Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Невский экспресс": следствие будет долгим



Программу «Итоги недели» ведет Дмитрий Волчек. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская.

Дмитрий Волчек: В петербургских и московских больницах все еще находятся 56 пострадавших в аварии "Невского экспресса". Общее число жертв теракта увеличилось до 27 человек. Родственники погибших начали получать компенсации, но звучат жалобы на недостаток информации и на равнодушие представителей различных социальных служб. Рассказывает Татьяна Вольтская.

Татьяна Вольтская: В Петербургских больницах находятся 44 человека, пострадавших при крушении «Невского экспресса», 1 из них – в тяжелом состоянии, еще 13 лежат на стационарном лечении в Москве, в тяжелом состоянии – трое. 7 человек на этой неделе были выписаны из Дорожной клинической больницы Петербурга. Родственники погибших испытывают трудности при оформлении документов, необходимых для похорон. Целый день провел в морге на Шафировском проспекте брат жены погибшего Евгения Кукушкина Ренат Урусов.

Ренат Урусов: Когда прошли процедуру опознания, приехали в Петербург. Были звонки от начальников МЧС, нужна ли помощь. Естественно, мы в таком состоянии были, какая помощь? Зачем они вообще звонили – непонятно, выражали свои соболезнования не к месту. На следующий день я поехал в морг. Там выдавалось свидетельство о смерти. Там я прождал дольше всего. Возникли трудности, что он прописан на Арафатовской улице, хотя он прописан на совсем другой улице, и у них были неправильные данные. Они не могли в ТСЖ запросить правильные данные фактические, где он на самом деле был прописан. Я потерял весь день.

Татьяна Вольтская: Начальник управления адресной социальной поддержки населения городского комитета по труду и социальной защите Елена Ломакина говорит, что для этой семьи было сделано все возможное.

Елена Ломакина: Люди, к сожалению, наверное, не представляют, как в обычной жизни происходит оформление документов. Вызывается судмедэкспертиза, отдельная справка, потом в жилищных органах добывается справка с метом рождения, регистрационном учете. УФМС справки не дает никому, у них только по запросу судов, прокуратуры и так далее. То есть в режиме он-лайн и благодаря председателю комитета, который организовал, была собрана информация оперативно по погибшим. По Кукушкину: он живет в ТСЖ. ТСЖ сделало справку не по форме. Лично сотрудник отдела соцзащиты в целях оказания поддержки конкретной семье Кукушкиных на машине поехал в ТСЖ, заверил как положено эту форму, отвез в милицию, поставил печать и лично приехал в морг.

Татьяна Вольтская: Рассказы чиновника и простого гражданина существенно различаются. По словам Рената Урусова, на ритуальные услуги семьям погибших были обещаны скидки, но на деле их не было.

Ренат Урусов: В счет нам ритуальное агентство вписало даже доставку тела из аэропорта в морг, пять с чем-то тысяч. То, что мне говорят, что вернут, надеюсь, что вернут. На самом деле, говорят, что оплачено, пока ничего не оплачено.

Татьяна Вольтская: В настоящее время 18 семей погибших уже начали получать компенсации, в пятницу Владимир Путин подписал распоряжение о выплате единовременного пособия пострадавшим и семьям погибших для погребения. Так вот, пособие на погребение каждого погибшего составляет 18 тысяч рублей. По словам Рената Урусова, реально было потрачено 150 тысяч. А двое 4-летних сирот Евгения Кукушкина будут получать по 3 тысяч в месяц по потере кормильца. Елена Ломакина объясняет это тем, что белая зарплата погибшего была слишком мала, но Ренат Урусов считает, что дело не в этом.

Ренат Урусов: А какая должна быть зарплата, чтобы пособия были, максимальное пособие, нам говорили, в районе пяти тысяч. Даже если бы у него была большая белая зарплата, разве это компенсирует?

Татьяна Вольтская: Что касается расследования самого дела о подрыве второго «Невского экспресса», то оно подвигается медленно – кроме нескольких фотороботов, составленных по рассказам местных жителей, заметивших накануне крушения подозрительных незнакомцев, не практически ничего. Что касается версии, отсылающей нас к чеченскому следу, то заместитель директор Агентства журналистских расследований Евгений Вышенков вообще считает их несостоятельными.

Евгений Вышенков: Мое личное убеждение, основанное как на прошлом опыте и на то, что происходит в нашем государстве, кавказский террор он либо проходит, либо прошел, и он остался только в горах, там эта кастрюля с борщом и кипит. За последние годы мы видим, что лидерство берут славяне, так называемые молодежные группировки. Это как неонацисты и различного рода группировки, так и молодежные течения, плоть до неформальных. И в этой истории, мне кажется, некая здравость есть в том, что некую версию оперативные сотрудники получили от представителя абсолютно внешне миролюбивого, но неформального течения, так называемого "Анимэ". "Анимэ" – это некие поклонники японских мультфильмов, которые создали некую субкультуру. Это аналогично хиппизму по массовости.

Татьяна Вольтская: По словам Евгения Вышенкова, один молодой человек, принадлежащий к этой субкультуре, покончил с собой, и оперативники, исследуя его вещи, натолкнулись на некую версию, которая, возможно, будет иметь отношение к крушению «Невского экспресса». Но насколько эта версия поможет продвинуться следствию, об этом пока говорить рано.


XS
SM
MD
LG