Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Спасите Утриш» - кому выгодно уменьшение площади заказника в два раза


Ирина Лагунина: В начале декабря в семи российских городах прошли акции в защиту заказника «Большой Утриш», который расположен в Краснодарском крае недалеко от Анапы. Рассказывает Любовь Чижова.

Любовь Чижова: Акции в защиту Утриша прошли в Москве, Санкт-Петербурге, Анапе, Майкопе, Екатеринбурге, Апатитах и Краснодаре. Их участники обеспокоены судьбой этой уникальной территории на черноморском побережье. Официально нынешнему заказнику хотят придать статус заповедника, но при этом уменьшить его площадь в два раза. На оставшейся территории планируют построить дороги и, по данным «Гринпис», физкультурно-оздоровительный комплекс Управления делами Президента. Эти две темы были вынесены на общественные слушания по проблемам Утриша, которые прошли в Анапе и Новороссийске. Но общественность, по уже сложившейся традиции, на эти слушания не пустили. Говорит представитель Гринпис в России Михаил Крейндлин…

Михаил Крейндлин: За два часа до официально объявленного времени общественных слушаний зал был заполнен людьми. Как было сказано на входе, там проходит совещание администрации города Анапы по поводу празднования Нового года. Было сказать, что без пятнадцати четыре совещание закончится и все желающие принять участие в общественных слушаниях будут допущены в зал. Началась регистрация желающих участвовать в общественных слушаниях, никто из зала не вышел. Из зарегистрированных было порядка ста человек. Через рамку пропустили в фойе. Дальше на входе в зал стояло четыре человека в штатском весьма крупного физического телосложения, которые не давали никому проникнуть в зал. Те люди, которые там сидели, участвовали в совещании по Новому году, там оставались. Через некоторое время вышел директор департамента государственной политики регулирования в области охраны окружающей среды Минприроды России и предложил представителям общественных организаций, которые находились, это были мы, представители Экологической вахты по Северному Кавказу, попросил составить список из 10 человек, которые могут пройти в зал. Мы посчитали это категорическим нарушением законодательства и прав граждан на участие в общественных слушаниях. Мы сказали, что все, кто зарегистрирован, должны иметь возможность принять участие. Я лично заявил, что я безусловно хочу выступить, но я войду в зал последним, после всех, кто зарегистрировался. После этого никого в зал не пропустили. В заключении в самом конце на вторых слушаниях буквально за 10 минут до окончания удалось в зал проникнуть Марии Рузиной, которая единственное, что успела заявить, перечислив те общественные организации, которые там были, что мы требуем признать слушания не состоявшимися.

Любовь Чижова: В чем была суть этих слушаний?

Михаил Крейндлин: Слушания проходили по двум объектам. Первое – по созданию государственного природного заповедника Утриш. А второе – это строительство, рабочему проекту противопожарной дороги. Общий смысл слушаний такой: естественно, давно добивались создания заповедника, но вариант, который вынесен на слушания, во-первых, сильно сокращен по площади по сравнению с тем проектом, который готовил Всемирный фонд дикой природы. Основная проблема даже не в этом, а в том, что из него исключается территория, на которой предполагается строительство культурно-оздоровительного комплекса Управления делами президента, который сейчас находится в аренде, а так же коммуникаций к нему площадью 284 гектара – это противопожарная дорога и еще требует администрация края для каких-то своих нужд.

Любовь Чижова: На слушаниях так прямо и говорилось, что там планируется строить физкультурно-оздоровительный комплекс?

Михаил Крейндлин: Конечно, там этого не говорилось. Более того, когда прямо задали вопрос, кто стоит за этим строительством, сказали, что этого не знают.

Любовь Чижова: Это был Михаил Крейндлин из российского отделения Гринпис. Экологи требуют отменить результаты так называемых общественных слушаний по заказнику «Большой Утриш», и требуют, чтобы ситуацию взял под личный контроль президент России Дмитрий Медведев. Обращение к президенту подписали представители Гринпис, WWF России, Экологической Вахты по Северному Кавказу, а также обычные люди. Также защитники Утриша обратились в прокуратуру с требованием отменить результаты прошедших слушаний, которые признаны состоявшимися, и назначить дату нового мероприятия. Рассказывает Андрей Рудомаха из экологической вахты по Северному Кавказу

Андрей Рудомаха: Решить ее может только президент России. Поэтому мы решили обратиться к нему. Потому что с администрацией края, с Минприроды бесполезно разговаривать, потому что они выполняют указания свыше. Так, как были проведены слушания, бесцеремонно, нагло, говорило о том, что администрация уверена в безнаказанности, что все это пройдет. Еще одна инстанция, к которой мы будем апеллировать – это международные структуры. То есть либо президент России, либо международные структуры, обратившиеся к властям России, способны что-то здесь изменить принципиально.

Любовь Чижова: Какое место заказник Утриш занимает в Краснодарском крае? Туда ездят местные жители или туда приезжают люди со всей страны? Что он вообще из себя представляет, в чем его уникальность?

Андрей Рудомаха: Это единственное место в России с особым климатом, с особыми экосистемами. Это так называемые сухие субтропики. Они отличаются особыми климатическими условиями, то есть произрастают определенные виды растений, например, фисташка туполистая только там растет. Особый тип сообществ природных. Реликтовые приморские лагуны. Там, конечно, не только Краснодарский край, вся Россия, большое количество людей там отдыхает. Люди любят это место, это стало причиной мощной волны гражданского сопротивления плану хозяйственного освоения этой территории. Мы проводили пикет в Анапе, было где-то 300 человек, большинство местные жители. Это яркий показатель, что населению не все равно. Конечно, все против. Хотя так, как прошли слушания, по формальному характеру показывает, что в зал согнали чиновников администрации, которым было дано четкое указание, что говорить, за что голосовать, они все одобрили. А общественность, участники пикета, общественные организации, даже разработчики проекта Всемирный фонд дикой природы, даже их не пустили в зал. Такого на моей памяти, честно говоря, не было. То же самое повторилось в Новороссийске, тот же самый сценарий. Заранее перед слушаниями они делают совещание, собирают сотрудников администрации, муниципальных предприятий и потом перетекает в слушания по заповеднику, а общественность стоит за пределами самих слушаний. Будем опротестовывать в судебном порядке. Уже подали заявления в прокуратуры различные. Будем добиваться отмены слушаний, проведения их по новой. То есть мы за заповедник Утриш. Но заповедник, который будет включать в себя все ценные комплексы природные, без изъятий под президентские дачи, под то, что хочет сделать администрация края, застроить рекреационными комплексами самую ценную часть побережья, без дорог, рассекающих эту и без того небольшую территорию. Заповедник должен быть обязательно создан.

Любовь Чижова: Это был Андрей Рудомаха из Экологической вахты по Северному Кавказу. Координирует акции в защиту заказника «Большой Утриш» Мария Рузина из межрегионального добровольного движения «Спасем Утриш». Оно было образовано два года назад, когда в заказнике начались незаконные вырубки леса. Мария – из Санкт-Петербурга, но значительную часть своей жизни она посвятила заказнику на берегу Черного моря. О том, чем ей дорог Утриш, говорит Мария Рузина…

Мария Рузина: Во-первых, он дорог мне лично, потому что Петербург моя родина, Утриш – вторая родина. Я здесь 16 лет, сначала работала внештатным сотрудником заказника, после его расформирования внештатным сотрудником лесхоза. Привозила сюда детский экологический лагерь. В общем Утриш, это, если хотите, эмоционально. А с точки зрения ценности этих территорий – это действительно уникальное место не только в России. Здесь реликтовое можжевелово-фисташковое редколесье с плотностью в некоторых местах вырастания этих можжевельников весьма и весьма высокой. То есть то самое незаконное строительство, оно должно проходить именно в местах наиболее экологически ценных. Например, здесь мы на перевале, это буквально краешек будущего заповедника, ныне заказника, здесь в основном все-таки лиственные породы. Здесь можжевельника гораздо меньше. А вот в центре Утриша, в районе лагун они произрастают очень плотно. И отдавать центр Утриша под строительство – это просто недопустимо. Далее, огромное количество видов растений и животных, занесенных в Красную книгу. Совершенно потрясающий микроклимат и даже запах Утриша ни с чем не сравним. Я была в можжевеловых лесах, например, в Крыму, там сухо. А здесь совмещение морского воздуха, запахи степи, которые доносятся из Тамани. В принципе Утриш – это легкие Анапы. Потому что как раз совмещение вот этого морского климата, степного ветра и можжевеловых, которые огораживают от болезней, я не специалист, но верю специалистам – это как раз, то обеспечивает целебный климат Анапы. Почему это является детским курортом. Если, не дай бог, нарушить экосистемы, они неизбежно будут нарушены при строительстве, при разрезании этого монолитного леса дорогами, на самом деле Анапа перестанет существовать замечательным курортом.

Любовь Чижова: Каким вам видится будущее Утриша, каким бы вы хотели его видеть?

Мария Рузина: Я бы хотела его видеть свободным заповедником Утриш. То есть заповедником кластерного типа с обязательной целостностью как лесных территорий, так и акваторий, не дай бог это разделить. Там же по этому проекту еще и акватория разделена. То есть здесь, например, рыбки охраняются, а на месте стройки они не охраняются, а дальше кусочек, где опять охраняются. Во-вторых, по возможности, опять же я не большой специалист, но знаю, что сейчас разрабатываются поправки к закону и возможно законное разрешение экологического туризма в заповедниках. Это было бы спасением, если бы экологический туризм был бы устроен так же грамотно, как и в некоторых западных странах, то есть без возможности строительства, без возможности аренды территорий, с возможностью быть зелеными рейнджерами, например, как в той же Америке в национальных парках. Люди приезжают, они выступают как волонтеры, люди совершенно разных профессий. Многие из них чрезвычайно богаты. Они пожилые, но они приедут просто для того, чтобы почистить берег, пожить в палатке. И при этом оказать какую-то пользу заповеднику. Но при этом они даже платят какой-то экологический взнос. Есть вариант, когда этот экологический взнос взимается, когда человек заезжает с палаткой на четко установленную стоянку, скажем, вне такой жесткой охранной зоны, платит этот взнос и получает какое-то серьезное экологическое задание. Если во время своей стоянки и проживания на Утрише выполняет его, например, чистит берег, носит что-то в кормушки животным, проводит какие-то работы, то этот экологический взнос возвращается. Такой вариант позволил бы приехать и студентам, и малообеспеченным людям, но, конечно, не в том размере, не в том объеме, как народ приезжает сюда сейчас. Людская волна буквально вытаптывает и сметает Утриш. То, что говорят, что рекреационная нагрузка на Утриш сильно увеличена, она многократно превышает все возможные, заповедник не должен быть закрытой стеной, возможностью прогуливания там только чиновников для сбора грибов и ягод, а какой-то возможно доступ в некоторые зоны заповедника для обычных людей, она обязательно должна быть.

Любовь Чижова: Рассказывала координатор Межрегионального добровольного движения «Спасем Утриш» Мария Рузина. В интернете действует сайт «Спасем Утриш», и все желающие могут поставить свою подпись под требованием защитить территорию заказника от незаконного строительства.
XS
SM
MD
LG