Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Торговля квотами на парниковые газы – рынки Европы и США


Ирина Лагунина: В столице Дании Копенгагене продолжается крупнейшая в истории Организации объединенных наций международная конференция по проблемам изменения климата Земли и сокращения выбросов в атмосферу так называемых "парниковых" газов.
Одним из главных инструментов такого сокращения считается рыночная торговля квотами на выброс этих газов предприятиями разных стран. Самый крупный в мире рынок таких квот уже несколько лет действует в Европейском союзе. А в Соединенных Штатах вопросы создания общенациональной системы торговли квотами стали едва ли не главными в проекте нового законодательства страны по энергетике.
Подробнее об этом – в материале Сергея Сенинского...

Сергей Сенинский: ... Европейский рынок торговли квотами на выброс в атмосферу "парниковых" газов возник в начале 2005 года, и быстро стал крупнейшим в мире. Хотя еще за два года этого биржевая торговля такими квотами началась в Соединенных Штатах - на Чикагской климатической бирже. Причем, что любопытно, как сугубо добровольное начинание участников этих торгов, то есть американских промышленных компаний. Из Вашингтона – научный сотрудник исследовательского центра American Progress Эндрю Лайт:

Эндрю Лайт: Основатели Чикагской климатической биржи рассчитывали на то, что со временем в Соединенных Штатах возникнет общенациональная система торговли квотами на выбросы. Тогда многие штаты планировали открывать региональные климатические биржи.
Их возникло три - на Западе, Северо-Востоке США и на Среднем Западе. Основатели Чикагской биржи поняли, что на общенациональном уровне это может оказаться прибыльным делом...

Сергей Сенинский: Однако на общенациональном уровне торговля квотами в США так и не возникла. Ее механизмы регламентируются в новом законодательстве США по энергетике, проект которого обсуждается ныне законодателями.
"Европейская" схема рынка квот предполагает два сценария: промышленная компания, производство которой по объемам выбросов "парниковых" газов в атмосферу не укладывается в установленные ей нормативы, может либо купить недостающие ей квоты на рынке, либо "компенсировать" свои завышенные выбросы за счет инвестиций в новые энергоэффективные проекты в других странах, в основном развивающихся.
Еще один путь – инвестиции в модернизацию собственного производства, чтобы сократить объемы выбросов. И если их в итоге станет меньше, чем по нормативу, предприятие уже само сможет продавать излишки на рынке.
Но пока получается так, что, если квоты на рынке компании еще покупают у других, то новых инвестиционных проектов почти не предлагается. Из города Мангейм в Германии – научный сотрудник отдела проблем окружающей среды и энергетики Центра по изучению европейской экономики Тим Меннель:

Тим Меннель: В принципе европейская схема именно так и устроена. Добавлю лишь, что нормативы по выбросам "парниковых" газов устанавливаются не вообще для всех компаний и предприятий, а лишь для наиболее энергоемких. Например, электростанций, целлюлозно-бумажных, химических или металлургических комбинатов, угольных шахт или предприятий цветной металлургии... То есть тех, которые и дают основную часть этих выбросов.
К сожалению, распределение квот до сих пор было во многом произвольным, и рыночные цены на них оказывались минимальными. Поэтому предприятиям было и проще, и выгоднее купить на рынке недостающие им квоты, чем заниматься хлопотными и рискованными инвестициями в собственную модернизацию.
Но, думаю, уже в ближайшем будущем страны Европы попытаются стимулировать, в первую очередь, именно инвестиции в более энергоэффективные проекты. Хотя предпосылкой для этого, на мой взгляд, должен стать новый международный закон об охране авторских прав. Ведь многие предприниматели опасаются, что их идеи и технологии могут быть просто скопированы другими без их ведома. Увы, в области технологий, касающихся охраны окружающей среды, эту проблему лишь предстоит еще решать...

Сергей Сенинский: В Европе многие страны столкнулись с тем, что предприятиям – основным "загрязнителям" атмосферы в большинстве случаев оказывается гораздо дешевле купить на рынке ежегодно определенное количество квот у других, более экологически чистых производств, чтобы формально выполнить требования регуляторов, чем проводить весьма дорогостоящую собственную модернизацию...
В новом законодательстве Соединенных Штатов по энергетике – учтен ли этот европейский опыт?.. Эндрю Лайт, исследовательский центр American Progress, Вашингтон:

Эндрю Лайт: На мой взгляд, главная проблема европейской системы поначалу сводилась к тому, что она - возможно, непреднамеренно - поощряла не столько экологически чистые предприятия, сколько (как это ни парадоксально!) предприятия неэффективные.
В США этот опыт учли, и предлагаемая теперь в американском законопроекте система предусматривает механизмы, которые призваны предотвратить возникновение подобных ситуаций. Например, предлагается ввести меры, которые ограничивали бы безудержную спекуляцию на рынке квот.
С другой стороны, я вижу в нынешнем законопроекте и такие аспекты, которые могут привести к повторению ошибок, допущенных в Европе. Например, некоторые предприятия могут получить чрезмерно много квот просто бесплатно, тогда как, на мой взгляд, их следует продавать на аукционе...

Сергей Сенинский: Сама схема рыночной торговли квотами на выброс "парниковых" газов, предлагаемая в проекте нового законодательства США об энергетике, сколь в принципе отличается от европейской? Из Вашингтона - научный сотрудник исследовательской организации Resources for the Future, то есть "Ресурсы для будущего", Энтони Пол:

Энтони Пол: Одно из главных различий, на мой взгляд, заключается в том, что американская система, как она представлена в законопроекте, рассчитана на десятилетия, тогда как европейская программа – лишь на пять лет, с возможностью дальнейшего продления...
Есть и другие различия, но в целом обе системы призваны задействовать именно рыночные механизмы с целью сокращения выброса "парниковых" газов в атмосферу.

Сергей Сенинский: Предусматривает ли американский проект, как и в Европе, бесплатную раздачу компаниям и предприятиям определенных отраслей неких "базовых" квот? В Европе, например, в первые пару лет действия этой схемы таких бесплатных квот раздавали столько, что рыночные цены квот упали чуть ли не до нуля – они просто никому уже не были нужны...

Энтони Пол: Важно понять: по крайней мере, в теории - механизм раздачи базовых или бесплатных квот, не должен оказывать никакого влияния на рыночные цены этих квот. В Европе действительно раздавали немало бесплатных квот, на чем, кстати, многие компании хорошо заработали.
Американский законопроект также предусматривает раздачу бесплатных квот, но – по минимуму. Они, в первую очередь, должны защитить американские компании от неравноправной конкуренции со стороны зарубежных компаний, у которых такие бесплатные квоты уже есть.
Американский законопроект содержит также положение, согласно которому 30% всех бесплатных квот будет выдано не промышленным предприятиям, а потребителям электроэнергии. Это как бы компенсация неизбежного повышения цен на электроэнергию – после того, как закон вступит в силу.
Более того, значительная часть бесплатных квот предназначена для поощрения инвестиций в более энергоэффективные технологии...

Сергей Сенинский: В США сегодня обсуждаются два законопроекта по энергетике. Один из них был одобрен нижней палатой Конгресса, но теперь "завис" в Сенате, а другой в самом Сенате и обсуждается. Разногласия по ключевым положениям обоих проектов весьма значительны.
На ваш взгляд, как могут измениться положения, касающиеся системы торговли квотами на выброс "парниковых" газов, когда Сенат, то есть верхняя палата американского Конгресса, рано или поздно одобрит эти проекты? Эндрю Лайт, исследовательский центр American Progress:

Эндрю Лайт: Когда предложения двух палат Конгресса по одному и тому же вопросу не совпадают, создаётся согласительная комиссия.
Законопроект, уже одобренный Палатой представителей, является всеобъемлющим: он содержит конкретные предложения как по системе торговли квотами, так и по другим вопросам – будь то проблемы глобального потепления или стандарты электроэнергетики на возобновляемых источниках.
Однако, если вариант законопроекта, который предложит Сенат, не будет содержать положения относительно квот, то согласительная комиссия не станет даже рассматривать этот вопрос. И законопроект, поступит на подпись президенту без соответствующего положения...

Сергей Сенинский: Европейский рынок торговли квотами на выброс в атмосферу "парниковых" газов фактически ориентирован только на европейские страны.
Могут ли страны, не входящие в Европейский союз, участвовать в европейской торговле квотами? Например, крупнейшие развивающиеся страны мира – такие как Китай, Индия, Россия или Бразилия... Если могут, при каких условиях? Или – не могут по определению? Из Мюнхена – председатель правления компании Allianz Climate Solutions, являющейся подразделением одной из крупнейших в Европе страховых компаний – немецкой Allianz, Армин Зандхёфель:

Армин Зандхефель: Эти страны могут участвовать в торговле квотами лишь через определенные механизмы. В частности, если они вложат деньги в энергоэффективные проекты в других странах.
Но, как правило, им необходимо будет получить сертификаты для своих компаний и предприятий в специальном ведомстве Европейского союза. Страна, подающая заявку на участие в европейской торговле квотами, должна иметь в Европе некое представительство – например, тепловые электростанции, работающие по европейским экологическим нормам...

Сергей Сенинский: Тим Меннель, сотрудник немецкого Центра изучения европейской экономики в городе Мангейм:

Тим Меннель: На сегодня возможностей для этих стран фактически не существует. Ведь они, в отличие от стран Европейского союза, и до сих пор не взяли на себя никаких конкретных обязательств по сокращению выбросов "парниковых" газов. Разве что Россия заявила, что готова в принципе подключиться к этому процессу...
Что же касается дальнейших мер Европейского союза, то я не исключаю даже введение здесь дополнительной таможенной пошлины на импортные товары. Это означает, что компании из стран, не взявших на себя конкретных и эффективных обязательств по сокращению выбросов в атмосферу, будут вынуждены платить дополнительно так называемую "углекислую" пошлину за свои товары, экспортируемые в Европейский союз.
Конечно, по этому поводу сегодня горячо спорят эксперты и политики. Многие опасаются, что под предлогом охраны окружающей среды могут появиться новые чисто протекционистские меры. Кстати, и в Сенате Соединенных Штатов раздаются голоса в поддержку введения "углекислой" пошлины.
А так как в Европе эта идея уже получила поддержку канцлера Германии Ангелы Меркель и президента Франции Николя Саркози, то появление такого инструмента дополнительного, "экологического" нажима становится все более вероятным...

Сергей Сенинский: Идея введения не только новой таможенной пошлины, но и специального налога на выбросы "парниковых" газов довольно активно обсуждается сегодня в Европе...
С точки зрения конечного результата, то есть сокращения выбросов этих газов в атмосферу, что эффективнее – рыночные механизмы торговли квотами, или просто введение специального государственного налога на такие выбросы, который бы, по идее, стимулировал их сокращение? На ваш взгляд, обратились мы к нашим собеседникам, что может быть эффективнее в итоге - рынок или налог? Из Мюнхена – руководитель компании Allianz Climate Solutions Армин Зандхёфель:

Армин Зандхефель: На мой взгляд, торговля квотами целесообразнее и выгоднее, чем введение налога. В рамках системы квот четко определяется общий лимит выбросов "парниковых" газов для той или мной страны. Тогда как в случае налога такие ограничения фактически не оговариваются. И сомнительно, что налог будет способствовать сокращению объемов "парниковых" газов в атмосфере.
Имея точные предписания, особенно для крупных предприятий или электростанций, регулировать общий объем выбросов намного проще. И в целом идея введения налога на выбросы углекислого и других "парниковых" газов поддержки в Европе не находит...

Сергей Сенинский: Из Мангейма – сотрудник исследовательского Центра по изучению европейской экономики Тим Меннель:

Тим Меннель: Еще недавно в Европе приводились аргументы в пользу введения именно налога, так как участники рынка квот постоянно жаловались на произвольность складывающихся цен на них. Одновременно признавалось, что налог на "воздух", в качестве инструмента для общего сокращения выбросов "парниковых" газов, малоэффективен.
Кстати, уже в следующем году в Европе большинство квот на выбросы таких газов, которые ранее распределялись бесплатно и во многом произвольно, будет уже продаваться на аукционе. А это, в свою очередь, может стимулировать новые инвестиции в энергоэффективные проекты.
Правда, некоторые европейские предприятия – например, алюминиевые заводы, работающие в условиях особенно сильной зарубежной конкуренции, могут еще получить квоты бесплатно. В случае существования специального налога такое даже представить невозможно.
Но в принципе мало кто в европейских странах готов отказаться от рыночных механизмов торговли квотами в пользу налога. И в Европе он вряд ли появится...

Сергей Сенинский: Тот же вопрос – что, на ваш взгляд, эффективнее, с точки зрения конечного результата, то есть сокращения общего объема выбросов в атмосферу "парниковых" газов, рыночная торговля квотами на такие выбросы или новый специальный налог – в Вашингтон. Научный сотрудник исследовательской организации Resources for the Future Энтони Пол:

Энтони Пол: Знаете, в этих двух подходах больше сходства, чем различий. Можно предложить альтернативный и заведомо худший вариант, а именно: не вводить ни налог, ни рыночную торговлю квотами, а просто начать регулировать энергетический сектор в приказном порядке - вместо того, чтобы задействовать рыночные механизмы.
Поэтому любой из двух вариантов – налог или рыночная торговля квотами – явно предпочтительнее такой альтернативы...

Сергей Сенинский: Сегодня рыночные цены квот на выброс "парниковых" газов – и в Европе, и в США – не превышают 50 долларов за одну тонну таких газов. И, хотя торговля идет, новых проектов - либо модернизации уже существующих производств в своих странах, либо строительства в других – немного.
По вашим представлениям, до какого уровня должны повыситься рыночные цены квот, чтобы большинству компаний и предприятий стало бы выгоднее вкладывать крупные суммы именно в "экологическую" модернизацию – собственную или в других странах?

Энтони Пол: Сам смысл биржевой системы торговли квотами на выбросы газов заключается в том, что любая цена на квоты, если она, конечно, выше нуля, приведет к тому, что некоторые компании, хотя и не все, конечно, найдут способы модернизировать свое производство - вместо того, чтобы покупать квоты.
Другие компании будут продолжать покупать квоты - пока это им по средствам. Разумеется, чем выше рыночные цены, тем больше поводов у компаний планировать собственную модернизацию. Но я вряд ли смогу назвать какой-то "магический" уровень этих цен...

Сергей Сенинский: По оценкам экспертов Международного энергетического агентства, чтобы стимулировать крупные инвестиции в энергосберегающие технологии – будь то электромобили или новейшие угольные электростанции, способные аккумулировать собственные выбросы, рыночные цены квот на одну тонну таких выбросов должны составлять примерно 50 долларов к 2020 году и 110 долларов – к 2030-ому. Но уровень в 50 долларов за тонну мало отличается от нынешнего в Европе...
Общий объем европейского рынка квот на выброс "парниковых" газов всего за 5 лет вырос с нуля до примерно 100 миллиардов долларов в год.
Каким будет следующий этап его развития? Можно ли, например, считать неизбежным его объединение с такими же рынками в других регионах мира (как объединены рынки акций компаний или валютные рынки)? Или европейский рынок в ближайшие годы будет по-прежнему развиваться "изнутри"? Армин Зандхёфель, Мюнхен:

Армин Зандхефель: Я думаю, что рынок квот будет расширяться умеренными темпами. Ведь правила такой торговли и вся инфраструктура этого рынка, подобные тем, которые действуют, например, в Европе, должны появиться и во многих других странах, в том числе – развивающихся. Вот почему новый глобальный международный и "обязывающий" договор лишь пойдет на пользу всем.
И тогда, возможно, общий объем мирового рынка квот многократно превзойдет нынешний, а сегодняшние 120 миллиардов долларов покажутся "детскими" деньгами.
Но в обозримом будущем, как мне представляется, европейский рынок квот на выброс "парниковых" газов будет развиваться изнутри, не выходя за собственные границы. Мы убедились, как трудно создавать подобные системы в других регионах мира – будь то США или Австралия. Поэтому объединения этих рынков можно ожидать нескоро.
Да и риск велик... Представьте, какие возникают при этом юридические проблемы, в том числе - международного права, не говоря о чисто экономических аспектах! На их решение уйдет немало времени. Поэтому, на мой взгляд, европейский рынок квот и в обозримом будущем будет ориентирован только на Европу...

Сергей Сенинский: Сколь вероятно объединение рынков торговли квотами на выброс "парниковых" газов в разных странах или регионах мира в единый международный рынок – в обозримом будущем? Из Мангейма – Тим Меннель, сотрудник Центра по изучению европейской экономики:

Тим Меннель: Объединение таких рынков в общемировой – весьма дальняя перспектива. Думаю, это станет реальным лишь к середине 21-го века.
Пока, во-первых, самих этих рынков мало, а во-вторых, они слишком разнятся. Судите сами: например, текущие цены квоты на выброс одной тонны "парниковых" газов в Европе составляют 25-35 евро, тогда как в США они в 3-4 раза ниже – 10-15 долларов. Не говоря уже о столь разных подходах многих стран мира к тому, что касается конкретных планов сокращения ими выбросов в атмосферу. Уже одно это обстоятельство делает пока объединение рынков невозможным.
С экономической точки зрения, конечно, это целесообразно. Но давайте дождемся 2050-го года...

Сергей Сенинский: Сегодня рынки биржевой торговли квотами на выброс "парниковых" газов в Европе и в США фактически изолированы друг от друга. Это не то, что торговать акциями компаний или их облигациями...
Но ясно, что в будущем их объединение неизбежно. Что именно должно измениться для этого, на ваш взгляд? Из Вашингтона - Эндрю Лайт, сотрудник исследовательского центра American Progress:

Эндрю Лайт: Как и любой финансовый рынок, рынок квот на выброс "парниковых" газов лишь многократно выиграет, если выйдет за пределы одной страны и станет международным. Было бы замечательно, если эффективные рынки квот действовали и в США, и в Австралии, и в Европе, да еще и взаимодействовали.
Это не только сделало бы международную систему контроля более эффективной, но и привело бы к удешевлению любых мер по сокращению выбросов этих газов в атмосферу.
Однако создание такого единого рынка, естественно, сопряжено и с риском. Если система торговли квотами окажется несовершенной в какой-то одной стране, аналогичные проблемы могут возникнуть и в других странах...

Сергей Сенинский: Инвестиции западных компаний в энергосберегающие и энергоэффективные проекты в развивающихся или беднейших странах мира не появятся сами по себе. Инвесторы должны получить определенные гарантии от государств, полагает Армин Зандхёфель, руководитель компании Allianz Climate Solutions, Мюнхен:

Армин Зандхефель: Здесь необходимо иметь в виду два аспекта. Во-первых, нужны четко обозначенные цели, чтобы компании смогли разработать программу собственных инвестиций, рассчитанную на 15-20 лет. Плюс к этому нужны отлаженные механизмы передачи средств развитых стран – развивающимся.
Во-вторых, ввиду масштабов такой финансовой помощи, ее невозможно переложить на налогоплательщиков. Как минимум, на 90% это должен быть частный капитал. А ему, естественно, нужны определенные гарантии в том, что касается политических рисков или финансовых – например, в случае девальвации валюты той или иной страны или резких колебаний ее обменного курса.
Если мы хотим стимулировать именно инвестиции и получить эффективно работающий международный договор, который сменил бы Киотский протокол, именно эти проблемы нужно решить в первую очередь...

Сергей Сенинский: Еще до начала нынешней конференции ООН в столице Дании представители многих стран- участниц фактически признали: окончательно договориться по ключевым ее вопросам в Копенгагене им вряд ли удастся...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG