Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Хакеры в русском Интернете и политические последствия дела «Клайматгейт»


Ирина Лагунина: На открытии конференции ООН по климатическим изменениям Раджендра Пачаури, глава межправительственной группы экспертов – ведущих ученых, которые исследуют проблемы изменения климата, вынужден был говорить о том, что еще месяц назад совсем не входило в его планы. Он вынужден был отвечать скептикам, вооруженным плодами хакерской работы:

Раджендра Пачаури: Существует неоспоримое свидетельство того, что мир выиграет от как можно более ранних действий и что отсрочка только приведет к экономическим и гуманитарным потерям, цена которых будет все выше.

Ирина Лагунина: За считанные дни до открытия саммита по изменению климата в Копенгагене произошло событие, которое оппоненты теории глобального потепления назвали «мошенничеством века». В Интернете – первоначально на российском сервере – появилась электронная служебная переписка сотрудников Центра климатических исследований Университета Восточной Англии, демонстрирующая изнанку теории. Тот факт, что переписка оказалась на сервере в Томске, заставил ряд западных экспертов в области кибернетической безопасности вспомнить о кибер-атаках на Эстонию и Грузию, проведенных если не напрямую с участием российских спецслужб, то, по крайней мере, с помощью хакеров, симпатизирующих политической линии Кремля. Об этом в начале работы конференции в Копенгагене написали две очень разные по политической ориентации британские газеты «Индепендент» и «Таймс». Последняя даже воспользовалась термином «хакеры-патриоты». А американская «Нью-Йорк Таймс» опубликовала заметку о том, что российское правительство весьма заинтересовано в том, чтобы не брать на себя обязательства по сокращению выброса в атмосферу «парниковых газов» и тем более, чтобы сорвать процесс торговли квотами на выброс углекислого газа, наследия Киотского протокола. Кстати, вот тоже любопытный факт. Накануне конференции в Копенгагене в 15 странах мира был проведен опрос – насколько люди готовы платить за более экологически чистую энергию. Готовы ли вы пожертвовать одним процентом ВВП на эти нужды. 48 процентов американцев, 53 процента японцев и 68 процентов китайцев ответили да. Готовы ли вы отдать полпроцента, спросили у тех, кто не готов дать один, и 14 процентов американцев, 12 японцев и 14 китайцев тоже ответили да. Ничего не хотят платить 16 процентов китайцев и 35-38 японцев и американцев. Для сравнения: ничего не хотят платить 62 процента россиян. И лишь 11 согласны на процент. Из полутора десятков стран мира Россия – единственная, где подавляющее большинство людей ни о чем не хотят думать и ничего не хотят делать. Но, возвращаясь к украденным документам, – хакерская работа уже вызвала серьезные политические дебаты. О реакции в США на кражу переписки ученых рассказывает Владимир Абаринов.

Владимир Абаринов: Авторы электронных посланий Фил Джонс, Майкл Манн, Малкольм Хьюз, Рэймонд Брэдли и Кейт Бриффа – известнейшие климатологи, создатели ключевого графика, на котором показаны колебания температуры воздуха в Северном полушарии за последнюю тысячу лет. С середины XIX века кривая температуры резко подскакивает вверх, загибается крюком, поэтому неофициальное название графика - «хоккейная клюшка». Крюк демонстрирует прямую связь потепления с промышленной революцией. Критики теории глобального потепления утверждают, что колебания температуры объясняются естественными причинами и не связаны с деятельностью человека. И вот теперь оказалось, что авторы графика замаскировали невыгодные им данные последних десятилетий, когда кривая превратилась в горизонталь и даже показала похолодание. В переписке они сами называют свои действия «уловкой», направленной на то, чтобы «скрыть спад» температуры.
Один из убежденных противников теории глобального потепления, сенатор-республиканец Джон Инхоф шесть лет назад произнес свою первую речь на эту тему и с тех пор неустанно добавляет к ней все новые аргументы.

Джон Инхоф: Я рад, что во всем мире растет число ученых, политиков и журналистов, которые публично отвергают климатический алармизм. Когда шесть лет назад я выступил на пленарном заседании Сената с критикой этой теории, немногие занимали ту же позицию, что и я. Сегодня моя правота подтвердилась, и я горд тем, что в одном ряду со мной стоят те, кто дерзает ставить под сомнение взгляды Эла Гора, голливудской элиты и Организации Объединенных Наций. <…>
Бывший вице-президент пользуется в своей пропаганде неточными или вводящими в заблуждение научными данными. Он пропагандировал ныне разоблаченный температурный график «хоккейная клюшка», чтобы доказать, что воздействие человека на климат играет решающую роль. Он пытался минимизировать значение средневекового потепления и Малого ледникового периода. Он настаивал на связи между ростом числа ураганов и глобальным потеплением – в существование этой связи не верит большинство ученых. Он утверждал, что сегодняшняя Арктика переживает беспрецедентное потепление и игнорировал тот факт, что в 30-е годы прошлого века там было так же тепло или еще теплее. Он заявлял, что Антарктика теплеет и теряет ледовый покров, но не удосужился уточнить, что это справедливо лишь для небольшого участка, а гораздо более обширная территория охлаждается и наращивает массу льда. Он раздувал необоснованные страхи, что на Гренландии лед вот-вот исчезнет. Он ошибочно утверждал, что на вершине Килиманджаро тает ледяная шапка, хотя вокруг становится прохладнее, и исследователи считают причиной потери льда местные методы землепользования. Он делал заявления о колоссальном подъеме уровня моря в будущем – эти оценки далеко превосходили какой бы то ни было научный «консенсус» и не находили подтверждение даже в алармистсткой литературе. Он ложно утверждал, что вследствие таяния льдов численность белых медведей существенно сокращается.

Владимир Абаринов: Сенатор Инхоф потребовал провести парламентское расследование информации о фальсификации научных данных британскими климатологами. Но председатель профильного комитета верхней палаты демократ Барбара Боксер заявила, что расследовать надо не «климатгейт», как назвала эту историю пресса, а незаконный взлом компьютерной системы. Однако в соответствующем комитете нижней палаты слушание по изменению климата было запланировано еще до «климатгейта». В своем вступительном слове председатель комитета Эдвард Марки представил теорию изменения климата в исторической перспективе.

Эдвард Марки: После того, как он получил доклад от своего комитета по делам науки, президент Линдон Джонсон направил в 1965 году специальное послание Конгрессу, в котором отмечал, что «постоянное увеличение объема углекислого газа как продукта сгорания ископаемого топлива» изменило состав атмосферы. В 1978 году Роберт Уайт, первый директор Национального управления по океану и атмосфере, предупреждал, что выбросы углекислого газа «могут иметь последствия для климата, представляющие значительную угрозу для будущего». В 2001 году Национальная Академия Наук в докладе, составленном по указанию президента Буша, сделала вывод о том, что «глобальное потепление может повлечь за собой серьезные неблагоприятные социальные и экологические последствия к концу этого столетия». В докладе, выпущенном ранее в этом году, американские научные учреждения утверждают, что «изменения климата в Соединенных Штатах уже происходят и предполагается их дальнейший рост».

Владимир Абаринов: Эдвард Марки напомнил американцам, что означает глобальное потепление для Америки.

Эдвард Марки: Это десятилетие было самым жарким за всю историю наблюдений. Каждый год, начиная с 2001-го, входил в десятку самых жарких. Этим летом океан был самым теплым за последние 130 лет. Площадь арктического ледового покрова в летний период в течение нескольких последних лет резко сократилась по сравнению с предыдущими двумя десятилетиями – площадь этого сокращения примерно в три раза превышает размер Техаса. Мы должны знать, что по мере потепления мы рискуем пройти точку невозврата, после которой изменения станут стремительными и необратимыми. В Соединенных Штатах последствия очевидны. Нашим фермам угрожают повышение температуры воздуха, дефицит воды и насекомые-вредители. На северо-востоке возросла угроза разрушительных ливней и наводнений. Жители Аляски видят, как земля, на которой стоят их дома, в буквальном смысле уходит у них из-под ног вследствие таяния вечной мерзлоты. На Западе сокращение снежной массы, покрывающей горы, и участившаяся засуха истощают наши водные запасы.

Владимир Абаринов: Однако заместитель Эдварда Марки, республиканец Джеймс Сансенбреннер не позволил слушанию отклониться от «климатгейта». Особую пикантность событию придавал тот факт, что советник президента Обамы по науке Джон Холгрен, в недавнем прошлом – профессор Гарвардского университета, участвовал в переписке с британскими климатологами.

Джеймс Сансенбреннер: Когда сама наука политизирована, принимать объективные политические решения становится невозможно. Политика в области науки предполагает абсолютную прозрачность. Как лиц, принимающих политические решения, всех нас должно обеспокоить то обстоятельство, что ученые, играющие ключевую роль в изучении климата, говорят в частной переписке, что они нашли «уловку», при помощи которой можно «скрыть снижение» температуры, зафиксированное в собранных данных. Не далее как две недели назад в Интернете появились 160 мегабитов информации, включающей более тысячи электронных посланий, в том числе одно, написанное нашим сегодняшним свидетелем, д-ром Джоном Холдреном. Хотя эта переписка не отменяет всего того, что нам известно об изменении климата, ее содержание отвратительно. Как выразился один из комментаторов, от нее исходит «зловоние интеллектуального разложения».

Владимир Абаринов: Конгрессмен Сансенбреннер постарался представить авторов электронной переписки в самом невыгодном свете. Он говорил о моральном терроре, который они развязали против своих оппонентов.

Джеймс Сансенбреннер: Документы демонстрируют систематическое подавление членов научного сообщества, имеющих иное мнение относительно причин изменения климата, практику запугивания редакторов и руководства журнала, который посмел опубликовать статьи, подвергающие сомнению так называемый «консенсус» и манипуляцию научными данными, а также, возможно, и уголовно наказуемые действия, направленные на уклонение от ответов на запросы данных в соответствии с законами о свободе информации, как американским, так и британским. Это говорит о том, что у многих ученых-климатологов и сторонников законодательства о климате есть материальная заинтересованность.

Владимир Абаринов: По мнению Джеймса Сансенбреннера, разоблачение ставит крест на всей теории глобального потепления.

Джеймс Сансенбреннер: Электронная переписка демонстрирует тенденцию к подавлению, манипуляции и секретности - тенденцию, которая определялась идеологией, невзыскательностью и стремлением к выгоде. Она больше похожа на научный фашизм, чем на научный процесс. Хочется верить, что этот скандал положит конец заявлениям, что «науке все ясно» и станет началом прозрачной научной дискуссии.

Владимир Абаринов: Наконец, место за столом свидетелей щзанял Джон Холгрен. Джеймс Сансенбреннер подверг его допросу с пристрастием.

Джеймс Сансенбреннер: Это часть колоссального международного научного мошенничества. Д-р Холдрен, вы находились в центре многих событий этой истории. У меня к вам пара вопросов, касающихся ваших заявлений, сделанных до того, как вы стали сотрудником администрации Обамы. В августе 2006 года вы дали интервью Би-Би-Си. Вы в нем сказали, что возможно повышение уровня моря до 4 метров. Это на три с половиной метра больше, чем оценка межгосударственной группы экспертов. Теперь - что касается теории «хоккейной клюшки», на которую тут ссылался наш председатель. Эта теория в значительной мере дискредитирована в научном сообществе. Тем не менее, в своем электронном письме вы агрессивно нападаете на двух ученых, занимающих иную позицию. Полагаю, совершенно очевидно, что в обоих случаях вы не правы. Меня интересует, не беспокоит ли вас то, что будучи должностным лицом правительства, призванным выражать интересы всего общества, вы представляете в ложном свете выводы науки, касающиеся глобального потепления?

Джон Холдрен: Позвольте мне, конгрессмен, ответить на ваши вопросы в том порядке, в каком вы их задали. Что касается вашего начального утверждения, то при всем уважении я не могу согласиться с тем, что нынешний всплеск эмоций ставит под сомнение все выводы климатологии. Я в это нисколько не верю.

Джеймс Сансенбреннер: Я этого и не утверждал. Я говорил о том, что появляется все больше свидетельств научного фашизма. И я думаю, что мы – люди, принимающие решения об экономической политике на поколения вперед, должны располагать точными научными данными. Я надеялся, что мы разрешим эту проблему в ходе слушаний, но председатель не дает нам такой возможности.

Джон Холдрен: Я совершенно согласен с тем, что возникшую проблему следует разрешить. Необходимо ясно представлять себе, что, собственно, произошло, докопаться до сути. Именно в этом заключена сила науки – в ее способности дойти до корня разногласий, и я уверен, что мы сумеем сделать это в и данном случае. Суть дела состоит в том, что, как бы ни повернулся этот конкретный спор, его результат не приведет к пересмотру нашего понимания того, как формируется климат и какую роль в этом процессе играет человек. Вы упомянули мое интервью, которое я дал несколько лет назад и в котором я говорил о возможности повышения уровня моря на почти 4 метра в течение столетия. Эта цифра основана на научных данных, опубликованных в начале 2000 года. Они свидетельствуют о том, что в геологической истории Земли бывали периоды, когда в силу естественных причин уровень моря повышался на пять метров в течение столетия. И нельзя исключать, что этого не произойдет в нынешнем веке вследствие потепления, вызванного нашей деятельностью.

Джеймс Сансенбреннер: И все же вы ставите на целых 3 с половиной метра выше прогноза межгосударственной группы. Время, отведенное мне, практически истекло, и я хочу только сказать, что во всей истории есть то, что можно назвать научным маккартизмом. Вы не дискутируете с оппонентами – вы их оскорбляете.

Джон Холдрен: Прежде всего, конгрессмен Сенсенбреннер, позвольте мне сказать, что наука бывает грубой, а ученые – безжалостными. Всякий, кто сдавал экзамен на степень доктора одной из естественных наук, очень хорошо понимает это. Так что нет ничего необычного в крепких выражениях, употребленных по отношению к результатам исследований, которые говорящий считает глубоко ошибочными.

Владимир Абаринов: Высокий накал страстей вокруг «климатгейта» объясняется, прежде всего, не борьбой за научную истину, а тем, что в условиях продолжающегося кризиса многие члены Конгресса не готовы голосовать за затратный законопроект о чистой энергетике. На саммите Азиатско-Тихооканского экономического сотрудничества в Сингапуре Барак Обама проинформировал своих партнеров, что в этом году принятия закона ожидать не стоит. В Копенгаген американская делегация поехала с пустыми руками. Но США – крупнейший эмитент парниковых газов, и без американского вклада в сокращение выбросов никакое новое международное соглашение невозможно.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG