Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Очередной выпуск "Ключевого слова" мы посвящаем памяти главного редактора Русской службы Радио Свобода, писателя Петра Вайля, который ушел из жизни 7 декабря. У него были особые отношения с языком, как устным, так и письменным. Его интонационный рисунок – не подберу более точного слова – был завораживающим, а отдельные фразы Вайля мы дружно пересказывали друг другу, отдавая коллеге должное – он обладал даром подбирать слова, одновременно точные и небанальные.

Три года назад, когда наша передача о русском языке только начинала свое существование, я попросила Петра Вайля поразмышлять о том, отчего речь многих людей перенасыщена словами-паразитами, почему от них так трудно избавиться:
Выстраивать свою речь точно так же трудно, как писать талантливо

- Потому что чисто говорить трудно. Выстраивать свою речь точно так же трудно, как писать талантливо. Я знаю многих в этом отношении замечательных людей. К ним относился, например, мой покойный приятель, выдающийся писатель и стилист Сергей Довлатов, который вообще определял людей по способу словоизъявления. Для него даже какой-нибудь негодяй имел позитивное значение, если он выражался элегантно и изыскано. И напротив, он не считал за человека человека порядочного, если он неряшливо говорил. Я думаю, что в этом есть какой-то смысл, особенно для русского человека. Потому что в России язык и шире – литература – всегда имел большее значение, чем в других народах. Слова-паразиты упрощают речь. Это слова-связки. В разное время они бывают разными. Лет 20 назад появилось универсальное слово "как бы".

- То есть, это словосочетание в языке существует с давних времен, но его употребляют в качестве слова-паразита последние 20 лет.

- Совершенно верно. И в этом есть, конечно, глубокий смысл. "Как бы" имело философский некий оттенок. Человек, говорящий, отстранялся от предмета своего обсуждения. Вот он говорит, что книжка хорошая или человек хороший, но, прибавляя к этому "как бы", он вносит оттенок неопределенности и некоторого отстранения иронического, таким образом поднимаясь над предметом. В конечном счете, словечко "как бы", вполне невинное, служит инструментом самовозвышения. Когда-то "как бы" было знаком рефлектирующей интеллигенции. Потом оно сделалось всеобщим достоянием и превратилось в слово той же категории, в которой находятся "вот", "значит" и "ну".
Как известно, русский мат состоит всего-навсего из четырех корней, но производных от этих корней великое множество. И здесь индивидуальность проявляется довольно красиво

- Как правило, слова-паразиты общеупотребимы. А встречались ли вам такие слова-паразиты, которые несли индивидуальную окраску, то есть их придумал и постоянно произносит только один человек?

- Как правило, так не бывает. На то и слова-паразиты, чтобы быть всеобщими. Надо только отметить еще одну роль этих самых слов-паразитов – это роль тактическая. Например, тебе задают неудобный вопрос. А отвечать на него по каким-то условиям разговора надо, и надо немедленно. Слова-паразиты помогают выиграть время. Пока ты тянешь свои "понимаешь", "ну, как тебе сказать", ты в это время лихорадочно думаешь, что ответить. А индивидуальные слова-паразиты – это, как правило, тот или иной фигурный мат. Как известно, русский мат состоит всего-навсего из четырех корней, но производных от этих корней великое множество. И здесь индивидуальность проявляется довольно красиво, но, боюсь, что это не для радиостанции семейного назначения.

Есть такое понятие – трудные случаи русского языка. Время от времени Петр Вайль по электронной почте рассылал корреспондентам Русской службы Радио Свобода письма, которые, безусловно, помогали всем нам. Например, отчего нельзя говорить, что бандиты расстреляли кого-то. Расстрел – юридическое деяние, и совершается оно по решению суда. Так что лучше произнести "застрелили". Еще подсказывал, как должна звучать какая-нибудь трудно произносимая фамилия или редкое название. Это была планка, которую на должном уровне без нашего коллеги держать будет очень трудно.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG