлеб от цен на зерно, по сути, не зависят. С апреля 2008 года до настоящего времени цены на зерно упали в два с лишним раза. Найдите мне магазин, где буханка хлеба стала стоить дешевле хотя бы процентов на 20. Цены на зерно составляют в цене на хлеб примерно 20-25 процентов, не более того. От 30 до 60 процентов (по разным регионам по-разному, по разным сортам хлеба по-разному) розничной цены хлеба составляет маржа, которая возникает начиная с момента, когда булка выезжает с хлебозавода, и до покупки ее человеком в магазине. То есть это и транспортные затраты, и доходы торговли, и так далее. В этом отношении важным моментом было бы принятие закона о торговле, который позволил бы урегулировать взаимодействие торговли и производителей не только зерна, но и муки, и хлеба.


— Может быть, в России все-таки перепроизводство зерна, и стране следует пересмотреть свою аграрную политику в этой части?


— Если мы будем замыкать наш агропродовольственный рынок исключительно на Россию, ничего хорошего не получится. Да, в этом году ситуация сложнее, а так в последние годы, когда доходы населения очень устойчиво росли, потребление хлеба в стране сокращалось.


Но для того, чтобы обеспечить устойчивость внутреннего рынка (а нам нужно около 70-72 миллионов тонн зерна в год), нам надо иметь избыточное производство. Не надо забывать, что Россия имеет колоссальный агропотенциал. С 1970-х годов у нас было выведено из оборота около 40 миллионов гектаров земель. 20-30 миллионов гектаров земель мы можем ввести в оборот достаточно быстро, обеспечив производство дополнительных сельхозпродуктов, в том числе, и зерна. А мир все-таки стоит на грани продовольственной небезопасности: население растет, возможности быстрого наращивания производства зерна и сельхозпродукции достаточно ограничены, количество голодающих увеличивается, каждые несколько секунд умирает от голода ребенок. Соответственно, здесь возможности России и для себя, и для мира существенно выше. Эту возможность нельзя не использовать — если мы будем активным экспортером, это станет дополнительным стимулом для крестьян производить продукцию.


— То есть, российское зерно в любом случае будет востребовано, даже несмотря на конкуренцию на мировом рынке?


— А мы научились работать в этой конкуренции. Последний египетский тендер — это 180 тысяч тонн, — выиграло российское зерно, хотя участвовали и французы, и американцы, и все остальные. Наши операторы умеют работать на этом рынке, они готовы работать в условиях честной, прозрачной и ясной конкуренции.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG