Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Что значит на самом деле искоренение фашистских идей. Первая часть из цикла рассказов о практике Германии


Ирина Лагунина: «Активисты разочаровываются в плодах своей деятельности: количество нацистов в результате физического противостояния им на улицах не уменьшается, а само движение находится в стагнации, в связи с отсутствием новых идей и тактик», - это я прочитала на сайте «Antifa.ru». Действительно, если посмотреть на Европу, то основное противостояние нацистской идеологии ведется не на улицах и не силой. И тема антифашистской деятельности в Германии – это не только ставшие традицией противостояния и уличные баталии ультраправых и ультралевых на улицах Берлина, Дрездена и других городов, когда главной задачей больших нарядов полиции является предотвращение столкновений тех и других. Намного более эффективное поле борьбы – это борьба с фашистским образом мыслей. Рассказывает Юрий Векслер.

Юрий Векслер: Главным антифашистом в Германии в силу исторических причин является само государство. И полями его сражений с неонацистами являются в наши дни вовсе не улицы, где государство в лице полиции вынуждено даже охранять своих фашистов, а все больше виртуальное пространство интернета, потому что именно там уже давно неонацисты ведут их кампф за души юных сограждан. Борьба государства с неонацистами – это еще и попытка противостоять им, когда они распространяют свои идеи через репертуар музыкальных групп с экстремистскими взглядами. Но все по порядку.
Распространение в Европе после второй мировой войны правоэкстремистских, и в частности, фашистских, а конкретно в Германии нацистских идей является м.б. для кого-то удивительным, но фактом. И хотя это распространение невелико, но общество, тем не менее, не может добиться его полного искоренения. Старых лидеров движения, неисправимых реваншистов сажали в тюрьму, так как их вину в распространении антиконституционных идей можно было доказать. Ныне ситуация изменилась. Часть неонацистов организована в легальные партии неонацистского толка, лавирующие в рамках конституции. Эти партии до сих пор иногда попадают в земельные парламенты. Но это, так сказать, цивилизированный верх исповедующих подобные нацистским взгляды. Помимо этого есть много внепартийных форм, которые эти партии контролируют. Это, прежде всего, разнообразные региональные товарищества на местах. После падения берлинской стены они оказались вскоре очень распространенными на территории бывшей ГДР, в которой саму стену именовали антифашистским защитным валом. И, как я уже сказал, новыми плацдармами действий немецких фашистов становятся новые средства массовой коммуникации, в первую очередь - Интернет.
Сегодня в немецком интернете насчитывается уже до 1800 страниц, заряженных этой идеологией. О том, как выглядят и работают эти страницы, говорит Хольгер Кулик - один из борцов против правого экстремизма, журналист, руководящий сайтом «Мужество в борьбе против правого насилия».

Хольгер Кулик: Эти страницы очень разные. Если взглянуть на страницы, возникшие под эгидой партии НПД, давно открывшей для себя интернет, то там используются все технические возможности и делается все достаточно эффектно и с выдумкой. Это целый мир, где есть и свое бюро знакомств и флирта, есть свои интернет-магазины, но есть, конечно, и откровенно пропагандистские страницы, распознаваемые с первого взгляда. Есть также и такие, которые сразу не распознаются, как пропаганда, хотя таковой являются. Одним словом, в неонацистском Интернете есть разнообразие, есть все, о чем молодые люди, склонные верить в нацистские мифы и теории, могли раньше только мечтать. Для посетителей страниц важно, что это ничего или почти ничего не стоит, как и то, что все происходит анонимно. Последнее особенно важно, потому что если бы они распечатывали и распространяли тексты, то их можно было бы преследовать в судебном порядке за разжигание, например, межнациональной розни. А интернет позволяет прекрасно заметать следы, так как никто не называет своего настоящего имени, распространяя дальше прочитанное.

Юрий Векслер: Насколько важен сегодня для неонацистов именно Интернет?

Хольгер Кулик: Существует только два средства коммуникации, используемые в этой сфере: первый - это СМС, позволяющее договариваться о встречах, в частности, на подпольных концертах. Что касается Интернета и его притягательности, то тут надо понять, что люди, оказавшиеся в сфере влияния неонацистов и сделавшие своими их убеждения, являются весьма изолированными от других, так сказать, дружественных кругов и объединений своих единомышленников. Поэтому их диалоги с теми, с кем они непосредственно не встречаются, происходят в сети. Это общение еще больше погружает пользователей страниц в их новый «собственный мир».

Юрий Векслер: Интересно, что любая такая страница обязательно снабжена списком 88 наиболее посещаемых страниц такого толка. Неонацисты очень любят это число 88, как и например формулу S5, так как обе внешне схожи с аббревиатурой SS.
Аудитория нацистов относительно невелика, но и недооценивать ее размеры не стоит.

Хольгер Кулик:
Существуют неонацистские интернет-форумы, утверждающе что их посещает более 20 тысяч человек. На этих форумах распространяются все виды нацистских утверждений, в частности, отрицание Холокоста, происходит обмен запрещенной символикой, портретами Гитлера и т.д. Бороться с этим трудно, почти невозможно, так как сайты зарегистрированы, как правило, за границей. И реальные владельцы этих сайтов делают все, что хотят.

Юрий Векслер: Напомню, мы беседуем с Хольгером Куликом - журналистом, руководящим сайтом «Мужество в борьбе против правого насилия». Своими сайтами немецкие неонацисты не ограничиваются, рассказывает он.

Хольгер Кулик: Неонацисты активно используют и обычные интернет-форумы для молодежи, студенческие школьные и так далее. Это новое целевое направление работы неонацистов, работы с идеей закрепиться на этих порталах и вычислять потенциальных рекрутов, которых с ходу не привлечешь фигурой Гитлера и рассказом о третьем рейхе. Подразумевается, что среди посетителей подобных форумов есть такие, которые стесняются своего интереса к нацистскому образу мыслей. Для таких и создаются на обычных форумах внешне безобидные, вполне симпатичные современно оформленные страницы, которые разными линками шаг за шагом, постепенно добавляя идеологическое содержание, заманивают и приближают подростков к знакомству с соответствующим образом мыслей.

Юрий Векслер: В свое время в Соединенных Штатах после терактов 11 сентября было создано абсолютно незаконное движение хакеров, которые взламывали и уничтожали экстремистские мусульманские страницы в Интернете. Их работа была довольно эффективна и даже приветствовалась обществом, потому что в Америке на тот момент не было закона, позволявшего бороться с такой формой распространения злотворных идей. Я спросил Хольгера Кулика, видит ли он смысл в том, чтобы законным образом уничтожать, отключать неонацистские страницы в интернете?

Хольгер Кулик: Предыдущий министр юстиции госпожа Бригитте Циприс, с которой я согласен, считала это бесполезным, ведь запрещенная страница появится через пару дней под другим названием на другом месте у нового провайдера из Эстонии, Латвии, Дании или США, и до тех пор, пока не появятся единые международные правила в интернете, надо примириться с существующим положением дел.
Сеть - это пространство, в котором все возможно. Поэтому следовало бы вместо запрета противопоставить работу в самом интернете, и информационной политикой таких антинацистских сайтов объяснять молодежи, во что они влипают, когда начинают посещать неонацистские страницы. Этим следовало бы всерьез заниматься.
Есть такой аргумент, что наличие неонацистского Интернета позволяет хотя бы видеть, что происходит в этой среде. Отчасти это так. Как минимум, так думают многие в ведомстве по защите конституции.
Но меня поражает, что в последнем отчете этого ведомства насчитывается только 1000 опасных страниц, тогда как ведомство по защите молодежи насчитывает их почти вдвое больше, а если рассматривать многочисленные блоги, в числе которых появляется все больше неонацистских, то эта цифра будет еще большей.

Юрий Векслер: Мы беседовали с Хольгером Куликом - одним из борцов против правого экстремизма, журналистом, руководящим сайтом «Мужество в борьбе против правого насилия». Второй канал наиболее эффективного распространения нацистских идей – музыка. И немецкие неонацисты в своей идеологической работе весьма активно используют этот интерес молодежи. Центром, если можно так выразиться, «нацизма в музыке» является вполне успешно развивающаяся в экономическом отношении бывшая ГДР-овская земля Бранденбург. Именно там полиция чаще всего и конфискует СиДи с песнями, положенными на праворадикальные тексты, и запрещает нелегально организуемые концерты правоэкстремистски ориентированных музыкальных групп.
Один из офицеров полиции, для которого эта борьба с песнями является профессией, не называет свою фамилию журналистам, так как работает в опасной зоне. В статьях он фигурирует, как Бьон К. 40 процентов заявок на запрет музыки, разжигающей ненависть, приходит в федеральную службу по проверке опасных для молодежи книг, СиДи и другой продукции в художественной форме именно из земли Бранденбург. Но 33-летний сотрудник земельной полиции Бьорн К. - единственный, кому поручена эта работа. Только недавно ему дали помощника. А работы в этой сфере борьбы за молодежь хватает.
Бьорн уже прослушал и описал тысячи компакт-дисков. Только в прошлом году он отправил заявки на запрет 59 СД и двух ДВД. Бьорну для исполнения его обязанностей требуются музыкальные способности, как минимум музыкальная память, позволяющая в этом музыкальном сумбуре быстро понять, не слышал ли он ту или иную песню ранее, так как они появляются в различных аранжировках.
Компакт-диски с коричневой музыкой издаются как правило по черному, т.е. подпольно.

Бьорн К: "Многие группы хотят распространять посредством своей музыки идеологию. И для них прибыльная продажа явно не на первом месте. Наш опыт показывает, что 90 процентов дисков, которые мы обнаружили и изъяли, были произведены подпольно. Это также демонстрирует, насколько распространение происходит в замкнутой среде людей определенного образа мыслей. Кто-то там же в этом сообществе покупает их, делает копии и передает друзьям и знакомым дальше.

Юрий Векслер: Если раньше неонацисты делали попытки создать культ старых нацистских маршей и песен, то сегодня этого уже не проходит, и, начав с нацистски нагруженной рок-музыки, их идеологи постепенно освоили привлечение групп самых различных музыкальных жанров и стилей.

Бьорн К: "Сейчас трудно назвать вид музыки, который ни использовался бы для распространения правоэкстремистской или радикальной идеологии. Ее примеры можно найти в нормальной традиционной так называемой народной музыке, и далее в Хип-Хопе, Техно, хардроке и так далее. В каждом разделе музыки есть группы, распространяющие неонацистскую идеологию.

Юрий Векслер: Члены известной неонацистски настроенной группы «Ландсер» были обвинены в организации преступного сообщества, разжигании межнациональной вражды, распространении правоэкстремистской пропаганды и приговорены к различным срокам заключения и денежным штрафам. За процессом наблюдали многие группы и строгий приговор, похоже, подействовал на некоторых.

Бьорн К: Этот и другие подобные процессы производят эффект устрашения. Но в результате многие группы выпускают свои диски в других странах, в частности, в скандинавских или в США, и потом ввозят их в Германию.

Юрий Векслер: В 2004 году немецкие неонаци осуществили проект «СиДи школьного двора». Они успели распространить, раздать бесплатно около школ и излюбленных мест встреч школьников по всей Германии десятки тысяч компакт-дисков с песнями известных немецких и иностранных рок-групп праворадикального толка. Запрет и конфискация приостановили эту деятельность.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG