Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Мосгорсуд рассмотрит сегодня жалобу на продление срока ареста экс-главе ЮКОСа Михаилу Ходорковскому и бывшему главе компании "Менатеп" Платону Лебедеву, обвиняемым в хищении 350 миллионов тонн нефти.

В интервью корреспонденту Радио Свобода адвокат Елена Липцер сообщила, что практически нет надежды на положительный исход дела. Однако она назвала эту попытку важным шагом накануне Страсбургского суда.

Ожидается, что в ближайшее время Европейский суд по правам человека вынесет решение по жалобам Ходорковского и Лебедева на незаконность их задержания и ареста, бесчеловечное и унижающее достоинство обращение. Михаил Ходорковский также утверждает, что его задержание, арест и судебное преследование политически мотивированы.

- Что, собственно, будет предметом рассмотрения Московского городского суда в понедельник, и что на этот раз обжалует защита Платона Лебедева?

- Защита как Платона Лебедева, так и Михаила Ходорковского обжалует постановление Хамовнического суда о продлении срока содержания под стражей до 17 февраля.

- Почему вы считаете незаконным решение о продлении срока содержания под стражей? Ведь уже не первый раз суд выносит решение о продлении сроков содержания. Чем суд, в свою очередь, мотивирует подобное решение?
Это просто абсурд - говорить о том, что они, находясь в местах лишения свободы, могут каким-либо образом воспрепятствовать производству по делу

- Наша позиция состоит в том, что те основания, которые приводит сторона обвинения, заявляя ходатайство о продлении срока содержания под стражей - а именно, что Ходорковский и Лебедев могут воздействовать на свидетелей, препятствовать производству по делу, что они могут скрыться, - абсолютно несостоятельны, поскольку они и так находятся под стражей, отбывая наказание, назначенное приговором Мещанского суда. Это просто абсурд - говорить о том, что они, находясь в местах лишения свободы, могут каким-либо образом воспрепятствовать производству по делу. Поэтому мы считаем, что нет ни одного основания, предусмотренного 97-й статьей Уголовно-процессуального кодекса, для того, чтобы этот срок продлевать. То есть, это такой правовой нонсенс, который раз за разом повторяет сначала сторона обвинения, а потом и суд вслед за ней.

- В таком случае, зачем добиваться изменения мер пресечения, если и Платон Лебедев, и Михаил Ходорковский все равно останутся под стражей?

- Дело в том, что Уголовно-исполнительный кодекс предусматривает перевод осужденных в следственный изолятор для рассмотрения дела по другому обвинению, но при этом им должны быть обеспечены те условия содержания, которые были назначены по приговору суда. По приговору суда им назначен общий режим. Соответственно, при переводе в следственный изолятор им должен был бы быть обеспечен этот общий режим, который предусматривает, например, длительные свидания с родственниками. При том положении вещей, которое имеется сейчас, когда им избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, им не положены, например, длительные свидания и, в общем-то, режим несколько другой. Это не общий режим, а это уже режим следственного изолятора, то есть фактически тюремный режим.

- Суд все это время последовательно отказывал защите в изменении меры пресечения. Тем не менее, вы сейчас идете в Мосгорсуд. Это можно связать с предстоящим рассмотрением дела в Европейском суде по правам человека?

- Конечно, у нас иллюзий никаких нет, мы понимаем, что Мосгорсуд опять оставит без изменения решение судьи Данилкина. Но для того, чтобы в Европейском суде в дальнейшем ставить вопрос о незаконных судебных решениях, мы должны исчерпать средства защиты внутри страны. Поэтому мы должны обратиться в кассационную инстанцию.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG