Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В чем состоят ответственность и компетентность журналистов, о которых говорил президент Медведев на Евроазиатском медиа-форуме


Виктор Лошак

Виктор Лошак


Владимир Кара-Мурза: "Свобода слова предполагает ответственность и компетентностью журналиста", - заявил президент России Дмитрий Медведев, выступая на форуме европейских и азиатских медиа. "Может быть много разных мнений о глубине свободы средств массовой информации, но в первую она предполагает ответственность и компетентность. Главная обязанность журналиста – говорить правду. Но как он это делает – это ваше решение", - сказал Медведев, обращаясь к главным редакторам из стран СНГ. Отвечая на вопрос узбекского участника форума о свободе средств массовой информации в России, Медведев сказал: "Я надеюсь, что в Узбекистане с этим все в порядке. У нас с этим тоже все в порядке", - отметил президент. В чем состоят ответственность и компетентность журналистов, о которых говорил президент Медведев на евроазиатском медиа-форуме, об этом мы беседуем с главным редактором журнала "Огонек" Виктором Лошаком. Вы очевидец и современник нескольких эпох в новейшей истории нашей журналистики. Как трансформировались в устах обитателей Кремля вот эти понятия ответственность и компетентность журналиста?

Виктор Лошак: Скорее трансформировалось не понимание ответственности и компетентности, а понимание вообще роли журналистики в том обществе, которое власть строила в России. Если Горбачев относился к журналистам как к соратникам того, что он делал, его революция, перестройка была невозможна без журналистов, но журналисты пошли куда дальше, чем предполагал сам Михаил Сергеевич. То Ельцин относился к журналистам практически идеально в смысле взаимоотношений власти и журналистики. Он никогда ни разу и нигде журналистов не критиковал и не призывал их к ответу за публикации. То дальше ситуация значительно осложнилась. И видимо, в следующие годы ответственность и компетентность журналистов была равна пониманию деятельности власти, разделению взглядов власти и скорее всего компетентность была в том, что добрые слова о власти были практически не только приятны ей, но и для некоторых средств массовой информации и для телевидения обязательны.

Владимир Кара-Мурза: Михаил Федотов, секретарь Союза журналистов России, претендент на пост представителя ОБСЕ по свободе средств массовой информации, удручен состоянием свободы слова в России.

Михаил Федотов: Да, со свободой слова у нас все в порядке. Если вы высказываете это слово в интернете. Но на федеральных телеканалах, можете быть уверены – свобода слова есть только у тех, кто обладает властью в Кремле или в Белом доме. А для всех остальных ее еще только предстоит получить, предстоит добиться этой свободы. В чем я абсолютно согласен с президентом Медведевым, это в том, что ответственность журналиста и его компетентность имеют принципиально важное значение. И то, что в этом должны разбираться сами журналисты. Совершенно правильная позиция. Именно поэтому существуют у нас структуры саморегулирования, и мы очень рассчитываем на то, что власть будет поддерживать эти структуры, будет обращаться в эти структуры, когда ей не нравится какое-то выступление журналистов. Потому что когда власть обращается для разрешения спора с журналистами к прокуратуре – это не самый лучший способ решения вопроса.

Владимир Кара-Мурза: А как трактовалось понятие "ответственность журналиста", как трактовали, разговаривая с молодыми репортерами еженедельника "Московские новости"?

Виктор Лошак: На самом деле это очень интересный и очень профессиональный вопрос. Потому что когда журналисты остались один на один с собой или главный редактор остался один на один с журналистами, ответственность – это тема их разговора. Потому что не все довольно ясно представляют себе силу слова, не все довольно ясно представляют, что фантазия невозможна там, где поле фактов. И на самом деле это вопрос, с которым сталкивается каждый редактор, работая со своим коллективом, работая с молодыми журналистами. Не все довольно ясно себе представляют, что их слова имеют еще и политическое значение, что этот резонанс может быть довольно долгим. Я сталкивался просто с фантастическими фактами в своей практике. Я столкнулся однажды с тем, что красиво было в коллективе, куда я пришел в свое время, красиво было придумывать конец, например, статьи, как будет красивее, не так, как жизнь сложилась, не так, как факты выстроились, а как будет красивее для читателя концовку придумать, отличную от жизни.
То есть на самом деле президент задевает очень болезненный для журналистов вопрос. Нет того фильтра, который был раньше. Раньше шли сложно к журналистике, это было много ступеней, была конкуренция огромная. Сейчас большое количество средств массовой информации, молодые журналисты получают очень серьезные шансы прямо в начале своего пути. Дорога для них открытая, интересная. Но готовы ли они к ней - вот это вопрос ответственности.

Владимир Кара-Мурза: Валерий Яков, главный редактор газеты "Известия", не считает формулу президента исчерпывающей.

Валерий Яков: Я отчасти согласен с тем, что сказал сегодня президент Медведев по поводу ответственности компетентности журналистов. Но полагаю, что это имеет относительное, извините за тавтологию, отношение к свободе слова. Потому что ответственных журналистов, слава богу, в стране еще немало и компетентных тоже. Но когда у них нет возможности компетентность проявлять, когда они ограничены в телеканалах, радиостанциях, ограничены в свободных и независимых СМИ, независимых не только от власти, но и в определенном смысле от капитала, то тут одной компетенции, конечно, мало.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Олега.

Слушатель: Здравствуйте. Мой отец в свое время как раз получил диплом журналиста, но так случилось, что он оказался в газете "Сельская жизнь", работал на целине и настолько заинтересовался проблемами сельского хозяйства, что в конце концов защитился именно по проблемам отношений собственности и труда в сельском хозяйстве. Это же не многим дано иметь аналитические способности наряду с журналистскими. А как быть, если журналист этими способностями не обладает? Например, на Свободе есть человек, который говорит, что развалить Советский Союз нужно было для того, чтобы сохранить украинский язык. Мол, эти языки похожи, они могли слиться. То есть он не знает элементарных вещей из лингвистики. Журналистика хоть похожа на лингвистику, но это совершенно разные специальности. Как журналисту не стать распространителем дилетантских, совершенно фантастических представлений?

Владимир Кара-Мурза: Должен ли быть журналист специалистом в своей теме, которая каждый день меняется?

Виктор Лошак: Вообще журналистика очень сильно специализируется. И под словом "журналист", под крышей этого слова работает все больше и больше людей по сути дела разных профессий. Например, совершенно разные профессии главный редактор и журналист. Но если режиссеров готовят отдельно, актеров отдельно, то главных редакторов никто не готовит, они каким-то образом вызревают сами в журналистских коллективах. Что касается специализации, действительно специализация существует. И очень много журналистов сегодня, значительно больше, чем 10 или 20 лет назад, специализируются в экономике, в праве, в журналистику приходят юристы, люди с юридическим образованием, с экономическим образованием. Все меньше есть места для журналистов, которые могут и знают все. Но проблема в том, что под словом "журналист" мы понимаем тех мальчиков и девочек, которые сидят у компьютера и быстро находят какую-то информацию к некоторому событию, случившемся, быстро лепят ее и выбрасывают в эфир, на страницы газет и журналов.
Наверное, задача главных редакторов, моих коллег и моя собственная в том, чтобы эти молодые люди быстрее созревали для ответственной и профессиональной журналистики. Не зря во многих странах журналистом может быть только вторая профессия, первым образованием должно быть обязательно какое-то специальное. Что касается того, что много есть людей, которые допускают ошибки, одну из которых приводил наш слушатель, мы никто не застрахован от ошибок. Как ни странно, важно уметь их признавать и исправлять. Некоторые издания и некоторые теле и радиоканалы наотрез отказываются признавать ошибки, копят в себе какой-то странный груз. Я не считаю это правильным.

Владимир Кара-Мурза: Сергей Грызунов, бывший главный редактор газеты "Новое русское слово", а в 94-96 годах глава Госкомитета России по делам печати, внимательно следит за положением в средствах массовой информации.

Сергей Грызунов: Я согласен с президентом Российской Федерации в той части, когда он говорит, что журналисты должны быть ответственны и компетентны. Я знаю тысячи таких журналистов, которые ответственны и компетентны. Но в то же время сказать, что у нас существует абсолютная свобода слова и печати в стране, к сожалению, я не могу. Потому что у нас существуют запретные темы, на которые журналисты не могут говорить. У нас существуют запретные личности, о которых журналисты тоже не могут писать и говорить. У нас существуют, к сожалению, послушные главные редакторы, которые занимаются тем, что противоречит закону о печати, который исключает понятие о цензуре. К сожалению, во многих то, что раньше называлось центральных изданиях, электронных прежде всего средствах массовой информации существует понятие цензура.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Ивана.

Слушатель: Добрый вечер. Предыдущему звонившему я бы сделал маленькую поправочку. Все эти деятели, журналисты, которые в этой области работают, о которых он говорил, они прекрасно знают, что они делают, и они прекрасно знают, что если бы они попробовали работать в рамках общепринятых, так, как надо, то они бы на следующий день уже бы не работали. А что касается слов президента, то я думаю, он имел в виду ответственность и компетентность, ответственность перед вышестоящим руководством и компетентность в области того, что этому руководству надо, чтобы говорили. Я могу привести очень свежий пример настоящего журналиста, вчера, к сожалению, был траур, и вы сегодня очень много передавали вещи, труды, отрывки из трудов вашего прекрасного сотрудника Петра Вайля. Вот это был действительно исключительно эрудированный человек и просто поражаешься, насколько он знал и насколько компетентно и грамотно мог выражать свои знания.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Тулы от радиослушателя Николая.

Слушатель: Добрый вечер. У меня вопрос гостю Владимира. Сегодня Дмитрий Медведев хорошо и плавно говорил об ответственности и компетентности журналистов. В свое время Карл Маркс записал, что нет ответственности без прав и нет прав без ответственности. А как государство относится к журналистам? Я позволю себе напомнить имена. Это Дмитрий Холодов – убит, убийцы не найдены. Анна Политковская убита, убийцы не найдены. Михаил Бекетов сделан инвалидом, бандиты тоже не найдены. Лариса Юдина убита, подсунуты какие-то шестерки. Юрий Щекочихин отравлен, дело не расследуется. Вот у меня вопрос: если журналисты платят за правду не только кровью, но и жизнью, не лицемерие ли призывать журналистов в России говорить правду, когда знают, чем это кончается.

Владимир Кара-Мурза: Можно было превратить трибуну евроазиатского медиа-форума в площадку для обсуждения превратностей опасной профессии журналиста на пространстве СНГ?

Виктор Лошак: Я все-таки думаю, что каждый сюжет, о которых говорилось, имеет свою историю и сложно обобщить все вместе. Сказать, что власть не может найти этих убийц, наверное, неправильно, она не хочет. Это разговор о слабости, коррумпированности правоохранительных органов, о тех людях, которые там работают. Действительно Россия стоит на одном из первых мест по количеству журналистских жертв, на одном из первых мест в мире среди стран, в которых журналистика очень опасная профессия. Это еще связано с тем, что идет тлеющая война на Северном Кавказе, где тоже гибли наши коллеги.
Должно ли это обсуждаться на медиа-форуме? Наверное, должно обсуждаться. Но мне сложно представить, какая общая площадка об узбекской журналистике, о российской журналистике, о журналистике белорусской. Потому что мы настолько разошлись политически и наши режимы разошлись, что трудно себе представить, какие общие у нас могут быть темы. Потому что все, что происходит в странах, где правят тоталитарные режимы царьки местные, где журналистика,, она есть информирующая о погоде, о том, что делает власть, но это не журналистика. Поэтому сложно было бы на этом медиа-форуме эти вопросы обсуждать.
Поэтому можно ли и нужно ли предъявлять эти претензии к нынешнему президенту? Да, наверное, нужно, если он президент страны. Но нельзя не заметить, если быть объективным, что такая медиа-атмосфера вокруг Кремля с приходом Медведева все-таки в некоторой степени изменилась. Это и его рейды в интернет, это его выступления, которые он предпочитает, премьеры которых происходят в интернете, это его общения ежемесячные с телеканалами. Заметьте, что с приходом Медведева куда-то испарились шпиономания на центральных каналах, исчез певец антиамериканизма Леонтьев, не востребовано такое пропагандистское лакейство Никиты Михалкова. То есть что-то происходит, какие-то перемены происходят, другое дело, что они идут очень и очень медленно. Но если говорить о векторе этих перемен в смысле влияния нового президента на медиа, то я бы скорее сказал, что они позитивные, чем негативные, не сказал бы, что ничего в этом смысле не меняется.

Владимир Кара-Мурза:
Слушаем вопрос из Брянска от радиослушателя Тимура.

Слушатель: Добрый вечер. Я не знаю, о какой правде господин Медведев говорил, чтобы они говорили. В Москве еще остается интеренет. Но мне очень жаль молодых журналистов, студентов вузов будущих особенно в провинции. Правдой считается только то, что написано в пресс-службе губернатора или его заместителя. Если молодые ребята, у меня самого сын учится, будущий журналист, у них очень много, что могли бы сказать, но это все невозможно. Хороший журналист в понимании власти то, чтобы они поддерживали мнение. А у кого свое мнение, то могут сесть за компьютер и говорить в интернете об этом.

Владимир Кара-Мурза: Вредит ли эта обстановка профессионализму журналистов?

Виктор Лошак: Это же впрямую связано с экономической ситуацией, когда в провинции нет профессионального медиа-бизнеса, я имею в виду в некоторых местах нет, в некоторых есть, когда все зависит от администрации губернатора и мэра, и деньги зависят, и мнение зависит, то ни о каком профессионализме, ни о какой свободе слова даже речи не может идти. К сожалению, сегодняшняя политическая система, я не говорю о журналистике, я говорю в целом о политической системе, заставляет местную власть ориентироваться только на одно, на то, как она сработает в интересах партии, профсоюза чиновников, тут знак равенства, которая называется "Единая Россия". И поэтому для губернатора ничего нет важнее, чем голосование на разных уровнях выборов за "Единую Россию". Все остальное, что пишут в газетах, что не пишут в газетах, какая атмосфера, здоровая атмосфера, критичная существует на телевидении, атмосфера дискуссии, полемики, то есть живая атмосфера или это существует мертвая, застойная, затхлая атмосфера советского районного масштаба - это абсолютно не влияет на судьбу руководящих чиновников на местах. Вот это очень важно понимать, когда мы говорим о состоянии журналистики в той или иной области.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Дмитрия.

Слушатель: Здравствуйте. Я приветствую Виктора Лошака как человека тоже из Одессы, я тоже. Соответственно, журналистика - это профессия, о которой сказал человек, великий китаец, что очень трудно искать черную кошку в темной комнате, тем более, если ее нет. Потому что всегда журналистика является обслуживающим классом, если угодно, господствующего класса. Если буржуазия, о которой правильно сказал Виктор Григорьевич, что в 91 совершилась капиталистическая революция, соответственно журналистика. Кстати, я бываю на Украине, и что толку. Там свободы более, чем достаточно. И что? Упал уровень жизни, возникла массовая безработица, страна откатилась в разряд слаборазвитых стран.

Владимир Кара-Мурза: Превращается журналистика в сферу обслуживания?

Виктор Лошак: Это тоже ключевой вопрос. Нормальная ситуация – это журналистика, обслуживающая своего читателя, то есть обслуживающая общество. Журналистика, которая является критическим глазом, не спящим и постоянно пристально глядящим на власть. И власть должна постоянно поеживаться под этим взглядом. Нездоровая ситуация, когда журналистика, обслуживающая власть или обслуживающая капитал - это ситуация нездоровая. И то девальвирование уважения к журналистике, которое произошло от перестройки до сегодняшнего дня, оно и связано с тем, что журналистика набрала колоссальную высоту в годы перестройки, потому что она оказалась глашатаем перемен.

Владимир Кара-Мурза: Рафаэль Гусейнов, шеф-редактор газеты "Трибуна", доволен атмосферой московского форума.

Рафаэль Гусейнов: В целом дискуссия на форуме протекает достаточно откровенно, и я бы сказал, дружелюбно. Мне запомнились выступления украинских журналистов. Они достаточно откровенно говорили о проблемах, которые существуют в отношениях двух государств и возлагали большую, может быть даже преувеличенную в их понимании роль на прессу, на СМИ. Мне показался неслучайным вопрос, который задавал президенту Медведеву представитель Грузии, о том, как будут выстраиваться отношения этих стран. И то, что Медведев высказался по поводу необходимости и возможности того, что в ближайшее время можно возобновить авиасообщение между двумя столицами, рассмотреть вопрос о возможности возращения на рынок России грузинских продуктов и так далее. На этом форуме были в меньшей степени российские журналисты и в большей степени представители государств СНГ. Это хорошо характеризует этот форум.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Николая.

Слушатель: Доброй ночи. Стрингеры, корреспонденты, репортеры. Страсбург не мог понять, что такое военный журналист Пасько. Для меня отсчет начался с Александра Каверзнева. Вообще сейчас на смену приходят Рамзаны Кадыровы – вот они, заслуженные журналисты наши. Игорь Яковенко мечтал о радиостанции, свободной от другой России, о телевидении альтернативном, и где этот генеральный секретарь и что там творит? Вы говорите, что нет Леонтьева. Он не вылазит с радиостанции. И о других много хотел бы сказать. Вот по поводу, если позволите, наших журналистских расследований. На диком Западе журналистские расследования на первом месте, и пресса является настоящей властной структурой, где "Нью-Йорк Таймс" и другие газеты могут клеймить. Тот же итальянский премьер-министр Берлускони боится высунуть нос, каждый его шаг на виду, и мы видим, как каждый шаг на виду, каждый шаг под прицелом. Постоянно мы смотрим, когда Путин приехал и с Шираком встречается, мы видим, как корреспонденты раскопали такие вещи, когда Ширак был мэром города. И Путин когда-то был зам мэра города, может быть и о нем что-то узнаем.

Владимир Кара-Мурза: Вспомнили про трагедии последних дней. Насколько компетентно, раз мы говорили об ответственности компетентности, освещается трагедии "Невского экспресса", на ваш взгляд, и в Перми?

Виктор Лошак: Во-первых, я в ходе всего разговора хотел бы, как это ни грустно, разграничить работу печатной прессы и прессы телевизионной. Потому что тот пресс идеологии, тот пресс внимания власти, он все-таки в большей степени давит на телевизионщиков. Печатная пресса значительно более свободна, значительно более близка к европейским, западным стандартам прессы. Я думаю, что в нашей стране есть несколько газет и журналов, которые ничем по своим подходам от своих коллег на Западе не отличаются. Наивно думать, что где-то есть абсолютная свобода прессы, абсолютная независимость и так далее. Мы этими вещами переболели в момент перестройки, когда казалось, переключишь тумблер, и завтра у нас будет швейцарский сыр, газон, как в Англии и дороги, как баны в Германии. Все это не так просто, жизнь не белая, не черная, она скорее чаще серая.
Мне кажется, что не надо ничего особо идеализировать. Да, "Нью-Йорк Таймс" газета высокого качества, не только "Нью-Йорк Таймс", этих газет можно назвать много. И так же как в России там есть желтые газеты, газеты безответственные. И так же как в России, мы совпадаем с Италией по одному показателю: каждый год в Италии и в России по одинаковому количеству изданий появляются и умирают – две с половиной тысячи. Не надо никогда принижать то, что сделано в России. Мы меньше чем за 20 лет сделали колоссальный рывок, и собственно из ГУЛАГа, из фактически сталинщины идеологической сделали колоссальный рывок, возможно именно в стандартах информации прорвались значительно дальше, чем в автомобилестроении, в самолетостроении или в качестве дорог. Но просто всегда горизонт уходит дальше и хочется, чтобы было как в "Нью-Йорк Таймс", хочется, чтобы реагировала власть так же, как в Америке, чтобы Берлускони боялся "Огонька" или "Коммерсанта" так же как он боится "Ля Репубилку". Конечно, всегда есть какая-то цель впереди, но все-таки не хочется принижать того, что было сделано.

Владимир Кара-Мурза: Писатель Александр Проханов, главный редактор газеты "Завтра", по-своему истолковал сегодняшние слова президента.

Александр Проханов: Президент Медведев отметил локальные центры в сегодняшней российской жизни, где все хорошо. В частности, хорошо с ситуацией свободы слова в России. Со свободой слова действительно хорошо в России, дана свобода тем силам, близким к Кремлю, которые превратили русское сознание в ад, в кошмар, в течение 15 лет перекодируют базовые представления русского народа о стране, боге, культуре, мессианском смысле жизни. И эта информационная война, которую мощно, тотально ведут средства массовой информации против собственного народа, говорит о том, что существует свобода слова. Для того, чтобы вести эту информационную войну, необходимы огромные журналистские массивы. Один пласт должен заниматься внутренней политикой, другой внешней, третий культурой, четвертый персоналиями, пятый шоу-бизнесом, непрерывной развлекаловкой. И все эти слои журналистские, они присутствуют, они прекрасно зарабатывают и не ропщут. Я вместе с Медведевым, так и надо нашей стране и нашему народу.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Михаила.

Слушатель: Господа, добрый вечер. Мне единственное, что понравилось в сказанном Медведевым - это то, что указал, что разбираться с проблемами ответственности журналистов должны в первую очередь они сами. В этом я согласен. В чем я совершенно не согласен - это в принципиальных вещах. Кстати говоря, о принципах никто сегодня не упомянул. Очень здорово ситуация напоминает самую раннюю перестройку. Понимаете, у журналиста нет такой обязанности говорить правду, нет и все. А какая у него есть обязанность, перед чем у него есть ответственность? Исключительно перед законодательством собственной страны. Если он его нарушил, если в суде, не где-то в подъезде при помощи пистолета, это доказано, все - он несет ответственность ровно такую же, как и все. И знаете, еще что очень грустно: Медведев ничего не сказал про ответственность тех лиц, в первую очередь чиновников, естественно, которые противодействуют журналисту в выполнении своих журналистских обязанностей, то есть не дают информацию. Пардон, Николай из Тулы все рассказал, они еще и стреляют их.

