Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Саммит в Копенгагене – разочарование для экологов


Ирина Лагунина: За две недели работы на конференции ООН по климатическим изменениям в Копенгагене было столько незначительных взлетов и столько крупных падений, что аналитики, в конце концов, начали гадать, а что вообще она может дать. Ждали, что к каким-то решающим посланием может выступить президент США Барак Обама, поскольку судьба соглашения в значительной мере зависела от Соединенных Штатов и Китая. Обама выступил лишь с тем, что показал всему миру, что у него лично нет сомнений в справедливости ученых, утверждающих, что климатические изменения – проблема серьезная и требующая действий от человечества.

Барак Обама: Мы приехали сюда, в Копенгаген, потому что изменение климата представляет серьезную и постоянно растущую угрозу нашим народам. Вы все не были бы здесь, если бы вы, как и я, не были убеждены в том, что опасность реальна. Это – не выдумка. Это – наука.

Ирина Лагунина: Впрочем, Барак Обама все-таки представил определенные конкретные цифры. А именно: к 2020 году Америка обязуется сократить выброс «парниковых» газов на 17 процентов, и более чем на 80 процентов – к 2050 году. И попытался убедить присутствующих, что это не в тягость, а в радость для экономики страны.

Барак Обама: Мы уверены, как и многие из вас, что изменение того, как мы производим и потребляем энергию, - ключевая задача для американского экономического будущего. Оно позволит создать миллионы новых рабочих мест, даст импульс созданию новых предприятий, сделает нас конкурентоспособными и подстегнет инновации.

Ирина Лагунина: Надо отдать должное, в потоке комментариев и спекуляций о копенгагенском саммите агентство Рейтер даже вообще отошло от обычной практики информационного агентства и выпустило замечательный анализ – ответы на все вопросы сразу. Каким мог бы быть самый хороший результат конференции? Юридически обязывающий договор, который заставил бы развитые страны значительно сократить выбросы к 2020 году, потребовал бы от развивающихся стран замедлить уровень выборов и предоставил бы бедным странам финансовую помощь и технологию для борьбы с «парниковыми газами» от их промышленности. Какой исход саммита наиболее возможен? - спрашивает дальше Рейтер. Политическое соглашение, которое никого ни к чему не обязывает – или обязывает морально – и в которое можно записать очень много чего.
Подобные конференции ООН уже заходили в тупик. Например, в 2000 году в Гааге. Но ничего страшного не произошло, напоминает Рейтер. Переговоры возобновились в середине 2001 года. А в данном случае следующие подобные встречи ООН уже даже и запланированы – в середине 2010 года в Бонне и в ноябре 2010-го в Мексике.
А какое впечатление унесли с конференции российские экологи? С участниками конференции беседовала Любовь Чижова.

Любовь Чижова: Развивающиеся страны просят у развитых 160 миллиардов на борьбу с выбросом парниковых газов от их растущей промышленности. В ходе саммита выяснилось, что Соединенные Штаты готовы предоставить развивающимся странам 100 миллиардов долларов. Первой об этом сообщила Госсекретарь США Хиллари Клинтон, а затем подтвердил и президент Обама Формально от участия в финансировании не отказывается и Россия. В своем выступлении Дмитрий Медведев подчеркнул, что это должно делаться «на принципах справедливости и общей ответственности». Более того, он даже назвал Россию «мировым лидером по сокращению эмиссий парниковых газов». По поводу чего сразу же возникла шутка: какой лидер, такой и саммит. Вот фрагмент речи Дмитрия Медведева на климатическом саммите в Копенгагене…

Дмитрий Медведев: Я помню время, когда Российская Федерация принимала решение об участии в Киотском протоколе, было много споров. Мы приняли тогда это решение и считаем, что поступили правильно. Россия в настоящий момент является мировым лидером по сокращению эмиссии парниковых газов. Выбросы у нас в течение последних 17 лет на 30% ниже аналогичных показателей 1990 года. На нашу страну приходится половина мировых объемов сокращения эмиссии за последние 20 лет. И это в существенной степени компенсировало прирост вредных выбросов, наблюдавшихся в других странах. При этом Россия сохранила роль крупнейшего производителя и экспортера энергопродукции и энергетических ресурсов. Мы и дальше собираемся вносить свой вклад в глобальную энергетическую безопасность. Тем не менее, мы считаем, что мы все должны сделать существенно больше.

Любовь Чижова: Конференция ООН по климату разделила на два лагеря: в одном – развитые страны, в другом – развивающиеся, требующие дополнительного финансирования. О том, насколько справедливы требования Китая, Индии и Бразилии, рассуждает директор института Глобального климата и экологии Юрий Израэль…

Юрий Израэль: Они всю жизнь жили, горя не знали, по-своему жили, а кто-то загрязнял атмосферу. Теперь они хотят за это деньги получить. По-своему они правы, что-нибудь выделят, наверное.

Любовь Чижова: Юрий Антониевич, можете оценить выступление Медведева на саммите в Копенгагене?

Юрий Израэль: Очень четкое выступление. Максимум того, что он мог сделать в этой ситуации. Потому что ситуация сложная, общего соглашения не получается. Он назвал свои цифры, они известны. Так что все, что мог, он сделал, и подчеркнул, что Россия будет продолжать заниматься этим вопросом.

Любовь Чижова: О том, почему странам-участницам Конференции в Копенгагене так сложно договориться, я спросила у сопредседателя группы «Экозащита», наблюдающего за ходом саммита, Владимира Сливяка…

Владимир Сливяк: Не могут договориться по одной простой причине, потому что количество денег, который на данный момент обещаются развитыми странами для адаптации к изменению климата, речь идет о фондах по изменению климата, предназначенных для более бедных и уязвимых стран, так вот это количество денег развитых стран недостаточно. Более того, цели по снижению выбросов парниковых газов, которые развитые страны объявили, этого тоже недостаточно по мнению развивающихся стран. Цель снижения выбросов парниковых газов, которые сегодня объявлены развитыми странами, они являются неудовлетворительными, и развивающиеся страны так же требуют увеличить эти цели, а не только увеличить количество денег. С другой стороны, развитые страны упрекают развивающиеся в том, что те так же устанавливают слишком небольшие цели по снижению выбросов парниковых газов и говорят о том, что одних усилий развитых стран будет недостаточно для того, чтобы решить проблему. А для того, чтобы решить проблему, нужно снизить выбросы углекислого газа на 25-40% к 2020 году. Причем расчеты делаются не от сегодняшнего уровня, а от уровня 1990 года. И на данный момент все обещания развитых стран по снижению выбросов, которые на данный момент просуммированы, они дают глобальное снижение где-то примерно до 18% максимум, то есть это даже до нижней планки, рекомендованной учеными, не дотягивает.

Любовь Чижова: Владимир, если говорить о конкретных цифрах, сколько теперь просят развивающиеся страны и насколько справедливы, вы считаете, эти требования?

Владимир Сливяк: Ранее развивающиеся страны говорили о том, что объем ежегодных вложений в адаптацию изменения климата в бедных странах должен составить примерно к 2020 году 160 миллиардов долларов в год. То есть речь идет о том, что начиная с 2012 года это будет 10 миллиардов долларов в год, а дальше будет расти и дорастет за 10 лет до 160 миллиардов долларов. До сегодняшнего дня предложения развитых стран были где-то в районе 30-50 миллиардов вместо 160 запрошенных. Но сегодня на саммите выступил Обама, который подтвердил, что США выступают за фонд сто миллиардов долларов, то есть количество денег было существенно повышено. Но тем не менее, не совсем то, что просили развивающиеся страны.

Любовь Чижова: Насколько этичными кажутся вам вот эти торги?

Владимир Сливяк: Это политические переговоры, они имеют обыкновение быть грязными, потому что общаются не ученые, не экологи, здесь общаются политики, экономисты, так они всегда договариваются, с этим ничего не поделаешь, здесь об этике нужно забыть. Другое дело, что правда, развитые страны создали проблему изменения климата и именно благодаря их гигантским выбросам в 20 веке сейчас в таком плачевном положении находимся на грани климатического хаоса по сути. Но это не значит, что только развитые страны сегодня должны делать какие-то шаги просто потому, что одни развитые страны уже не могут решить проблему, здесь нужно участие развивающихся и прежде всего самых крупных – это Китай, Индия и Бразилия.

Любовь Чижова: Это было мнение сопредседателя группы «Экозащита» Владимира Сливяка. Экологи рекомендуют как можно быстрее, но не позже конца следующего года, заключить одно или несколько соглашений в рамках Рамочной Конвенции ООН по проблемам изменения климата. Также желательно удержать антропогенное повышение температуры в пределах двух градусов Цельсия и как можно быстрее пройти пик глобальных выбросов парниковых газов, начав их снижение…
XS
SM
MD
LG