Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Чубайс и Гайдар образца 92-го: фото из архива


Алексей Сазонов

Алексей Сазонов

1990-1991-1992-1993. Четыре года, всего четыре. Для любой другой страны – это просто 1460 дней. Для России (или для РСФСР) эти годы можно считать, как рабочий стаж на Севере – год за три, минимум. У каждого человека эти годы свои - свои воспоминания, свои ощущения, свои чувства. Для одних это развал Великой Державы и потеря былого могущества, для других – это тоже развал, но с которого началась история другой, не менее великой страны. Для поколения нынешних 20-летних – это просто годы, о которых почему-то не перестают спорить политики. И только.

Разобраться в событиях того времени по нынешним учебникам истории и того труднее. Учебники теперь на любой вкус. Хочешь, чтобы эти годы представлялись концом – бери одни, хочешь – началом, читай другие. Недавно на митинге, посвященном событиям 1993 года, меня спросил молодой коллега: "Старик, в двух словах – из-за чего тогда все началось-то?" Что я мог ему рассказать, да еще в двух словах? Рассказал то, что запомнилось мне больше всего из тех лет. Как люди жгли партбилеты на Старой площади, бесконечная череда съездов - очередной, внеочередной и опять. Причем наиболее запомнившиеся события поразительным образом приходились на декабри тех лет. А еще я рассказал ему историю о "мальчиках в розовых штанишках", которая уложилась во временной промежуток между указами Президента РСФСР Б.Ельцина - от указа № 172 от 6 ноября 1991 года до указа № 1570 от 15 декабря 1992-го.

Рассказом коллега был немало удивлен, потому как вообще об этом не слышал. Собственно, это и неудивительно. Я попробовал "забить" в Google фразу про мальчиков и нашел только одну сноску, что эта фраза относится к 1992 году и ее авторство принадлежит Александру Руцкому. Это правда. Действительно, так Александр Владимирович назвал правительство Гайдара, назначенного заместителем председателя Правительства РСФСР указом Бориса Ельцина, который и был председателем.

Справедливости ради надо отметить, что фраза Руцкого относилась не ко всему кабинету, в состав которого вошли и Грачев, и Полторанин, и Шойгу, и Баранников, и Ерин. Руцкой имел в виду новое поколение университетских интеллектуалов, которых в то время называли еще "паркетными теоретиками". Как же разительно отличались они от бывшей партийной номенклатуры, бесконечные годы руководившей страной и доруководившей до той черты, когда Ельцину пришлось отдавать руководство экономикой "мальчикам", предлагавшим такие реформы, что просто в голове не укладывалось. И как легко и интересно было их снимать. Их споры между собой и споры с оппонентами, которых большинство. Члены правительства страны - и никакой охраны. Журналисты от них просто не отходили.

Да и сама атмосфера того времени была уж очень необычной для постсоветского человека. Перемены чувствовались во всем. Чувствовалось, что снимаешь историю, может быть, самую интересную и драматическую ее часть. Даже кремлевская охрана пребывала в какой-то растерянности и позволяла гораздо больше обычного. А еще я никогда не забуду, как Чубайс по 20 минут ждал своей очереди у микрофона... Или слезы на глазах у Эллы Памфиловай, когда Гайдар последний раз уходил с трибуны под смех в зале!

Просуществовало это правительство один год и полтора месяца. 15 декабря 1992 года, после того как Верховный Совет отказался утвердить Гайдара, указ был подписан, но прекратило свое существование правительство только через две недели. Кстати, последнее распоряжение этого правительства подписал не кто иной, как Чубайс. Не без основания считается, что именно эти события явились началом кризиса, закончившегося 3-4 октября 1993 года. Один год для любого правительства - не срок, а с учетом экономики страны, точнее, отсутствия не только самой экономики, но и каких либо планов по ее изменению, – времени практически не было. Были только пустые полки магазинов и назревающее недовольство народа. Тем значимее то, что сделал Гайдар и его команда.


Были ли они правы? На этот вопрос история уже ответила. Были! По-разному сложилась их судьба. Практически все они впоследствии возвращались в правительство, пожалуй, кроме Петра Авена, ушедшего в бизнес. А вот дороги главных героев, Гайдара и Чубайса, разошлись. Первый занялся наукой, а второй стал, на мой взгляд, самым сильным управленцем в стране и самым ненавистным персонажем для любой оппозиции.

История показала не только правоту реформаторов в выборе экономического пути развития России, но и правоту предъявляемых им претензий, главная из которых – та, что личные противоречия и амбиции оказались настолько непреодолимыми, что похоронили зарождавшуюся и неокрепшую демократию в молодой России. Похоронили навсегда?

Живой Журнал Алексея Сазонова

Анатолий Чубайс и Егор Гайдар


Александр Шохин и Борис Федоров

Александр Починок и Виктор Черномырдин


Александр Руцкой


Петр Авен


Анатолий Чубайс

Петр Авен, Егор Гайдар и Александр Шохин

Александр Починок и Сергей Глазьев

Борис Ельцин в кругу единомышленников

Выступление Егора Гайдара









Показать комментарии

XS
SM
MD
LG