Владимир Кара-Мурза: Сталкиваются ли репортеры "Огонька" с нежеланием чиновников давать информацию правдивую?

Виктор Лошак: Это мы сталкиваемся сплошь и рядом. Я приведу просто пример больной и недавний. Еще за месяц до трагедии с Сергеем Магнитским, напомню, это юрист, умерший в тюрьме, его просто замучили в связи с тем, что он не давал показаний. Так вот, за месяц до смерти мы писали о ситуации, которая сложилась и с этой инвестиционной компанией, и с самим Магнитским, о том, что его держат в тюрьме как заложника против людей, которые руководители инвестиционной компанией американской, ушли с российского рынка. Обвиняли некую коррумпированную группу, которая, украв у них компанию, получила пять с половиной миллиардов рублей якобы возвращенного налога. Но это была чистая афера, они защищали нас от наших же жуликов. И вот мы писали об этом.
Мы тогда послали в генеральную прокуратуру запрос, что происходит, правда это или неправда. Потому что мы же не можем войти в тюрьму и выяснить. Прокуратура нам ответила генеральная, что да, есть. Мы вам, журналистам, скажем, пока существует следственная тайна, ждите, захотим - проинформируем. Вот их ответ. Через месяц пришла информация совершенно другого рода. Магнитский умер, ему не была оказана даже первейшая медицинская помощь и было ясно, что он умер именно потому, что он не давал нужных показаний. Вот вам простой и ясный пример того, как отвечают и на что отвечают во власти, когда хотят или не хотят ответить.

Владимир Кара-Мурза: Наум Ним, правозащитник, главный редактор журналов "Неволя" и "Индекс. Досье на цензуру", иронически трактует сегодняшнюю формулировку президента.

Наум Ним: Как у Грибоедова: умеренность и аккуратность. Помните, Молчалин - это синоним его слов. Ответственность – это аккуратность, а умеренность – это компетентность. То есть это совет Грибоедова Чацкому. Молчалины блаженствуют на свете. Вот такая у нас журналистика, такая у нас свобода слова. Под ответственностью он понимает именно это.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Рязани от радиослушателя Валентина.

Слушатель: Здравствуйте. Я думаю, что журналисты, так же как и актеры, живут и работают ради того, чтобы жить и работать, а не для того, чтобы двигать идеологию или искусство вперед. Конечно, они позволяют себе некоторое свободомыслие в некоторых рамках, но не более того. И лишь единицы, которые выходят на острие этого процесса, о них мы и должны говорить. Именно на них должны все журналисты равняться. Можно о них только хорошее говорить, больше ничего.

Владимир Кара-Мурза: Каковы были стимулы и мотивации работы коллектива "Московских новостей" в период перестройки?

Виктор Лошак: "Московские новости" занимали особую роль, как известно, в тот период. Во всяком случае эти стимулы не были материальными, вернее, материальными были совсем не в первую очередь. Здесь, наверное, стоит говорить о роли главного редактора еженедельника Егора Яковлева, который что-то такое сделал с этим изданием, и так зарядил коллектив, и так подобрал людей, что под тем же названием, что выходила пропагандистская листовка АПН "Московские новости", вдруг оказался такой ледокол, который дробил лед, вел за собой, пробивался куда-то к каким-то вещам, ранее неизвестным ни в аудитории, ни в журналистике. И надо сказать, что люди, читатели отвечали "Московским новостям" необычайной любовью какой-то, трогательно приезжали из разных концов страны, не имея возможности достать газету, читали ее на стенде. И какой может стимул у журналиста больше, если ты выходил поздно вечером или ночью после поздней работы из редакции и у стендов газет, на которые были вывешены полосы "Московских новостей", стояли люди и, зажигая спичку от спички, читали твою статью или твой еженедельник. Вот это было, наверное, стимулом. Вот эти стимулы лежали в области духовного, в области общего подъема, который существовал в стране. И сказать, что это здоровые стимулы, что это тоже нормально, тоже неправильно. Такие стимулы возможны только в годы революции, а дальше издатель, редактор должны вырабатывать систему стимулов, понятную для журналистов, стимулирующих их к объему работы, к качеству работы, к каким-то дальним командировкам, к каким-то необычным шагам нетривиальным, которые выделяют талантливого журналиста от всех остальных.

Владимир Кара-Мурза: Иллюстрирует ли судьба брэнда "Московские новости" довольно грустная всю судьбу как в капле воды современной отечественной журналистики?

Виктор Лошак: С одной стороны, это уникальная судьба. С другой стороны, ее можно типизировать с судьбой страны. Когда такие люди как Гайдамак пришли в элиту страны, то что удивительного, что этот человек похоронил "Московские новости". Он же говорил, что мне все равно, что купить, что слона, что воздушный шар, что "Московские новости", лишь бы люди говорили, какой я хороший человек и власть меня любила. Собственно я не дословно, но смысл передаю этих слов. Понятно, что человек стал могильщиком этого издания. Одна из проблем в какой-то период, да и сейчас, что средствами массовой информации владеют не профессиональные издатели, не те люди, для которых это бизнес. Владеют люди, для которых это что-то побочное, в том числе у него есть конезавод, шахта и газета какая-то. Это тоже проблема. Но это проблема, которая будет решена со временем, будет несколько медиа-холдингов, которые собственно и аккумулируют все лучшее, что есть на медиа-пространстве.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Валерия.

Слушатель: Приветствуют вас, господа. Я хотел бы ваше внимание обратить на два вопроса. Первый очевиден. Дело в том, что власть узурпаторская, которая захватила власть и собственность в стране и совершает многочисленные преступления не только против собственного народа, но и против человечности, конечно, требует, формулируя ответственность журналистов, под ответственностью она понимает то, чтобы эти журналисты ни в коем случае не разоблачали действия власти. Действия власти, направленные против интересов собственного народа. И второе: самое печальное то, что в компаниях путинской группировки против демократических партий внутри страны и за ее пределами и против, вообще говоря, завоеваний демократий в глобальном смысле слова, участвует так же наши демократическая журналистика.
Обратите внимание: наши демократические журналисты, в том числе и те, которые работают в известных демократических изданиях, в известных других средствах медиа, активно выступают против демократических военных кампаний, направленных на восстановление демократии в Ираке, до этого в Югославии, в Афганистане, обвиняя американцев в том, что они якобы диктуют злую волю. Впрочем, совершенно понятно, что это добрая воля американцев по установлению демократических режимов в этих странах. С другой стороны, наша демократическая журналистика участвует, к сожалению, в клеветнических кампаниях путинской группировки. Блестящий пример – это абсолютно неверная интерпретация войны против Грузии, когда они присоединились к той клевете на правительство Саакашвили, что якобы он решил устроить геноцид осетин в Южной Осетии.

Владимир Кара-Мурза: Приближается 15-летие начала первой чеченской войны. Какую роль сыграла демократическая журналистика в ее прекращении?

Виктор Лошак: Я хотел бы вернуться к этому страстному монологу вашего радиослушателя. Наверное, демократия на самом деле в том, в отличие от его интерпретации, чтобы и он, и Проханов имели право высказываться. Это полярные точки зрения. Они имеют право сказать все, что они думают о власти, они имеют право думать и говорить, имеют право быть услышанными. На самом деле то, что Проханов называет войной против собственного народа, мне сложно представить, что он имеет в виду. Потому что так, как воюет против собственного народа его газета, трудно себе представить, что может быть больше. Но то же самое предыдущий ваш радиослушатель.
А что касается войны в Чечне, был такой момент, и журналисты были довольно едины в том, что этот шаг был абсолютно неверный. Я скажу о себе, я в этот момент был главным редактором "Московских новостей", и на тот момент существовало такой договор об общественном согласии, который подписали очень многие деятели разных сфер жизни и разных политических ориентацией, и в том числе стояла моя подпись. И когда мы ввели войска в Чечню, пошли не политическим, а самым тупым военным путем в этом конфликте, я свою подпись под общественным договором об общественном согласии отозвал. Я посчитал невозможным сохранять свою подпись рядом с подписью людей, которые с одной стороны якобы говорят об общественном согласии, а с другой стороны начинают внутри собственной страны такую кровопролитную войну. Но даже этот вопрос может дебатироваться, это вопрос, который может обсуждаться в обществе и общество может на него смотреть по-разному. Но 15 лет назад война в Чечне была не принята здоровой частью общества, и она была не принята, потому что сразу появились жертвы, появилась кровь, появились правдивые репортажи. Кстати сказать, Радио Свобода сыграла огромную роль. Это такая общая канва воспоминаний об этом. Я думаю, в литературе на сказано все о чеченской войне, хотя уже есть очень сильные произведения, такие как роман Маканина "Асан", который недавно вышел в свет и сразу получил заслуженные награды.

Владимир Кара-Мурза: Моисей Гельман, главный редактор газеты "Промышленные ведомости", ждет от Кремля встречных шагов.

Моисей Гельман: Если от журналиста требуется компетентность и ответственность, то и власть должна быть компетентна и ответственна при решении этой проблемы, затронутой журналистами, чего, к сожалению не наблюдается. Я полностью согласен с президентом только при одном условии, если эти требования будут выдвигаться и к властям. Потому что если журналист затрагивает животрепещущие проблемы, а власть на них не реагирует, на эти публикации, то какой смысл требовать от журналиста компетентности и ответственности. Описал еще Салтыков-Щедрин, сказав, что газета пописывает, читатель почитывает, а чиновник поплевывает. До тех пор, пока чиновник будет поплевывать, требовать от журналиста объективности и ответственности бессмысленно.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Одинцова от радиослушателя Игоря.

Слушатель: У меня вопрос гостю. Скажите, хорошо, вам наверное, за 50 лет, хочется жить спокойно. Скажите честно, если вы будете писать статьи, критикующие власть, или вас поменяют или закроют издание. Вы правильно говорите, что в регионах финансирование газет ведется региональными правительствами. Если люди будут писать то, что выгодно власти. А теперь задам контрольный вопрос: как вы относитесь к Ющенко и как вы относитесь к Ходорковскому?

Виктор Лошак: Что я могу сказать? К Ходорковскому я отношусь с большим сочувствием.

Владимир Кара-Мурза: Напомним, что "Московские новости" в последнее время принадлежали ЮКОСу.

Виктор Лошак: Не в последнее время, а в предпоследнее время.

Владимир Кара-Мурза: В последнее хорошее, я имею в виду, время.

Виктор Лошак: Не могу сказать, что это было хорошее время для "Московских новостей". Но это связано с тем, что Ходорковский и Невзлин купили "Московские новости" как раз накануне собственных неприятностей, поэтому им было не до этого издания, не до газеты. К Ющенко я отношусь очень плохо. Потому что я имею право к нему плохо относиться, потому что я сам выходец из Украины, довольно ясно представляю, что там происходит. Когда национализм становится главной составляющей государственной политики - это большая беда для любой страны, в том числе и для Украины. Когда именами палачей, гетто, именами пособников фашистов называют улицы городов – это большая беда прежде всего для тех, кто живут в этих городах. Когда огромная часть населения, дающая главную часть валового продукта этой страны, чувствует себя как в оккупации - это добром ни для этой власти, ни для этой страны не закончится. Поэтому относиться к Ющенко с симпатией я никак не могу.

Владимир Кара-Мурза: Надеетесь ли вы, что со временем восстановится та обратная связь между прессой и властью, которая существовала во времена демократических реформ?

Виктор Лошак: Это зависит от очень многих вещей. Но прежде всего в нашей российской ситуации это зависит от власти. И я хотел бы очень видеть российскую новую власть, президента, которые прислушиваются к медиа. Такие вещи существуют, газеты писали о Магнитском, и президент дал поручение. Я подчеркиваю, газеты писали, потому что телевидение о Магнитском ни одного слова не передало. Хотел бы видеть в каких-то его действиях какой-то прогресс в смысле отношения к медиа, к журналистам. Думаю, если этот процесс будет двигаться, возможно мы достигнем европейских стандартов. Но надо не забывать, что при этом движении те два слова "ответственность и профессионализм журналистов", к ним будет предъявляться аудиторией, не властью, а читателями все больше и больше требований.

Владимир Кара-Мурза: Должно ли российское журналистское сообщество воспринять призыв президента Медведева к ответственности и компетентности как призыв Кремля к каким-то новым взаимоотношениям между властью и прессой?

Виктор Лошак: Вы знаете, я бы вообще не переоценивал этот призыв. Я бы не переоценивал декларации власти. Мы слышали много разных хороших, полезных, интересных деклараций. Хотелось бы понаблюдать, как это будет практически реализовываться, как будет разгосударствливаться телевидение, которое неимоверно государство прибрало к рукам, что будет происходить с открытостью власти, как власть будет реагировать на те или иные проблемы, насколько открыто она будет это делать, о чем говорили и ваши радиослушатели. Я бы больше внимания уделил практике власти, а не ее заявлениям.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG