Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Древнерусское гражданское общество


Елена Власенко

Елена Власенко

В музее имени Андрея Рублева прошло заседание ученого совета. На нем реставраторы и сотрудники отделов древнерусского искусства крупнейших российских музеев обсудили судьбу иконостаса Спасо-Преображенского собора суздальского Спасо-Евфимиевского монастыря. Одновременно они решили начать активную борьбу за свои права.

Собор входит в комплекс Владимиро-Суздальского музея-заповедника. Иконостас собора был передан в музей в 1954 году в аварийном состоянии. С тех пор его регулярно реставрируют и экспонируют частично, по несколько рядов: при экспозиции целого иконостаса верхние ряды находились бы на большой высоте, что для их состояния, как считают реставраторы, губительно.

В ноябре директор музея имени Андрея Рублева Геннадий Попов получил два письма из министерства культуры с просьбой "проработать вопрос" о возможности возвращения икон в собор (копии писем находятся в распоряжении Радио Свобода). Министерство действовало по указанию президента Дмитрия Медведева, который после недавнего визита в Суздаль распорядился "изучить вопрос о возврате в Спасо-Ефимовский монастырь принадлежащих ему икон" и "в случае, если условия хранения икон в Главном Соборе монастыря отвечают музейным требованиям, передать иконы на хранение в монастырь".

Как утверждают сотрудники музея имени Андрея Рублева, состояние иконостаса перевозить его не позволяет. Подтверждение этому – заключения реставраторов самого музея, межобластного научно-реставрационного художественного управления, Государственного научно-исследовательского института реставрации. Сотрудников музея насторожила формулировка "возврат в монастырь принадлежащих ему икон", так как иконостас входит в неделимый музейный фонд Российской Федерации.

Ранее в интервью РС Геннадий Попов заявил, что наилучший выход из положения – создание копии иконостаса. Однако это еще предстоит доказать министерству культуры. Беспокойство сотрудников музея усилилось после ситуации вокруг иконы "Богоматерь Торопецкая и Никола", которую, несмотря на заключения ведущих российских реставраторов, передали из Русского музея в новый подмосковный храм при элитном коттеджном поселке "Княжье озеро".

На ученом совете собрались более тридцати музейных сотрудников-единомышленников, каждый из которых отдал в среднем двадцать лет своей жизни реставрации древних памятников российского искусства. Министерство культуры молча представляла главный специалист-эксперт отдела музеев департамента культурного наследия Ирина Мельчакова, которая на решающем заседании реставраторов, посвященном иконе "Богоматерь Торопецкая и Никола", высказалась в пользу ее передачи в храм Александра Невского.

Геннадий Попов зачитал письма из министерства, реставраторы – свои заключения. Единогласно (при этом голос Ирины Мельчаковой не звучал) было принято решение: иконостас из-за плохого состояния не может покинуть стены музея, о чем в ближайшее время сообщат в министерство культуры.

Впрочем, этим встреча не закончилась: к музейным сотрудникам пришло коллективное осознание того, что теперь им самим необходимо бороться за свои права, не надеясь на помощь государства.

После обсуждения иконостаса сменился тон и лексика говорящих: вместо тихо произносимых фраз "орнаментированные пластины, исполненные в технике тиснения с последующей прочеканкой фона узора чеканом канфарник", "оливковый слой на масляной поверхности" и "укрепление шелушений осетровым клеем" звучали другие, и громче: например, "использовать легитимное право отказа в передаче икон", "напомнить государству о законе".

– Если бы не музеи, икон бы сейчас не было, – подвел итог Геннадий Попов. – И не о чем бы было говорить... Тенденция возврата памятников искусства на первичные места их пребывания требует борьбы за сохранение статус-кво...

– Еще громче!

– Все так, как он говорит.

– Но зачем он говорит это нам? Мы и сами считаем, что древние иконы должны оставаться в музеях, – слышалось из зала.

Коллеги пожаловались друг другу на нежелание многих священнослужителей идти с ними на диалог, а также на одностороннее освещение событий в эфире государственных телеканалов, на которых "отражают лишь точку зрения Церкви". Бороться решили с помощью писем: в них представители музейного сообщества договорились напомнить "о культурно-просветительской миссии музеев".

Пока что процесс составления письменного обращения к руководству страны носит несколько хаотический характер

Правда, кому эти письма отправлять – патриарху, президенту или народу – они еще не определили.

Зато ясно, кто может возглавить протест - это старший научный сотрудник Третьяковской галереи Левон Нерсесян, который пользуется поддержкой сотрудников и вызывает симпатию у сотрудниц российских музеев. У него есть опыт борьбы за их и свои права: год назад церковь просила передать икону "Троица" кисти Андрея Рублева Троице-Сергиевой лавре на три дня религиозного праздника. Левон Нерсесян предал гласности эти намерения и тем самым предотвратил вывоз иконы. В итоге она осталась в галерее, ее сохранности ничего не угрожало.

Понадобилось почти двадцать лет, отъезд из Русского музея иконы "Богоматерь Торопецкая и Никола" и фактическая утрата государственной поддержки, чтобы эксперты в области древнерусского искусства и реставрации начали отстаивать свои права.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG