Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ольга Курносова и Владимир Соловейчик в гостях у Виктора Резункова обсуждают доклад "Матвиенко. Итоги"


Обложка доклада "Матвиенко. Итоги"

Обложка доклада "Матвиенко. Итоги"

Виктор Резунков: В Петербурге группа активистов Объединенного гражданского фронта и других общественных объединений во главе с исполнительным директором Объединенного гражданского фронта Ольгой Курносовой подготовила доклад под названием «Матвиенко. Итоги». Этот доклад, основанный на открытых источниках, оппозиция Петербурга намерена распространять бесплатно в новогодние праздники у станций метро. Радио Свобода уже сообщало о том, что первая часть тиража доклада «Матвиенко. Итоги» была конфискована на днях неизвестными людьми в штатском, и об этом мы еще скажем. Но сегодня мы обсудим сам доклад, содержащий информацию о деятельности Валентины Матвиенко на посту губернатора Санкт-Петербурга со дня ее вступления в должность в 2003 году.

Я сразу бы хотел предупредить слушателей, которые захотят меня обвинить в одностороннем освещении этой деятельности, что с удовольствием бы встретился с Валентиной Ивановной в Петербургской студии и предоставил бы ей возможность ответить на вопросы и обвинения петербургской оппозиции. Однако за все 7 лет губернаторства Валентина Матвиенко, несмотря на наши официальные и многочисленные приглашения, ни разу так и не пожелала прийти для выступления в эфире Радио Свобода. Предложение остается в силе.

А мы сегодня обсудим наиболее интересные выдержки из доклада «Матвиенко. Итоги», а также многое другое.

В Петербургской студии Радио Свобода в гостях – исполнительный директор Объединенного гражданского фронта Ольга Курносова и представитель Движения гражданских инициатив Владимир Соловейчик.

Ольга, что вас подвигло на написание доклада «Матвиенко. Итоги»? Это аналогично докладам «Путин. Итоги» и «Лужков. Итоги» или это что-то другое? С какой целью создавался этот доклад?

Ольга Курносова: С одной стороны, конечно, доклады Бориса Немцова «Путин. Итоги» и «Лужков. Итоги» показались мне достаточно интересными. И вообще тема подведения итогов правления нынешних деятелей во главе страны и наиболее крупных мегаполисов – это, конечно, полезное занятие. С другой стороны, меня удивило внезапное вступление Матвиенко в «Единую Россию», и понятно, почему это произошло – потому что Матвиенко собирается, по-видимому, баллотироваться и на следующий губернаторский срок. Ну и для того, чтобы этого не произошло, нужно подводить итоги, нужно действительно смотреть, что произошло с городом за время правления губернатора Матвиенко. На мой взгляд, итоги очень плачевные, но захотелось все это собрать воедино для того, чтобы это производило большее впечатление. Потому что если все это соединить вместе, это производит достаточно плачевное впечатление.

Виктор Резунков: Некоторые эксперты уже заявили, что нападение на вашего помощника Михаила Елисеева и изъятие 10 тысяч экземпляров доклада на днях людьми в штатском – это провокация, которую вы сами и организовали для того, чтобы привлечь к себе и к докладу внимание. Что вы можете ответить этим экспертам?

Ольга Курносова: Надо сказать, что нашим пиаром все время с завидным упорством занимается Центр «Э», другие специальные службы. И мы всегда говорим, что для того, чтобы не предъявлять к нам какие-то претензии, например, по поводу разгона «Марша несогласных», нужно, во-первых, не запрещать марши, во-вторых, не избивать людей. То же самое с такими историями, как арест тиража. К сожалению, это же не первая история. У нас уже неоднократно арестовывали тиражи газет пред двумя «Маршами несогласных». Мы пытались возбудить уголовные дела. Естественно, прокуратура отказала оба раза в возбуждении уголовных дел. Более того, приходя подавать заявление в милицию, мы в той же милиции, в которую приходили подавать заявление, видели сотрудников, которые читают ровно те газеты, которые мы разыскиваем. Наш активист Юра Осотов судится уже год с прокуратурой, потому что она все время отказывает в возбуждении уголовного дела по поводу его незаконного задержания и избиения сотрудниками милиции, когда он расклеивал стикеры перед прошлогодним «Маршем несогласных». К сожалению, нашим пиаром вот в таком виде все время занимаются специальные службы. И мы были бы рады, если бы они этим не занимались.

Виктор Резунков: А вы не стали заявлять в милицию? Люди не представились, они были в штатском?

Ольга Курносова: Конечно, они не представились. И так как это уже не первый раз, и мы до этого многократно пытались по разным поводам возбуждать уголовные дела, но, к сожалению, у нас нет ни одного случая возбуждения уголовного дела. И у меня были случаи, когда меня избивали при задержании, я снимала побои в травмпункте, и давала показания дознавателю. Вот ни разу нам не удалось добиться возбуждения уголовного дела. И пока возбуждение уголовных дел будет исключительно в руках прокуратуры, к сожалению, перспективы здесь плачевные. Может быть, что-то могло бы измениться, если бы, например, суд мог возбуждать уголовные дела по делам частного обвинения. К сожалению, сегодня это не так. Есть вообще вопиющие случаи. Например, подделка моих подписных листов на муниципальной избирательной кампании. Тоже было подано заявление в Следственный комитет, и тоже абсолютное молчание. К сожалению, ситуация пока такова, что нам не удается добиться возбуждения уголовных дел. На мой взгляд, хотя бы одно возбужденное уголовное дело могло бы начать переламывать ситуацию, и все-таки правоохранители начали бы задумываться над тем, что нельзя нарушать действующее законодательство.

Виктор Резунков: Вот Борис Немцов проиграл, правда, совсем немножко – один из шести вопросов, Юрию Лужкову. А вы не боитесь, что на вас подадут в суд? Как вообще готовился этот доклад?

Ольга Курносова: Дело в том, что мы делали анализ исходя из открытых источников информации, а это и газеты, и Интернет, поэтому никаких, скажем так, подпольных сведений мы не добывали. Конечно, все возможно в нашей стране и в нашем городе. Но если будет такая попытка, ну, тем хуже для них, на мой взгляд. Понятно, что такая ситуация возможна, в первую очередь, потому, что отсутствуют выборы. Если бы существовали выборы губернатора, все-таки они боялись бы вот так откровенно совершать то, что они совершают сегодня.

Виктор Резунков: Владимир, как вы считаете, такие доклады нужны?

Владимир Соловейчик
Владимир Соловейчик: Сам я, к сожалению, текста доклада не видел. Но поскольку я с рождения живу в нашем городе и владею доступом к нормальным, открытым источникам в виде газет и Интернета, то общую картину ситуации в городе представляю. А прежде чем ответить на ваш вопрос, я бы, может быть, посоветовал Ольге не подавать заявление в прокуратуру, а просто подготовить исковое заявление в суд, и в порядке, предусмотренном 1068-ой статьей Гражданского кодекса, требовать возмещения нанесенного ущерба. По моему личному опыту, мне представляется, что подача исковых заявлений в суд (жаль, что вы до сих пор этого не делали) – это более перспективный путь, нежели попытки возбуждения уголовных дел.

А что касается ситуации в городе, то совершенно очевидно, что она лежит в русле федерального тренда (как теперь модно говорить), что правительство Петербурга во главе с губернатором встроено в общую систему федеральной исполнительной власти. И вся та политика, которая осуществляется уже 20 лет в нашей стране, начиная с времен Ельцина еще, она отражается на Петербурге. Она отражается в том плане, что руководители нашего города, руководители городского правительства, а и Собчак, и Яковлев, и Матвиенко являются не только губернаторами или мэрами, но и председателями правительства Санкт-Петербурга, коллегиального органа, несут персональную ответственность за реализацию федерального политического курса на территории нашего субъекта Федерации. А это и либерально-рыночные реформы, и гайдаровская «шокотерапия», и превращение льгот, заслуженных нашими ветеранами, в пустышки монетизации. Мы помним все эти истории с монетизацией льгот. И то, что город наш стал городом не для горожан, а городом для спонсоров и инвесторов, - это вина не только и не лично даже Матвиенко, сколько коллективных органов власти, то есть правительства Российской Федерации, президента Российской Федерации, правительства Санкт-Петербурга и тех депутатов, которые своими голосованиями поддерживают и правительство федеральное, и правительство городское, его меры и его законопроекты.

Виктор Резунков: Ольга, во введении к вашему докладу «Матвиенко. Итоги» описана ситуация, как Валентина Матвиенко пришла на пост губернатора в 2003 году. Выборы были, конечно, фантастическими, надо сказать, они давали повод для того, чтобы отменить вообще все выборы, вот именно такие выборы, как были в 2003 году. Вы можете охарактеризовать и прокомментировать это введение?

Ольга Курносова: Надо сказать, что появление Матвиенко произошло чуть раньше, чем собственно выборы 2003 года. Потому что все прекрасно помнят такую странную кампанию «Город устал», когда было намерение первый раз привести Матвиенко на пост губернатора. Но вот эта первая кампания закончилась полным провалом, поэтому пришлось вводить Матвиенко в город достаточно плавным образом – через занятие поста полномочного представителя президента по Северо-Западу, достаточно жесткого противостояния губернатору Яковлеву, фактическому выдавливанию Яковлева с поста губернатора, и уже после этого достаточно странной избирательной кампании.

Виктор Резунков: И планка была сбита с 30% до 20%, чтобы петербуржцы пришли.

Ольга Курносова: Конечно. Потому что было понятно, что после всех, можно сказать, издевательств над общественным мнением естественная реакция – это неприход людей на избирательные участки. И это ожидалось, поэтому было понижение. Я думаю, что все запомнили потрясающие «женские дебаты», которые даже трудно назвать дебатами, а это, скорее, бои без правил в женском варианте. И то, что Матвиенко не удалось протащить в первом туре, почему и появились эти «женские дебаты», и скажем так, прохождение «на соплях» - вот это были те выборы. Поэтому, конечно, понятно, что после таких выборов не хотелось участвовать в следующих выборах. Но, тем не менее, все-таки тот момент, пока Матвиенко оставалась еще выборным губернатором, какая-то видимость приличия соблюдалась.

Виктор Резунков: Какой административный ресурс фантастический был задействован!..

Ольга Курносова: Да, безусловно, беспрецедентный административный ресурс для Петербурга, фактически выкручивание рук со всех сторон. Но, тем не менее, пока был момент, когда еще существовали выборы, хоть какое-то обращение внимания на общественное мнение присутствовало. Вот эта вакханалия началась, когда уже произошло назначение. Вот после этого как бы отвязались абсолютно, и уже можно было плевать на всех и делать все что угодно.

Владимир Соловейчик: Я все-таки не соглашусь немножко. Проблема была не столько в том, что выборный губернатор чаще прислушивается к мнению горожан, сколько в той ситуации. Исполнительная вертикаль на тот момент еще не до конца укрепилась, плюс массовые народные волнения января 2005 года против монетизации льгот, плюс нарастающие акции протеста, а это как раз 2005-2006 годы, они шли волной, начиная даже еще с 2004-го. И здесь дело было не только в выборности, но и в тех факторах, о которых надо говорить. Я сказал в первой своей реплике о коллективной ответственности. Так проблема этих выборов не в том, что протащили Матвиенко, она была избрана большинством голосов, все-таки грубых вбрасываний и подлогов не было. Проблема в том, что во время этой избирательной кампании Матвиенко опиралась на достаточно широкую коалицию. Ведь ее поддерживала не только «Единая Россия», ее поддержал перед первым туром Союз правых сил, и его представители входили в программный комитет Матвиенко. Перед вторым туром Матвиенко поддержала партия «Яблоко», когда Амосов участвовал в выборах первого тура, а потом между первым и вторым туром долго и упорно торговался с Матвиенко в надежде получить хоть что-нибудь. Ну, в результате СПС получил какие-то посты в правительстве, а «Яблоко» не получило ничего. Но факт поддержки ее Матвиенко перед вторым туром забывать нельзя.

Виктор Резунков: Более того, «Яблоко» потом вообще было снято с выборов. Так Матвиенко «отблагодарила» «Яблоко».

Владимир Соловейчик: Я просто к тому, что политическую ответственность за приход Валентины Ивановны к руководству городским правительством несут не только федеральные политики, не только наше местное чиновничество, но и те политические силы, которые ее поддержали, как бы им сейчас ни хотелось забыть об этом и о том, чтобы, прежде всего, это забыли их избиратели.

Виктор Резунков: В первую очередь, петербуржцы несут за это ответственность.

Владимир Соловейчик: Поэтому необходимо напоминать о том, что результаты голосования 2003 года – это были результаты нашего волеизъявления. Поэтому все те, кто тогда проголосовал, несут ответственность за эти шесть лет и за два последующих года, поскольку у Матвиенко полномочия истекают в ноябре 2011-го, и нынешние итоги могут быть названы лишь сугубо предварительными.

Виктор Резунков: Ну, говорить об ответственности – это другой вопрос в какой-то степени...

Ольга Курносова: Надо сказать, что Союз правых сил с тех пор почил в Бозе и вообще перестал уже существовать. Мы прекрасно понимаем, что сегодняшняя партийная картина у нас во многом симуляционная. Да, конечно, на тот момент выборов расклад был именно такой, как сказал Владимир, но с тех пор ситуация в каком-то смысле еще более ухудшилась, правильно он говорит, а вертикаль была достроена. И вот эти подпорки в виде партий в том виде перестали быть нужны сегодняшней вертикали, соответственно, партийная система еще более выхолостилась, и ситуация стала в этом смысле еще хуже.

Владимир Соловейчик: Хотя справедливости ради должен сказать, что в сущностном плане, в экономическом плане программа либеральных реформаторов, того же Союза правых сил, в меньшей степени «Яблока», в экономической сфере, в сфере собственности, в сфере крупных проектов городским правительством реализуется в полной мере. И экономическую политику нынешних городских властей я лично, как марксист, назвал бы только праволиберальной.

Виктор Резунков: И давайте перейдем к нашей теме, не будем уходить в политику в глобальном масштабе, тем более, возвращаться к годам начала «перестройки».

Вот такой подзаголовок «Серпом по имиджу» - «ЧП районного масштаба» и «Семейный бизнес». Одна глава посвящена ЧП районного масштаба – уголовному прошлому сына Валентины Матвиенко Сергея Матвиенко. В принципе, сейчас, когда дети высокопоставленных чиновников безнаказанно сбивают на улицах людей на машинах и Бог знает чего устраивают, этим уже никого особенно не удивишь. Или нет?

Ольга Курносова: На мой взгляд, вопрос же не в том, что оно есть, а вопрос в том, что, я думаю, многие из горожан об этом не знают. Именно поэтому об этом и говорится, и на мой взгляд, такие вещи тоже важны. Тем более что, как тут написано, подельник по этому делу попал в места не столь отдаленные, а Сергей никакого наказания не понес. И то, что это стало сейчас общим местом, что дети высокопоставленных чиновников не несут никакой ответственности за свои правонарушения или преступления, это ненормально. Нам президент все время говорит о правовом нигилизме. Так вот, правовой нигилизм возникает потому, что закон не един для всех. Только если закон будет един для всех, можно будет каким-то образом говорить о борьбе с правовым нигилизмом. Если существует каста неприкасаемых, то, естественно, нельзя ожидать уважительного отношения к закону от простых граждан. И именно поэтому о таких вещах нужно говорить. Именно поэтому для всех ответственность должна быть одинаковой.

Виктор Резунков: «Семейный бизнес» - это более интересно. Но опять-таки многие граждане об этом не знают. Например, не знают о том, что, по данным «Делового Петербурга» (я хочу быть объективным), активы сына Валентины Матвиенко Сергея уже оцениваются примерно в 1 миллиард долларов. При этом он сейчас начинает эти активы оценивать официально уже для того, чтобы, видимо, в ближайшем будущем продать, потому что осталось 1,5 года у Валентины Ивановны. Ну, так пишет «Деловой Петербург». И вот такая интересная схема. В Москве мы наблюдаем мэра Юрия Лужкова и его жену Батурину, которая владеет огромными деньгами, а в Петербурге мы наблюдаем губернатора и ее сына, который владеет тоже совершенно фантастическими...

Ольга Курносова: Это типовая схема для всех регионов. Ведь если смотреть по регионам, то эта схема повторяется с теми или иными изъятиями практически везде. Ну, где-то это семья губернатора или семья мэра, или семья прокурора, но практически везде крупные проекты курируются руководством региона. И именно поэтому Россия на таком месте по коррупции - потому что схема тиражируется по всем регионам. И именно поэтому эту схему нужно вытаскивать на белый свет, делать ее гласной, показывать ее всем петербуржцам, чтобы все понимали, на каком свете мы живем. Ведь именно поэтому мы вспоминаем о том, как это состояние начало создаваться, что оно начало создаваться именно в тот момент, когда Валентина Ивановна стала полномочным представителем. Первая доля появилась у Сергея в банковском бизнесе взамен того, что человек, который отдал эту долю, получил пост в полпредстве. Ну и дальше оно шло по нарастающей.

Виктор Резунков: Очень хорошая ситуация, на самом деле, позволяет из центра управлять регионами и руководством: «Не будете выполнять наши политические указания, мы отнимем у вас бизнес».

Ольга, еще одна часть доклада называется «Что тебе снится, крейсер «Аврора»?». Очень актуальная тема, сейчас она по-прежнему широко обсуждается в Петербурге. Что бы вы могли сказать по этому поводу?

Ольга Курносова: Эта история достаточно широко освещалась, когда она происходила, и это касается нашумевшей вечеринки на крейсере «Аврора» по поводу журнала «Русский пионер». В вечеринке принимали участие и губернатор, и московские VIPы. И большинство горожан, и меня тоже вечеринка возмутила, в первую очередь, потому, что такие вещи, как вечеринка на историческом объекте, практически на корабле-музее – это вещь совершенно недопустимая.

Виктор Резунков: Прохоров пишет в своем письме, когда он предложил взять на свое содержание крейсер «Аврора», что там постоянно проходят такие вечеринки, только они не были представлены в средствах массовой информации.

Ольга Курносова: Я хочу напомнить, что в свое время как раз история со свадьбой дочери Романова, которой, говорят, не было, но по слухам, для нее использовался сервиз из Зимнего дворца, в общем-то, послужила причиной того, что кандидатура Романова перестала рассматриваться в качестве кандидатуры на пост генерального секретаря ЦК КПСС. То есть тогда это считалось невозможным. Поэтому то, что сейчас это общее место, ничего хорошего в этом нет. То есть должны быть какие-то безусловные табу. Это наша история, это музей. И будь то Зимний дворец, будь то крейсер «Аврора», будь то Мраморный дворец, Михайловский замок – это не то место, где нужно пьянствовать. Для пьянства есть другие замечательные места. Сейчас много красивых ресторанов. И я думаю, нет проблемы для городских властей найти хорошее место для вечеринки.

Владимир Соловейчик: Это позорище для нашей культурной столицы, если мы действительно рассматриваем наш город как культурную столицу России. И это позор для нашей страны, что бескультурье, власть и деньги имущих, прежде всего деньги имущих, столь открыто и вопиюще демонстрируется. И за этим не следует не то что каких-то организационных выводов, кроме снятия отдельных рядовых офицеров, назначенных на роль стрелочников, но и осознание господином Прохоровым и прочими устроителями всего этого безобразия того, насколько это цинично, подло и аморально. Это во-первых. Корабль не только участвовал в Октябрьской революции, он защищал нашу страну еще в Цусимском сражении в годы Русско-японской войны, защищал наш город от гитлеровцев, пушки били по немецко-фашистским захватчикам. И тут все эти граждане оттопыриваются вовсю, прыгают за борт, пьется водка из больших стаканов и происходят всяческие безобразия. Это верх цинизма и безобразия. И я считаю, что реакция городских властей на это должна была быть максимально жесткой.

Ольга Курносова: А реакция была – участие в этом безобразии.

Виктор Резунков: И это было, видимо, одной из стратегических ошибок Валентины Ивановны.

Ольга Курносова: Мы надеемся.

Виктор Резунков: Михаил из Москвы, добрый вечер.

Слушатель: Добрый вечер. Последние два-три года только и слышно: сын Матвиенко Сергей миллиардер, жена Лужкова в 5 раз богаче английской королевы и так далее. И эти разговоры будут продолжаться очень долго, потому что народ инфантилен. Он прослушает всю эту информацию, усмехнется. Они воспринимают и Валентину Ивановну Матвиенко, и жену Лужкова как плоть от плоти свой народ. И поэтому этот разговор ни к чему не приведет. Как сказал Черчилль про одного провинившегося деятеля: «Да, это сукин сын, но это наш сукин сын». Поэтому с них и взятки гладки.

Владимир Соловейчик: Я хочу уточнить, что это сказал президент США Франклин Делано Рузвельт о никарагуанском диктаторе Сомосе.

Ольга Курносова: Более того, сложно это сравнить с этой ситуацией, потому что люди зачастую все-таки не знают об уровне коррупции. И я не слышала, чтобы реакция на это была равнодушная. Да, еще никто не берет булыжники и не идет по этому поводу брать Зимний дворец, но, по крайней мере, эта информация обязательно должна быть распространена. Потому что страна должна знать своих героев и антигероев тоже.

Виктор Резунков: Марина Николаевна из Москвы, пожалуйста.

Слушатель: Здравствуйте. Вот вы пишите про фигуру, которая на первом месте, - Матвиенко. Сами понимаете, она миллиардер, так же, как и Лужков. Но когда Лужкова обвинял Немцов, очень много было выступлений, и не только «Яблока»: почему на одного человека? Теперь выборов нет, значит, вы добьетесь, чтобы сняли Матвиенко, но вам же пришлет Кремль, может быть, и хуже. Почему не систему, а именно человека?

Ольга Курносова: Надо сказать, что, естественно, мы и с системой боремся тоже. У нас и в Манифесте написано, основной наш тезис – это демонтаж существующей системы. Мы просто показываем, что в существующей системе наверх могут попадать только такие люди. Это как бы системная вещь. Виктор правильно говорил, что именно такие лидеры регионов нужны системе, чтобы был компромат. И это касается не только лидеров регионов. Все люди, занимающие в сегодняшней системе первые посты, они имеют за собой компромат. И основной способ управления сегодня – это управление с помощью компромата. Почему речь идет о первых людях? Не только потому, что первые люди на виду и про них нужно знать, но и потому, что они первые и должны отвечать больше других. Ну а что касается выборов, мы считаем, что все-таки не за горами тот день, когда выборы вернутся – и тогда можно будет выбирать глав регионов, и ситуация начнет меняться.

Владимир Соловейчик: Слушательница абсолютно права, дело в системе. Там, где есть частная собственность, там такого рода коллизии неизбежны. Посмотрим не только на Россию, но и Пакистан, Южная Корея, целый ряд европейских скандалов. Например, ситуация с бизнесом Берлускони. Италия, казалось бы, развитая капиталистическая страна, а все то же самое.

Виктор Резунков: Ближайший друг Владимира Путина.

Владимир Соловейчик: То есть это вопрос не столько даже современной российской ситуации, сколько общего порока основанной на частной собственности капиталистической системы.

Ольга Курносова: Надо сказать, в Китае тоже воруют.

Владимир Соловейчик: А что, в Китае социализм? По-моему, там капиталистов ничуть не меньше, чем в России, и влияние у них примерно такое же. Поэтому говорить о том, что это проблема одного человека, конечно, неверно. Это проблема системы, проблема общественного строя, проблема экономической формации. Вопрос только в том, как сущностно их решать. Мы совершенно четко понимаем, что в ближайший момент этой смены формации не произойдет, поэтому даже в условиях капиталистического общества надо бороться за соблюдение законов, за соблюдение прав граждан, минимизировать риски попадания во власть тех людей, которые коррумпированы либо связаны с криминальными кругами.

Виктор Резунков: Вот если бы в развитой европейской стране, как в случае с тем же Берлускони, появилась информация о том, что, допустим, сын губернатора владеет активами на миллиард долларов. И если бы это не было открыто, ему задавали бы вопрос: «Откуда и как вы получили такие возможности?», - соответственно, это бы стало предметом очень большого внимания, об этом писала бы пресса, об этом бы говорили, и может быть, даже пришлось бы уйти в отставку губернатору. Как бы вы это прокомментировали?

Владимир Соловейчик: Я думаю, честно говоря, это еще зависит от страны. Если речь идет о европейской стране, где, в принципе, губернаторов нет, то безусловно. Насчет Соединенных Штатов уже, кстати, и не уверен. Именно потому, что там так же, как и в России до 2004 года, вся эта выборная система персонифицирована. Я-то считаю, что панацеей от этих бед будет не только публичная гласность, которая, безусловно, важна, но и переход на формирование исполнительной власти большинством депутатов Законодательных собраний, избранных по партийным спискам.

Ольга Курносова: То есть – парламентская республика. Вот на этом мы и сойдемся с Владимиром, потому что я тоже сторонник парламентской республики в нашей стране. Поэтому, видите, даже идеологические соперники могут на каких-то вещах сходиться. И это, кстати, очень важно, мне кажется.

Владимир Соловейчик: Да. Поймите, в каком-нибудь крае, в какой-нибудь области политическая партия «Единая Россия» большинством голосов сформировала администрацию, которая потом вызывает, скажем так, отторжение у своих избирателей. И у них есть всегда возможность на следующих выборах, если они соображают, если у них есть активность, гражданская позиция, сказать: «Все, мы за «Единую Россию» больше не голосуем», - и привет.

Виктор Резунков: Олег из Москвы, пожалуйста.

Слушатель: Добрый вечер. Как известно, Петербург – это колыбель русской революции. Ощущается ли в Петербурге сейчас рост социальной напряженности? И как вы полагаете, долго ли еще будут петербуржцы терпеть эту воровскую власть и возьмутся ли они когда-нибудь за топор?

Виктор Резунков: Я вам отвечу, Олег. Вот данные, недавно полученные из ВЦИОМа: среди жителей Северо-Запада протестные настроения сильнее, чем в среднем по стране. По данным опроса ВЦИОМ, 38% жителей Северо-Запада считают протесты вероятными, а 37 согласны их поддержать. В России таких лишь 25%. Именно на Северо-Западе произошли резонансные протестные акции, и люди увидели, что таким образом можно решать социальные проблемы, объясняет руководитель Управления политических исследований ВЦИОМ Степан Львов. Но при этом в Петербурге протесты, скорее, эстетического и политического свойства. В Петербурге готовность к протестам - самая низкая на Северо-Западе: лишь 17% респондентов готовы участвовать в массовых акциях.

Ольга Курносова: На мой взгляд, если говорить про ситуацию сейчас, то просто очень холодно, поэтому политический протест подмерз на давно не наблюдаемом морозе. На мой взгляд, ситуация начнет обостряться к весне. И я считаю, что весной, вполне вероятен в Питере рост протестных настроений и более крупные политические акции. Володя, каково ваше мнение?

Владимир Соловейчик: Делать прогнозы – вещь неблагодарная. И потом, есть разница между протестными настроениями и протестной активностью. Протестные настроения, безусловно, растут, но пока еще в конкретную активность – участие в митингах, в шествиях, в каких-то иных акциях, пусть даже локальных, они далеко не везде реализуются. Хотя мы наблюдаем ряд примеров достаточно успешной протестной активности.

Ольга Курносова: Хотя бы тот же «Охта-центр».

Владимир Соловейчик: Даже не столько «Охта-центр», а вот недавняя отмена, например, строительства на Комендантском, 40. Такого рода примеры жителей вдохновляют. Когда вместо сквера должны были строить некий коммерческий объект, жители выходили на силовое противодействие с застройщиками, с нанятыми ими бандитами, и им удалось выиграть, отстоять свои зеленые насаждения. И этот пример, широко растиражированный СМИ, показывает, что бороться с успехом за свои права можно. Другое дело, что пока таких примеров мало, и они носят, скорее, локальный характер.

Виктор Резунков: Валентина Николаевна из Москвы, пожалуйста.

Слушатель: Деньги – большое зло в руках человека. И что удивляться, если, имея большие деньги, могут делать коррупцию, что является злом. А вот Егор Гайдар, которого вчера хвалили, так то, к чему он привел, вот это и есть. Что такое было дать возможность приватизации? Это то, что при Брежневе, а тогда уже была коррупция... Люди, имевшие деньги, это кто такие? Это, в общем-то, жулики.

Виктор Резунков: Валентина Николаевна, понятно. Но мы сегодня не будем это обсуждать.

Виктор из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Вот хорошо ваших товарищей слушать. Все хорошо, прекрасно. А отчего же вы товарища Матвиенко не уберете?

Виктор Резунков: Виктор, мы только что говорили по поводу протестных настроений.

Давайте дальше продолжим все-таки тему доклада. «Слава Батуриной!» и «Два вагона экстремистов» - так называется одна из частей. Это что такое?

Ольга Курносова: Надо сказать, что была встреча Матвиенко с журналистами, где Андрей Константинов пытался спросить о расследовании - это был май 2007 года – избиения журналистов на «Марше несогласных». И дословная цитата Валентины Ивановны, что «Батурина еще и не то себе позволяет». Такое отношение и к прессе, и к собственным согражданам... Я думаю, Володя помнит, когда 3 марта 2007 года – самый крупный «Марш несогласных», по разным оценкам, от 5 до 10 тысяч горожан шли по Невскому проспекту, хотя акция не была согласована с городскими властями. В этот момент Матвиенко выступала перед активистами «Единой России». И когда ее спросили, что происходит, она сказала, что приехало из Москвы два вагона экстремистов. А так как многие видели, что на самом деле происходит, то во время выступления даже среди активистов «Единой России» по залу прошел гул. Поэтому такое пренебрежение людьми – это стало общим местом.

И мы уже говорили сегодня, влияет ли на это отсутствие выборов. На мой взгляд, конечно, влияет. Когда у человека есть один избиратель – это президент, который подписывает указ о назначении, можно сворачивать в бараний рог прессу. И главное, чтобы никто не видел, что на самом деле происходит в городе, и тогда все будет хорошо. А там хоть трава не расти, хоть старики будут помирать от голода, хоть очередь на расселение коммунальных квартир не будет двигаться, хоть на всех Героев Советского Союза будет выделяться 15 тысяч рублей в год – это все не важно. Потому что главное, чтобы про это не узнал единственный избиратель, чтобы была тишь да гладь. Поэтому любое шевеление, будь то протестные выступления, будь то какие-то обвинения со стороны прессы, воспринимается с яростью. То есть человек уже находится в неадекватном состоянии, он хочет, чтобы все было только так, как удобно.

Виктор Резунков: Ефим из Москвы, добрый вечер.

Слушатель: Добрый вечер. Вот в Москве «Советская» гостиница, «Антисоветское» кафе - сбросили символ с подачи бывшего члена ЦК. Так не надо ли его подключить к истории с крейсером «Аврора» - ведь это же символ не меньший, чем вот это кафе? И кроме этого, Движение «Наши». Они блокировали бедного человека дома, когда он написал статью известную, антисоветчик. И их подключить, чтобы использовать силы, когда их символы порочат.

Владимир Соловейчик: Я отвечу уважаемому слушателю одной фразой, цитатой из Юрия Владимировича Андропова. Он любил повторять: «Мы не наивные люди». Это хорошая мысль. И я призываю всех, в том числе и вас, не быть наивными. Думать, что господа из Движения «Наши» займутся защитой символа революции – крейсера «Аврора» - это, мягко говоря, наивность, утопизм.

Виктор Резунков: Еще одна глава из доклада «Матвиенко. Итоги» называется «Город, которого больше нет». Ольга, насколько я понимаю, вы опубликовали длинный список адресов в Петербурге, из которого видно, как уничтожен весь центр города, как уничтожено огромное количество памятников исторических в городе.

Ольга Курносова: Да, дело в том, что я петербурженка в третьем поколении. И как мне рассказывали моя мама и моя бабушка, даже после блокады города не было такого ужаса, который существует сейчас. То есть реальное количество разрушенных домов в центре города сегодня превышает то количество, которое было разрушено в результате фашистских бомбардировок. И если бы мы начали зачитывать эти адреса, нам бы просто не хватило эфира. Причем эти адреса множатся каждый день. Буквально, по-моему, во вторник обвалилась стена дома на улице Восстания, того дома, который пытался судиться со «Stockmann», который разрушил целый квартал и копает на четыре этажа вглубь. Естественно, фундаменты близлежащих домов страдают, и дома начинают обрушаться. На самом деле, то, что происходит с городом, очень больно. Вот слушательница говорила, что деньги – это зло, просто очень важно, чтобы деньги не заслоняли у людей все, чтобы оставалось что-то святое. Видимо, у правителей нашего города остались только деньги.

Владимир Соловейчик: Проблема в том, что политика и федерального центра, и городских властей ориентирована на простую аксиому: зеленая улица инвесторам, спонсорам, - а культура, духовность, память предков, интересы горожан, их мнение, они отходят на второй план.

Ольга Курносова: По остаточному принципу.

Владимир Соловейчик: Абсолютно точно! Тем более что мы можем наблюдать очень интересные схемы, когда те или иные строительные фирмы могут, условно говоря, взяться за какой-то подряд строительный, в том числе и на резонансных объектах, а потом вдруг оказаться... сперва – как инвесторы, а потом оказаться спонсорами определенной политической партии. И мы даже знаем, какая это будет политическая партия. По-моему, схема отработана от и до. И в этом плане совершенно очевидно, что политика властей направлена, прежде всего, на тех, кто им социально и классово близок – на спонсоров и инвесторов. Все остальное в расчет не берется.

Виктор Резунков: Сегодня «Деловой Петербург» обратил внимание на то, что в 2009 году из-за того, что в Петербург не едут туристы, город потерял около 300 миллионов долларов выручки. И это еще не только из-за того, что город разрушен и смотреть, собственно, нечего, но и из-за того, что основной упор в развитии туризма в Петербурге в прошлые годы делался на состоятельных туристов, и были построены только очень дорогие гостиницы, а дешевых гостиниц почти нет.

Сергей Александрович из Москвы, пожалуйста.

Слушатель: Я бы хотел прояснить ситуацию. Что произошло в 1992 году, когда попытались установить демократический режим в России и из плановой системы выйти и начать новую жизнь. Гайдар – это трагическая фигура, который попытался сломать старую систему и восстановить систему капиталистического образца.

Виктор Резунков: Сергей Александрович, извините, но мы не будем сегодня обсуждать Егора Тимуровича Гайдара. Тем более что известно, что достаточно большое количество россиян считают его виновным в тех или иных бедах России, а я лично с этим не согласен категорически.

Мы продолжим все-таки нашу тему. Еще одна часть в докладе посвящена «стройкам века». Кроме того, что «Охта-центр», о котором можно очень долго говорить, о котором и сейчас говорят, много строек у нас, и намывные территории, допустим, на Финском заливе, и так далее.

Ольга Курносова: Это и вторая сцена Мариинского дворца, бюджет которой за несколько лет уже утроился, это и самая дорогая яма, которая недавно начала застраиваться. Это и намывные территории, которые только что решением Государственной Думы и Совета Федерации прирезаны к городским территориям, и которые будет застраивать небезызвестный друг премьер-министра господин Тимченко. Это и Западный скоростной диаметр. Это и кольцевая автодорога. Если посчитать стоимость километра дорог в Петербурге, которые строятся, будь то на кольцевой автодороге или на дамбе, то мы увидим, что тоже стоимость многократно превышает среднюю стоимость дорог в Европе. Поэтому, к сожалению, постоянные «стройки века» и закапывание денег в песок – это стало общим местом. И все последствия мы еще только увидим.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG