Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Невский экспресс"-1: следствие будет долгим


Первая катастрофа "Невского экспресса", август 2008 г

Первая катастрофа "Невского экспресса", август 2008 г

Продолжается уголовное расследование о недавнем подрыве "Невского экспресса". В Новгородском областном суде возобновились слушания по делу о предыдущем подрыве того же поезда, того же "Невского экспресса", случившемся в 2007 году.

Первый "Невский экспресс" был подорван недалеко от Малой Вишеры 13 августа 2007 года. Прокуратура считает, что за тот взрыв ответственна группа под руководством известного чеченского боевика Доку Умарова. Через год после крушения был объявлен в розыск бывший российский военнослужащий, перешедший на сторону бандформирований, Павел Косолапов, его подозревают в организации теракта. В отдельное производство было выделено дело в отношении двух других фигурантов – жителей Ингушетии Макшарипа Хидриева и Саламбека Дзахкиева, которые сейчас и находятся на скамье подсудимых. Им предъявлены обвинения в причинении вреда здоровью средней тяжести и в незаконном приобретении, передаче и перевозке взрывчатых веществ организованной группой, за самое тяжкое из этих обвинений им грозит до 20 лет лишения свободы.

За два дня до крушения второго "Невского экспресса" вдруг стал давать новые показания Макшарип Хидриев. Он признался в том, что именно он привез в Маловишерский район взрывчатку, а также рассказал, что под давлением следователей оговорил второго подсудимого Саламбека Дзахкиева. Впрочем, через несколько дней он от своих признаний отказался. Заместитель директора Агентства журналистских расследований Евгений Вышенков не придает этому факту большого значения:

- Если мы хотим абсолютно объективно смотреть на любое дело, на любое событие, то сначала мы говорим о фактах и доказательствах, а потом говорим: кстати, он еще и признался. И вот тогда это абсолютно корректно. А если мы слово "признался" ставим во главе, то мы скатываемся в те времена, мы об этом знаем.
Если мы хотим абсолютно объективно смотреть на любое дело, на любое событие, то сначала мы говорим о фактах и доказательствах

С Евгением Вышенковым согласен президент Балтийской коллегии адвокатов имени Анатолия Собчака Юрий Новолодский. Но с другой стороны, он считает, что на отказ подсудимого от показаний нужно обращать особое внимание:

- Это мог быть самооговор. По такой категории дел вся мощь государства настолько придавливает людей, что нужно особо тщательно отнестись к тому, что человек отказался от своих показаний. И не стараться во что бы то ни стало избрать одну позицию, а тщательнейшим образом проверить, известны ли ему детали, которые человек, не принимавший участие в преступлении, попросту знать не может.

- Существует предположение, что оба взрыва мог организовать один и тот же человек – Павел Косолапов.

- Как рабочая версия – это имеет право на существование. В ходе следствия это нужно проверить. Такая подача действительности представляется мне примитивной.

- Судя по всему, следствие по второму взрыву пока подвигается не слишком быстро, хотя уже существует несколько фотороботов людей, замеченных местными жителями накануне крушения и вызвавшими подозрения.

- Фоторобот есть, а человека нет. Фоторобот может быть удачным или неудачным. Означает ли это, что это не был террористический акт или нет? Исследовать надо все версии.

Все же основной остается версия взрыва, и Евгений Вышенков сообщил, что, возможно, у оперативников появятся новые данные. История связанна с молодым человеком, принадлежавшим к неформальному течению "Анимэ":

- Он совершил самоубийство, притом кошмарным образом. А так как его родители в городе имеют некий статус и вес, то они обратились – и правильно сделали – к руководству ГУВД. На это трагическое событие посмотрели не на как рядовой случай, а уже более пристально. Изучая то, что осталось, – его записи, его компьютер, его дом и т.д., оперативники натолкнулись на очень любопытные материалы, которые не могут, конечно, говорить о том, что этот молодой человек точно причастен. Конечно, нет! Но при том, что у оперативно-следственной группы абсолютный ноль – вовсе не значит, что они не работают. Конкретных каких-то результатов нет, но, я думаю, что в обозримом будущем эта версия станет главной.

Кроме того, сейчас спецслужбы по второму разу задерживают тех, кто подозревался в подрыве "Невского экспресса" в 2007 году, но был отпущен за отсутствием улик. Эксперты сходятся на том, что следствие будет долгим и трудным.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG