Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кокаин для друзей Чавеса - кто стоит за наркопотоками из Латинской Амерки


Ирина Лагунина: Один из способов пополнения террористического бюджета практически всех организаций – наркотики. С этим пытаются бороться специальные службы разных стран, в том числе американская ДЕА. Однако, задача борьбы с наркотиками осложняется всякий раз, когда выясняется, что за торговцами стоят государственные структуры неких стран. Рассказывает корреспондент РС Виктор Черецкий.

Виктор Черецкий: Революционеры-марксисты ХХ столетия не брезговали никакими средствами для осуществления своих планов. Под предлогом строительства «светлого будущего» умерщвлялись или отправлялись на каторгу миллионы людей, затевались войны, сограждане обрекались на голод и нищету. Латиноамериканские революционеры внесли в этот список преступлений свой «вклад», использовав для осуществления своих «светлых» планов наркоторговлю. Примеров много. Известно, что так называемые Вооруженные революционные силы Колумбии, сокращенно – ФАРК, финансируются за счет кокаина. Причем речь фактически идет о самом крупном наркокартеле Колумбии. ФАРК даже не скрывает этот факт. Доходы от кокаина покрывают, как считают наблюдатели, примерно половину всех расходов этой организации, которая именует себя марксистско-ленинской, а международным сообществом определяется как «террористическая». Правда, венесуэльский диктатор подполковник Уго Чавес так не считает. Он заявляет под бурные аплодисменты своих сторонников, что речь идет о «героических партизанах», сражающихся за социалистическое будущее своей страны.

Уго Чавес: ФАРК не является террористической организацией. Это армия, которая уже освободила целые районы Колумбии, где установила свою власть. ФАРК следует признать как народную освободительную армию.

Виктор Черецкий: По данным специализированной службы ООН, а также США и стран Евросоюза, Венесуэла превратилась в последние годы в основной перевалочный пункт для тайного экспорта колумбийского кокаина. Именно здесь переправленный на грузовиках из соседней страны наркотик грузится на корабли и в самолеты для доставки в США и в Европу, в основном, в Испанию. Кстати, в Испанию зелье попадает не прямо из Венесуэлы, а транзитом через Гвинею Бисау или Гану. Так наркоторговцам легче замести следы. Речь идет примерно о 300 тоннах кокаина в год. Объемы поставляемого на мировой рынок через Венесуэлу наркотика стали расти с 2004 года благодаря широкому сотрудничеству между группировкой ФАРК и властными структурами Венесуэлы, - констатирует влиятельная испанская газета «Паис». В этой стране наркоторговцам создаются благоприятные условия. Рассказывает бывший сотрудник американского управления по борьбе с наркотиками ДЕА Джим Шет.

Джим Шет: Ни одна крупная организация, занимающаяся наркоторговлей, не может существовать без необходимой ей структуры – адвокатов, банкиров, политиков. Венесуэла предоставляет колумбийским наркопартизанам все необходимое. Страна, кроме всего прочего, превратилась в огромную прачечную для «отмывания» грязных денег наркоторговцев.

Виктор Черецкий: ФАРК соперничает по части наркоторговли с другой марксистко-ленинской группировкой колумбийских террористов – Армией национального освобождения. Кровавые «разборки» между двумя бандами обычно происходят вблизи венесуэльской границы именно из-за права перевести через Венесуэлу очередную партию кокаина. По данным «Паис», в наркоторговлю вовлечен командный состав Национальной гвардии Венесуэлы, лица, близкие к президенту Чавесу. Наркопартизаны расплачиваются с ними за услуги наличными. У них же они приобретают бензин и оружие для продолжения своей террористической деятельности. Говорит живущий в иммиграции бывший капитан первого ранга Военно-морских сил Венесуэлы Бернардо Хурадо:

Бернардо Хурадо: Национальная гвардия выполняет всю грязную работу для режима. Она присматривает за преступностью, за контрабандой, наркоторговлей и так далее. Это охранка, пользующаяся особым доверием диктатора, его преторианская гвардия. Ведь армии он особо не доверяет. Естественно, Национальная гвардия, обслуживающая интересы коррумпированной власти, сама пронизана коррупцией.

Виктор Черецкий: Как отмечает «Паис», на территории Венесуэлы у ФАРК имеется, по меньшей мере, четыре базы. На них, в частности, содержатся некоторые лица – колумбийцы и иностранцы, похищенные наркопартизанами с целью получения выкупа. Главари ФАРК, так называемые «командующие фронтами», типа Хермана Брисеньо или Ивана Маркеса, имеют в Венесуэле собственные поместья.
Любопытно, что еще несколько лет назад в этой стране на основании договоренностей с США работали представители ДЕА. Теперь их там нет. Джим Шет.

Джим Шет: Когда ДЕА выяснила, что некоторые генералы Национальной гвардии причастны к наркоторговле, ее тут же обвинили в том, что она занимается шпионской деятельностью на территории Венесуэлы. Сотрудников ДЕА лишили виз и выдворили из страны.

Виктор Черецкий: Между тем, официальная венесуэльская пропаганда утверждает, что страна борется с наркотиками, сжигает тонны зелья и даже уничтожает время от времени тайные аэродромы, с которых стартуют самолеты с кокаином. Однако независимые источники не подтверждают подобные данные. Бернардо Хурадо:

Бернардо Хурадо: Кто и когда конфисковал наркотики в Венесуэле? Кто их сжигал? Сколько килограммов было сожжено? Власти утверждают, что целая тонна. Почему же тогда не было свидетелей, журналистов, телекамер? Ведь практика приглашать представителей общественности на подобные мероприятия существует во всем мире, тем более, когда речь идет о целой тонне кокаина.

Виктор Черецкий: Между тем, помощь в борьбе с наркотиками, которую оказывают США правительству Колумбии, вызывает у Чавеса бурную ярость. Он, похоже, опасается, что американцы помогут соседней стране контролировать сухопутную границу с Венесуэлой с целью покончить с наркоторговлей. Против американской помощи в борьбе с наркотиками Чавес развязал в последнее время настоящую пропагандистскую войну. Он заявляет, что речь вовсе не идет о наркотиках – США, якобы, желают, ни много ни мало, захватить Венесуэлу, заковать в цепи и обратить в рабов все ее население.

Уго Чавес: Против нас постоянно осуществляется агрессия. Имеются планы по захвату Венесуэлы. Нас окружают со всех сторон. Везде на наших границах стоят вражеские войска. Должны ли мы молчать в такой ситуации? Нет, мы поднимем наш голос. У нас множество внутренних и внешних врагов. И это требует, чтобы мы укрепились в сознании того, что все являемся солдатами нашей родины.

Виктор Черецкий: Хорошо известно, что сам венесуэльский диктатор не чуждается наркотиков - он публично жует листья коки или так называемую «пасту коки», оправдывая свой порок древней традицией местных индейцев. Заметим попутно, что ООН запрещает подобную практику, приравнивая ее к потреблению самого кокаина. Уго Чавес.

Уго Чавес: Я жую коку по утрам и выгляжу великолепно! Президент Боливии Эво Моралес мне также присылает пасту коки. Я ее всем рекомендую!

Виктор Черецкий: Подобное пристрастие Чавеса к зелью, которое шокирует многих даже латиноамериканских политиков, анализирует венесуэльский оппозиционер врач Рафаэль Полео.

Рафаэль Полео: Чавес – человек болезненный, с расстроенной нервной системой и психикой. Его личный психиатр, которого я хорошо знал, говорил, что проходя у него курс лечения, Чавес часто плакал. Видимо, он внутренне сознавал, что не способен управлять страной, что своими инициативами только усложняет положение. И это влияет на его умственное здоровье. Впрочем, Чавес не верит врачам: предпочитает знахарей и колдунов. В их руки он отдал свое здоровье, так же как передал экономику страны, изгнав всех специалистов, в ведение проходимцев. Что касается коки, то она пагубно отражается на его умственном здоровье. Листья коки содержат кокаин, а в пасте его содержание – до 80%. Через десять минут наркотик начинает действовать и приводит Чавеса в возбуждение, которое продолжается от часа до 90 минут. Свои речи он произносит именно под действием коки. Отсюда его нетерпимость и агрессивность. Мы знаем, что продолжительное употребление кокаина приводит к разрушению мозга и деградации личности в целом. Разумеется, граждане Венесуэлы не имеют права и дальше спокойно взирать на поведение этой деградирующей личности, теряющей умственные способности.

Виктор Черецкий: Чавес далеко не первый строитель «светлого социалистического общества» на латиноамериканском континенте, который подозревается в связях с международной наркоторговлей. Задолго до него аналогичные обвинения выдвигались против кубинского руководителя Фиделя Кастро, друга и наставника Чавеса по части революционности. Именно на Кубе, как свидетельствуют укрывшиеся на Западе бывшие сотрудники спецслужб этой страны, была разработана в начале 80-ых годов своеобразная доктрина в отношении наркотиков. Они были призваны помочь в революционной борьбе: во-первых, разложить «империализм» изнутри, наводнив кокаином черный рынок стран Запада, а во-вторых, добыть средства для финансирования террористических группировок в тех латиноамериканских странах, где существовали демократические режимы. О личной причастности Фиделя Кастро к наркоторговле рассказывает перебравшийся на запад его бывший телохранитель полковник Хуан Санчес.

Хуан Санчес: Я в свое время побывал, сопровождая Фиделя Кастро, на складе, где хранились приготовленные к отправке в США наркотики. Они были упакованы в ящики из-под рома и табака. Кастро лично осматривал этот груз. Склад располагался в районе Варадеро. Затем я неоднократно присутствовал при его разговорах с доверенными лицами, в ходе которых поднимался вопрос о торговле кокаином, в том числе, о визите на Кубу некоторых видных торговцев этим наркотиком.

Виктор Черецкий: Об участии в международной наркоторговле режима Кастро говорится и в книге двух испанских исследователей - Сантьяго Ботельо и Маурисио Ангуло – опубликованной еще в 2005 году при участии бывшего сотрудника кубинской контрразведки Дельфина Фернандеса. О причастности режима Кастро к наркоторговле свидетельствует бывший майор спецслужб Кубы Хуан Антонио Родригес Меньер, а также Илеана де ла Гуардия, проживающая во Франции дочь кубинского полковника доверенного лица Кастро, Антонио де ла Гуардия, расстрелянного в 1989 году вместе с еще тремя высшими армейскими чинами. Она утверждает, что казненные были «козлами отпущения» режима, который пытался доказать мировому сообществу свою непричастность к наркоторговле. С этой же целью Кастро пожертвовал и своим ближайшим другом министром внутренних дел Хосе Абраантесом. После суда он скончался в тюрьме при загадочных обстоятельствах. Рассказывает кубинский журналист Хуан Мануэль Као.

Хуан Мануэль Као: Правительство Кубы, и, разумеется, Фидель и Рауль Кастро, понимали, что убрав деятелей средней руки, они не убедят народ, что к наркоторговле не было причастно высшее руководство страны, ведь на Кубе ничто не может произойти без ведома этого руководства. Поэтому братья Кастро решили пожертвовать министром внутренних дел. Суд над ним был посвящен лишь одному – доказать, что Кастро не имеют никакого отношения к наркотикам. В принципе, неизвестно, что страшнее на Кубе – быть другом или быть врагом братьев Кастро.

Виктор Черецкий: Кокаин для нужд латиноамериканской революции приобретался у колумбийских террористов в обмен на оружие, а затем направлялся заграницу, дабы, грузы с Кубы, которая никогда не относилась к странам-производителям кокаина, не подвергались столь тщательному досмотру как грузы из той же Колумбии. Вывозились наркотики с Кубы на военных кораблях и перегружались в открытом море на суда контрабандистов. Ну а оружие было американским, трофейным – его кубинцы закупали специально для поставок в Колумбию у Вьетнама. Как утверждают многочисленные свидетели, всей операцией руководил лично Рауль Кастро. Ну а скандал, в результате которого братьям Кастро пришлось пожертвовать своими близкими помощниками, произошел из-за утечки секретной информации. Проговорились, якобы, колумбийцы, которые по тем или иным причинам были недовольны сделками с Кубой. По другой версии, завистники министра Абраантеса выяснили, что последний утаивал часть денег, полученных от наркотиков и завел себе на западе банковские счета. Между тем, многочисленные данные, которые приводят американские и западноевропейские источники, свидетельствуют, что после разоблачений конца восьмидесятых годов сделки Кубы с наркотиками
XS
SM
MD
LG