Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Премьер готовится к Страсбургскому суду по делу ЮКОСа


Андрей Сотник

Андрей Сотник

Мне кажется, имеет смысл более внимательно проанализировать высказывание Владимира Путина о ЮКОСе, ставшее своего рода "гвоздем" его четырехчасового общения с россиянами. Это важно в преддверии Страсбургского суда, который уже в январе рассмотрит жалобу иностранных совладельцев ЮКОСа на Российскую Федерацию.

Один из тезисов премьер-министра таков: процедура банкротства ЮКОСа была инициирована западными кредиторами в соответствии с российским законодательством.

Что ж, западные кредиторы действительно прибегали к услугам российского законодательства в процедуре банкротства ЮКОСа. История такова.

Иск 14 кредиторов о взыскании с бывшей компании Михаила Ходорковского около 483 миллионов долларов долга был сначала удовлетворен в июне 2005 года Высоким судом правосудия Лондона. Эта сумма представляла собой остаток кредита в размере одного миллиарда долларов, выданного компании летом 2003 года синдикатом банков, в числе которых - Societe Generale, Citibank, Commerzbank, Deutsche Bank и другие.

В сентябре 2005 года Арбитражный суд Москвы подтвердил решение Лондонского суда в Российской Федерации, незначительно снизив сумму претензий.

Но вот одно существенное обстоятельство, о котором умолчал Владимир Владимирович. Как иск в Высокий суд правосудия Лондона, так и последующий иск в Арбитражный суд Москвы стали следствием того, что ЮКОС не смог поставлять нефть на экспорт. Но почему не смог? Потому что государственная "Транснефть" не выделила ему соответствующих квот. То есть кредиторы обратились в суды после действий, которые были предприняты российской государственной компанией.

Так что употреблять к этой группе зарубежных компаний термин "инициаторы банкротства ЮКОСа" - по меньшей мере, лукавство. Фактическим инициатором банкротства ЮКОСа явилось российское государство.

Что же касается самого российского законодательства, о котором говорил Путин, рассуждая о деле ЮКОСа... Дело ведь не в самих законах, а в том, как они применяются.

Напомню, что 13 августа 2007 года судом Швейцарии было вынесено решение об имеющихся у него в отношении российского судопроизводства "подозрениях в использовании уголовного процесса как инструмента власти в целях подчинения класса богатых олигархов и удаления потенциальных или реальных политических противников". Тогда Россия просила дать информацию о счетах ряда швейцарских компаний.

Оспорило ли российское государство это заключение швейцарского суда? Насколько мне известно, нет. Знали ли представители Кремля и Белого дома о его существовании? Бесспорно. Именно это судебное решение уже послужило основой отказов России при рассмотрениях отдельных фрагментов дела ЮКОСа в ряде зарубежных судов. Например, в апреле 2008 Кипрский суд отказал в экстрадиции в Россию предпринимателя Владислава Карташова, разыскиваемого Генпрокуратурой РФ по обвинению в хищениях по двум уголовным делам против ЮКОСа. Суд усмотрел в преследовании менеджеров ЮКОСа политическую подоплеку, положив в основу своего решения постановления судов Англии, Швейцарии, Литвы и Эстонии, отказавших России и в экстрадиции нескольких фигурантов дела ЮКОСа, и в правовой помощи по данному делу.

Другой тезис Путина: средства от продажи активов компании ЮКОС поступили в бюджет, в частности, на создание жилищно-коммунального фонда в 240 млрд рублей, чьими услугами воспользовались более 10 млн человек.

Что для Страсбургского суда могут значить его слова о том, что деньги эти пошли на благородные цели - в тот же фонд развития ЖКХ? Какое это имеет отношение к законности тех процедур, которые были применены властями по отношению к активам ЮКОСа? Представим себе, к примеру, шайку, которая грабит людей на Тверской, а на суде сообщает, что потратила награбленное на финансирование "Дома младенца".

По сути же, до сего момента вся процедура "продажи" активов ЮКОСа вызывает серьезные финансовые и правовые вопросы.

Один из самых крупных активов ЮКОСа - "Юганскнефтегаз", напомню, был куплен "Роснефтью", которая предоставила заем на всю сумму фирме-пустышке "Байкалфинансгруп". Отчет "Роснефти" за 2004 год окончательно прояснил все детали этой сделки. Как говорится в отчете, компания предоставила в 2004 году беспроцентные займы ООО "Байкалфинансгруп" на общую сумму 260,781 млрд рублей на срок до 31 декабря 2005 года. Эта сумма практически совпадает с затратами "Байкалфинансгруп" на покупку "Юганскнефтегаза" на аукционе РФФИ 19 декабря (260,753 млрд рублей или 9,35 млрд долларов). То, что "Байкалфинансгруп" была фирмой-пустышкой, еще в 2004 получило документальное подтверждение. Но главной сенсацией отчета "Роснефти" стала не констатация этого очевидного факта, а информация относительно того, откуда взялись деньги на кредит "Байкалфинансгруп" у самой "Роснефти", у которой, как известно, имелись немалые долги. Отчет "Роснефти" подтвердил версию о том, что на покупку "Юганскнефтегаза" были пущены кредитные деньги, полученные от аффилированных к государству Внешэкономбанка и Сбербанка.

Другими словами - государственные средства были прокручены через государственные банки и государственную "Роснефть" с последующим их зачислением на счет государственного же фонда ЖКХ. То есть банкноты были переложены из правого в левый карман пиджака одного владельца. И зачем было прибегать к таким экзотическим "проводкам"? Не проще ли было сразу же деньги банков передать в фонд ЖКХ?

Похоже, что Владимир Путин провел пиар-акцию, в том числе, и в преддверии рассмотрения дела ЮКОСа в Страсбурге. Для внутреннего употребления эта риторика, может, и годится. Но суд потребует других доказательств. А их, представляется, у российских властей пока нет.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG