Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Вопросы политической физиологии


Материалы Ходорковских чтений будут переданы Михаилу Ходорковскому; это пообещал адвокат Юрий Шмидт.

Материалы Ходорковских чтений будут переданы Михаилу Ходорковскому; это пообещал адвокат Юрий Шмидт.

Организаторами пятых Ходорковских чтений стали правозащитное общество "Мемориал", Институт национального проекта "Общественный договор" и фонд "Информатика для демократии" (ИНДЕМ). На сей раз участники Ходорковских чтений попытались разобраться в "физиологии" правящего в России политического режима и его перспективах.

В своем вступительном слове один из модераторов дискуссии, генеральный директор Центра этнополитических и региональных исследований Эмиль Паин говорил о том, как можно глубже исследовать генеалогию и конкретные особенности "путинизма" - в интересах всего общества:

- Общество интересуется, в каком направлении будет эволюционировать эта самая идеология. Будет ли она сближаться с
У этого режима нехилый иммунитет: гнется, да не ломается.
Туркменбаши или просто с фашизмом, а может, наоборот, будет развиваться в сторону модернизации, демократизации. Народ хочет знать, какова жизнеспособность, устойчивость этого режима. Полагаю, что мы имеем дело с двигателем внутреннего сгорания - который, если и сгорает, то исключительно по причинам внутренних дисфункций, почти без воздействия внешних сил. Но у этого режима нехилый иммунитет: гнется, да не ломается. У него есть некие внутренние механизмы самосохранения, технологии самоподдержания - и знание этих технологий поможет нам в очередной раз не попасть в лужу с прогнозами. В который раз на Ходорковских чтениях я слышу о скорой кончине этого организма, но слухи всякий раз оказываются слишком преувеличенными.

Дать точную характеристику сложившегося сегодня в России политического режима - задача не столь простая, отметил директор "Левада-центра" Лев Гудков:
Режим выстроен из обломков и материалов старой системы, но сама композиция институтов и главные их функции стали другими.


- Есть два расхожих мнения - причем и у отечественных, и у зарубежных исследователей. Первое: страна возвращается в СССР, нынешний режим - разновидность фашизма. И второе: нынешний режим - это персональная авторитарная власть Путина. И то, и другое мнение, на мой взгляд, неверны. "Путинизм", на мой взгляд, явление, не описанное еще в политологии и требующее анализа. Режим выстроен из обломков и материалов старой системы, но сама композиция институтов и главные их функции стали другими. Многие институциональные структуры - суд, прокуратура, армия, МВД, школа и тому подобное - сохранились почти в том же виде с советского времени, однако контекст их функционирования стал иным.

Лев Гудков обратил внимание на специфические черты нынешней российской власти, которые делают ее непохожей на традиционные модели авторитарных или тоталитарных режимов:

- Путинизм - это не тоталитаризм и не привычный авторитаризм. Прежде всего, нет прежней монополии партии и государства, сращения партийного аппарата и государственных органов управления, идеологического и государственного контроля, пронизывающего общественную жизнь. "Единая Россия" не повторяет КПСС ни по своему устройству, ни по функции, ни по эффективности. Она не образует дублирующую инфраструктуру управления, как КПСС, но и не обладает правом формирования правительства, как в демократических странах. Функция ее партийного аппарата сводится к обеспечению инсценировок массовой поддержки власти. Новым в режиме является, прежде всего, технология власти. Путин - не фюрер и не демагог, завоевавший доверие в ситуации глубокого кризиса. По своей ментальности это чиновник из органов, пришедший к власти в результате аппаратных сделок и интриг. Чиновник, которому пропаганда уже задним числом, после утверждения его у власти, придала харизматический ореол.

Президент фонда "Либеральная миссия" Евгений Ясин напомнил участникам и гостям Ходорковских чтений: в мировой политической науке есть понятие "дефектной демократии".

- От авторитаризма "дефектную демократию" отделяет один признак, - подчеркнул Евгений Ясин. - Между "дефектной демократией" и либеральной демократией есть много разных оттенков; а вот на границе авторитаризма он только один. И состоит он в масштабах фальсификации выборов. Мы это все наблюдали в октябре нынешнего года - в масштабах, которые до сих пор не играли существенной роли. С моей точки зрения, 11 октября (день голосования на выборах местных органов власти и законодательных собраний трех регионов РФ. – РС) некая граница была пройдена на наших глазах - под шумные разговоры относительно либерализации и модернизации.

Эволюционирует ли такое специфически российское явление, как "путинизм", в сторону привычного авторитаризма? Об этом, отвечая на вопрос Радио Свобода, размышляла ведущий научный сотрудник Московского центра Карнеги Лилия Шевцова:
Все подобного рода режимы в случае непредсказуемости и неуверенности пытались удержаться силой.


- Думаю, что власть уже ощущает: система неустойчива, нестабильна. И сам факт, что президент Дмитрий Медведев начал говорить о модернизации, о каких-то переменах, означает то, что правящая команда начала искать новый способ самовыживания. Сможет ли она пойти в направлении этой дегерметизации дальше? Думаю, что нет, ибо это потеря власти. Пойдут ли они на усиление репрессивного синдрома? Я не исключаю, что - да. Все подобного рода режимы в случае непредсказуемости и неуверенности пытались удержаться силой.

На пятых Ходорковских чтениях присутствовал адвокат Михаила Ходорковского Юрий Шмидт, который, как было объявлено, передаст бывшему главе ЮКОСа материалы состоявшейся дискуссии.

Об идеологии и целях Ходорковских чтений в эфире Радио Свобода рассказывал политолог Георгий Сатаров.
  • 16x9 Image

    Виталий Камышев

    Обозреватель Радио Свобода. Сотрудничает с радиостанцией с 1997 года. Работал в журнале " The New Times",  газете "Аргументы и факты", был постоянным автором газеты "Русская мысль" (Париж) в 1995-2000гг.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG