Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Соблазны и вызовы электронной почты. Гость “Американского часа” – филолог Бен Ягода.





Александр Генис: Рождественский сезон всегда был самым горячим для американской почты. В последние годы, однако, все изменилось. Вместо того, чтобы зарабатывать на нашем эпистолярном зуде, почта теряет по два миллиарда долларов в год. Ходят даже слухи, что почтальоны больше не будут работать по субботам – нечем платить. Во всем виноват, конечно, могучий конкурент - электронная почта. По-моему, это идеальная форма общения. Вместо телефона, который всегда звонит не вовремя - краткое сообщение, которого хватает на шутку и информацию. И отвечай, когда тебе удобно. Плохо другое: электронная почта засасывает, и мы проверяем ящик не каждый день, а каждый час. Это – какая-то мания, которой и я подвержен. Поэтому мы и решили обратиться к эксперту, профессору английского языка в университете штата Делавэр Бену Ягоде, который объяснит, как разумно пользоваться э-почтой. С сегодняшним гостем “Американского часа” беседует наш корреспондент Ирина Савинова.


Ирина Савинова: Имейл – часть нашей жизни. Что революционного в электронной почте?


Бен Ягода: Новым в электронной почте является то, что она объединила в одно целое устное и письменное общение. Письменное общение, будь то книга или письмо, всегда находится в зависимости от языковых формальностей: стиль более сдержанный, выражение мыслей – продуманное, с тщательно подобранными словами. Устное – спонтанное, мысль мгновенно переходит из мозга на язык. Имейл находится где-то посередине и обладает и хорошими, и не очень хорошими качествами этих двух видов общения.


Ирина Савинова: Положительные и отрицательные стороны имейла. Поговорим об этом.


Бен Ягода: Спонтанность, вот замечательное качество имейла. Я и сам пишу, и преподаю другим английский язык и композицию. Могу сказать, что электронный мессэдж отличается своей живостью. Как правило, мессэджи хорошо написаны. Я не имею в виду текст, созданный по правилам грамматики. Возьмем использование метафор или аллитерации. Мало кто ими пользуется в имейле. Но мессэджи всегда интересные, и за ними сразу видна личность автора. Электронной почте присущи свойства живого разговора. Возьмите телефон: услышав голос, вы сразу знаете, кто звонит. И читая имейл, вы сразу узнаёте человека. Однако не все умеют хорошо писать. Имейл на голову выше устной речи, но сохраняет спонтанность и свежесть разговора.

Ирина Савинова: Если речь идет о плохих сторонах имейла, сразу перед глазами возникает “СиСи”, эта напасть, известная как включение вас в электронную переписку двух лиц как человека, который, возможно, должен быть осведомлен о ее содержании.


Бен Ягода: Да, это не очень хорошо. “СиСи” – настоящая угроза и опасность. Даже те мессэджи, которые друзья или коллеги переправляют вам, невинно полагая, что посылаемая информация вас может развлечь или заинтересовать. Обычно эта информация вас не интересует. Ну и, конечно, нужно упомянуть джанк-мусор, спам и рекламу, которую бизнесы посылают вам, заполучив где-то ваш электронный адрес. Количество такой почты ошеломляющее.
Другой вредный аспект имейла: в некоторых профессиях, в адвокатской например, требуется, чтобы вы были постоянно на связи, в любое время дня и ночи. Не отвечать на мессэдж в течение получаса или часа, или какого-то другого промежутка времени, установленного вашей компанией, значит подрывать свою репутацию. К счастью, я не работаю в таких условиях и надеюсь, что вы – тоже. Это такое тяжелое бремя.


Ирина Савинова: Сравним имейл и эпистолярную традицию. Имейл короток, спонтанен, написан не очень опрятно, в письме – слова подбирают тщательно, думая о том, какой эффект они будут иметь на получателя, и стараются как можно точнее передать свою мысль.


Бен Ягода: Я, как и многие, полагаю, что имейл не подходит для очень длинных сообщений. На длинные я просто не отвечаю. Вот когда люди переписывались, было приятно получить длинное письмо: вы входили в его атмосферу и оставались там какое-то время. Я считаю, что имейлом длиной более чем в два экрана трудно манипулировать. Длина послания – одно из отличий имейла от письма. Другое, положительное отличие, в том, что переписка по имейлу носит характер "послал-получил". Солдат в Ираке или иммигрант, уехавший жить в другую страну, не должен неделями ждать ответа на свои письма. Имейл доставляет их мгновенно, и можно тут же на них ответить, “поговорить”, так сказать. С перепиской в офисе другая напасть: иногда ни одна из сторон не хочет закончить разговор, и он длится, и длится, пока кто-нибудь не выдерживает. Когда пишут больше, чем требуется, это становится серьезной проблемой.

Ирина Савинова: Как имейл изменил наше общество?

Бен Ягода: Имейл принес большие изменения. В особенности в том, как теперь строится наш день. Это, правда, зависит от того, где вы работаете и каков стиль вашей жизни. Говоря о том, сколько раз в день я проверяю электронную почту, скажу, что я даже не знаю. Кажется, что все время. Это стало пагубной привычкой, будь то “фейс-бук” или просто имейл. Вы знаете, я часто стал ловить себя на мысли, что нужно чаще выключать компьютер. Признаемся: все, даже те, кто не работают за столом, полагаются на имейл. Мои дети, их учителя, мой врач – все координируют свои действия друг с другом. Скажу, что имейл изменил в большей или меньшей степени жизнь каждого.

Ирина Савинова: Мы проверяем электронную почту много раз на дню, и наша зависимость от компьютера только крепнет.

Бен Ягода: Лично я отказался от такого приспособления, как умный телефон “блэкберри” – я не хочу быть привязанным к компьютеру все время. Когда я вне дома, я не хочу зависеть от компьютера или имейла. Так здоровее.

Ирина Савинова: Поговорим об этикете электронной почты.

Бен Ягода: Прежде всего, удивительно, что она существует. Она не писана, но все ее соблюдают. Каждому приходилось переживать, когда его мессидж, в котором он выражал недовольство начальником, попадал к последнему потому, что мы сами посылали ему ссылку “СиСи”. Мы быстро научились быть осторожными. Мы также научились не писать грубо или неприлично или нечто такое, что могло бы попасть в чужие руки. Я учу своих студентов, может, это и излишняя осторожность, но я говорю им: “Никогда не пишите ничего такого, что нельзя напечатать на первой странице “Нью-Йорк Таймс”. При этом, я имею в виду стиль, а не содержание. Также нужно помнить, что с юридической точки зрения вы не имеете никаких прав на свое послание: получатель может пустить ваш мессэдж гулять по всему белому свету. Все также понимают, что даже в имейле вы не можете быть полностью-полностью откровенными. И никогда не следует забывать вносить исправления в свой поток сознания на экране.
XS
SM
MD
LG