Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Великий Казанова ХХ века, певец-крунер, Фрэнк Синатра


Великий Казанова ХХ века, певец-крунер, Фрэнк Синатра. Это лишь короткий эпизод, несколько страниц, невероятной любовной саги "Голубых глаз"

ДС:- «Чувство юмора: когда ищешь женщину, чувство юмора всегда поможет тебе заметить, опознать женщину, которая тоже вышла – на охоту. Дай ей почувствовать её ценность. Пусть она знает, что ты понял ее исключительность. И пусть она поймет, что ты оценил ее красоту.
Если не спешить, если томить ее на медленном огне, то обязательно настанет момент, когда ты будешь четко знать, что она твоя.
Но, главное правило: «Look, but not touch» - «Смотри, но не трогай…»
Если ты всего-навсего глазеешь на то, что в витрине, никаких проблем не будет».
Нет, он не написал пособие-бестселлер для тех, кто охотится на красоток. Но он сам был живым пособием и в первую очередь для своих друзей, для знаменитой «крысиной стаи», «rat pack». В которую входили: Дин Мартин, Сэмми Дейвис Младший, Питерт Лофорд и Джои Бишоп. Они и сами были опытными соблазнителями, но заводилой и боссом был лишь он один – Френк Синатра.
У микрофона «Свободы» в Париже ваш ДС, в не слишком прогретом эфире «Время джаза»:

Lean Baby

ДС: - «Lean Baby», «Худышка», Роя Алфреда и Билли Мэя. Апрель 53 года. Френк Синатра и оркестра Нелсона Ридла. Я не смог удержаться и не повторить эту песню, прозвучавшую год назад в декабре, ибо она входит в список редких мажорных песен Синатры, которые держаться на убийственном юморе:

«Моя крошка высокая и худая:
метр восемьдесят костей да кожи.
Но когда она говорит мне, что любит меня,
Я таю, как апрельский снег.

Она такая длиннющая и такая худющая,
что когда она стоит рядом в профиль,
мне кажется, что она исчезла.

Но когда она шепчет мне «бейби»
Голова моя идет кругом
И я знаю, что она моя.
Безумно и романтически – моя.

Она нежна, но она так худа,
Что когда я ее обнимаю по ночам,
Мои руки обвивают ее тело в два оборота.

Я охотился за нею и я её поймал!
А потом я подарил ей бриллиантовое кольцо.
И что же? Кольцо сияет и горит пламенем,
Но она носит она его не на пальце – а на запястье….»

ДС: - Вольный перевод вашего ДС.
Френсис Алберт Синатра по кличке «Голубые глаза», он же «Голос», появился на свете 94 года назад в Хобокене, Нью-Джерси. Фрэнки – самый знаменитый американский крунер.
Первоначальное значение глагола to croon – тихо напевать, почти мурлыкать. Крунерами были певцы эпохи свинга, как правило солисты больших оркестров. В манеру крунеров петь входило множество элементов: от бельканто до блюза и от гавайской музыки до бродвейских мюзиклов. Предшественником и соперником Синатры был Бинг Кросби. В саму же команду крунеров, в первую шестерку довоенной и послевоенной эпохи (кроме Фрэнки) входили: Энди Уильямс, Дин Мартин, Нат Кинг Коул, Тони Беннетт и Мел Торме.
Вот самая первая песня Фрэнка Синатры, прозвучавшая в СССР в годы оттепели. Она вышла на знаменитом виниле «Мелодии», ставшим для молодых меломанов абсолютной классикой:


How Little We Know

ДС: - How Little We Know, «Как мало мы знаем! Сколько открытий нам предстоит! Что за химия перетекает от влюбленного к влюбленной и обратно? Как мало мы понимаем! Что превращает дрожь во взрыв, когда двое сливаются в одно?».
Песня Филиппа Спрингера и Кэролин Ли. Все еще апрель, но 56 года, оркестр Нелсона Ридла, который в первую очередь был аранжировщиком песен для певцов эпохи, от Эллы Фитцджеральд до Джуди Гарленд, Пегги Ли и Роузмери Клуни.
Но Фрэнки прошелся и по всему репертуару «Тин-Пэн-Али», нью-йоркского профсоюза композиторов-песенников: от Харольда Арлена, Коула Портера, Джерома Кёрна, до ван Хессена, Вернона Дюка, Хоаги Кармайкла, Гершвинов и Винсента Юманса.

I'll Never Smile Again

ДС: - «I'll Never Smile Again», «Я больше никогда не улыбнусь, разве что, если мне не доведётся улыбнуться – тебе».
Единственный большой хит канадской пианистки Рут Лоу. Винил «Голубых Глаз» - «No one Cares» - «Всем наплевать, всем всё равно». Нелсон Ридл, само собой. 73 год.
Спасибо всем, кто прислал имейлы и оставил отзывы в нашем окне комментариев. Так как «Время Джаза» действительно является невидимым виртуальным клубом джазфанов, было бы желательно, чтобы те из вас, кто присылает имейлы на мои адреса, так же оставляли бы комментарии и на нашем сайте svobodanews.ru, в конце текста очередной передачи. Почему это важно? Если вы почитаете, комментарии последних месяцев, вы увидите, что джазфаны обмениваются мнениями и между собой, а это уже не диалог, а дискуссия.
Однако, напомню (тем более что случайных «эфирных прохожих» всегда достаточно) – вы слушаете «Время Джаза» на разновеликих частотах «Свободы». У микрофона в Лютеции – ваш ДС…

All of Me

ДС: - «All of Me», «Все моё», стандарт Саймонса и Маркса.
«Целиком меня, всего меня – почему бы не сделать твоим – всего меня?
Ты же видишь, что без тебя я – ничто…
Забери мои губы, я хочу от них избавиться,
и руки тоже – они мне не нужны! …
Ты же знаешь, что ты унесла часть меня,
то, что было когда-то моим сердцем…
Послушай, почему бы тебе не прихватить и все остальное?»

ДС: - Я как-то не могу себе представить, что бы кто-нибудь в наши времена мог бы так выражаться: таким сентиментальным, но в лучшем смысле, способом, добиваться любви… Нынче мы слышим простенькое слово из четырех букв. Это и есть - нынешний вокал в ритме стиральной машины или бетономешалки…
Не пора ли нам задуматься над тем, что мы приобрели, а главное, что мы – потеряли?
Что касается оркестра, то ей бог, это был тот самый сверхпродуктивный период, когда «Голос» (в том числе и Америки) записывался исключительно с Нелсоном Ридлом.

All of Me

ДС: - «All of Me», «Все моё», все тот же стандарт Саймонса и Маркса. Но на этот раз два бесценных гения: Лестер Янг на тенор-саксофоне и Тедди Уилсон – фортепьяно. Джин Рейми – контрабас и Джоу Джоунс – ударные.
Стандарт этот был записан в Старый Новый Год старой советской империи в последние недели правления Сталина, то бишь 13 января 1953 года. В городе Желтого Дьявола, в Нью-Йорк Сити.
Если уж пришлось сместить взгляд на восток, хотелось бы спросить: кто-нибудь знает что-нибудь о том, что главный идеолог партии Михаил Суслов был фантиком джаза и обладателем феноменальной коллекции винила ПЛЮС, что уж совсем страшно, сам играл на саксе? Правда ли это или же легенда? Происки враждебных секретных служб?
Наибольшее количество имейлов и комментариев за последние недели связаны с именами Арта Тейтума, Пола Дезмонда и Дейва Брубека. О Брубеке речь шла на прошлой неделе. На этой – в прессе появились сообщения о том, КАК Белый Дом отметил 89-летие пианиста. Брет Зонгкер из АР писал следующее:
- Около сорока лет назад отец-кениец решил навестить сына, жившего на Гавайях. Он взял его с собой на концерт джаза. Мальчика звали Барак Обама, а джазмена, игравшего в тот день, величали – Дейвом Брубеком. – Именно с этого момента,- сказал президент США в прошлое воскресенье, - я и полюбил джаз, стал настоящим фаном.
– Мир, открывшийся десятилетнему мальчику, - пишет Брет Зонгкер, - был захватывающим и интригующим.» КЦ
Мишель и Барак Обама присутствовали на праздновании дня рождения Брубека в Центре Исполнительских Искусств имени Кеннеди. Дейв Брубек стал почетным членом Центра имени Кеннеди. В торжествах участвовали: рок-и-фолк музыкант Брюс Спрингстин, киноактер Роберт де Ниро, кинорежиссер, продюсер и великий комик Мел Брукс и оперная дива – Грейс Бамбри.
Не знаю, как на ваших широтах, а на наших запах праздничной хвои перебивает запах кальвадоса и бензина. Такое впечатление, что надвигаются очередные и неизбежные даты…

Birth Of The Blues

ДС: - Birth Of The Blues, «Рождение Блюза», Рея Хендерсона и Бадди де Сильва. Синатра с верными друзьями из Rat Pack - дурачится на сцене ночного клуба Villa Venice в Чикаго. 2 декабря 62 года.
Первоначально «крысиная стая» собиралась дома у киноактера Хемфри Богарта на Холмби Хиллз рядом с Беверли Хиллз в Лос-Анджелесе. Жена Хемфри, Лорин Бэколл, в один прекрасный день, когда Синатра с друзьями завалился в гости, и запустила выражение «крысиная стая» - "Rat Pack".
Дом Богартов был штаб-квартирой стаи, поэтому в самом городе их называли "Holmby Hills Rat Pack".
И хотя ядром стаи были Богарты и Синатра с друзьями, в свое время в этот домашний клуб входили и Нэт-Кинг-Коул, и Мики Руни, Эррол Флинн, Спенсер Трейси, Кари Грант и Джимми ван Хьёсен. Не смотря на распространенное мнение, что это была (за исключением хозяйки) чисто мужская компания, на самом деле среди крысят были и Кэтрин Хёпбёрн, и Лана Тёрнер, Джюди Гарленд, Барбара Стрейзэнд и Мерилин Монро.
После смерти Богарта, Лорин Бэколл обручилась с Френком Синатрой, но в число его официальных жен не вошла. Френки был не просто сердцеедом, он был современным казановой и число его «жертв» исчислялось сотнями.
– I crave variety! – говорил он. – «Я жажду (буквально!) - разнообразия…»…
Как насчет Аниты Экберг – помните «Долчу Вита» Феллини? Или Ким Новак? Дорис Дей? Энджи Дикинсон?
Я не говорю о его четырех женах: Нэнси Барбато, Аве Гарднер, Мии Фэрроу и Барбаре Маркс.
-Я обожаю женщин,- писал Синатра,- я вечно в их компании. Но, как большинство мужчин, я их не понимаю.»
Он признавался приятелю Питу хЭмилу накануне четвертой и последней женитьбы: - Женщины? Я ни черта в них не секу! Но нельзя же, дружок, тянуть лишь на Джаке дАниэле!»
«Джак дАниэл» - любимое виски Синатры.

I'm a Fool to Want You

ДС: «I'm a Fool to Want You», «Так глупо – желать тебя». Вулфа, Хэррона и Синатры. Оркестр, на этот раз, Гордона Дженкинса.
Самая знаменитая версия этой тягучей, отравленной и отравляющей песни, принадлежит Билли Холидей. Но вот совсем иная интерпретация – квартета Эдди Хиггинса:

I'm a Fool to Want You

ДС: - «I'm a Fool to Want You» - на этот раз квартет пианиста Эдди Хиггинса. Скот Хемильтон играл на тенор-саксофоне; Джей Лайонхарт – на контрабасе и Джо Аскьон – на ударных. Нью-Йорк, декабрь 2004 года.
Вы слушаете «Время джаза» на частотах «Свободы» и с сайта радиостанции svobodanews.ru. У микрофона в Париже – Дмитрий Савицкий. Сегодня – еще одна страничка декабрьского календаря: Фрэнк Синатра родился 94 года назад в Хобокене, штат Нью-Джерси.
Вам доведется услышать «Голубые Глаза» на Рождество. Но вот небольшой аванс. Тем более что у нас есть возможность сравнить Синатру с его главным соперником – Бингом Кросби:

Jingle Bells

ДС: - «Jingle Bells», «Звените, колокольчики» - Джеймса Лорда Пьерпонта. Песня написанная им в 1857 году. Бинг Кросби и «Сестры Эндрюс».
А теперь – те же слова и та же музыка, но у микрофона Фрэнк Синатра:

Jingle Bells

ДС: - «Jingle Bells» - «Звените колокольчики. Что за радость катить по белому снегу в санях…»
Фрэнк Синатра с неизвестным оркестром и еще более неизвестной вокальной группой.
Об остальном (All of Me) Синатре, как-нибудь в другой раз. Обрывая тему Фрэнки-казановы, вспомню лишь, что он говорил о женщинах… в Японии, когда он был там, на гастролях в 60-м году:
- Руки японских девиц, их пальцы, не желты от никотина. Они не носят брюки и от тебя не начинает нести духами «Шанэль №5» после обмена рукопожатиями… Я люблю, когда женщины - женщины».

Violets for Your Furs

ДС: - «Violets for Your Furs», «В этом декабрьском заснеженном Нью-Йорке я купил фиалки, чтобы ты приколола букетик на шубу. И настал апрель». Песня Дениса и Эйдера.
Последний на сегодня сентиментальный Фрэнки с оркестром – Нелсона Ридла. Ноябрь 53 года.
На этом мы с ним и распрощаемся. Но – ненадолго.
Если вы опоздали к началу «Времени Джаза», вы всегда можете скачать подкаст с сайта радиостанции svobodanews.ru. Я же буду вновь в вашей компании через неделю – за несколько дней до Рождества. Всех вам благ, чао, бай-бай!

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG