Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Возможно ли возвращение карательной психиатрии (Нижний Новгород)


Сергей Анисимов: В Нижнем Новгороде открылась международная фотовыставка "Психиатрия. Индустрия смерти". Цель экспозиции, кочующей по всей России, - привлечь внимание общественности к проблеме нарушений прав человека, совершаемых психиатрией сейчас и в прошлом. Особого внимания организаторов удостоилась советская карательная психиатрия и ее прямая наследница – российская психиатрическая наука.
Карательная психиатрия, навешивание на людей клеймящих ложных "ярлыков-диагнозов", ловкое манипулирование несовершенными законами, позволяющими запросто задержать любого человека без веских причин, использование варварского "лечения", в том числе и с помощью препаратов, пагубно влияющих на психику человека и лишающих его индивидуальности. Обо всём этом можно было узнать из материалов, представленных на выставке. Говорит нижегородска Надежда Ключарева:

Надежда Ключарева: Первое впечатление – это, конечно, шок. Это мрачное оформление, это жуткие, страшные фотографии. Тем не менее, это должен знать каждый человек. Это часть нашей истории. Действительно, эти все случаи, которые здесь показаны в фильмах, на стендах, имели место быть.

Сергей Анисимов: Какие цели ставят перед собой организаторы выставки? Говорит руководитель экспозиции, организованной группой частных лиц Андрей Черепков:

Андрей Черепков: Цель выставки – в первую очередь просветить законодателей, чиновников, врачей, адвокатов, широкую публику о проблеме нарушения прав человека в злоупотреблении в области психиатрии. Их достаточно много. И это серьезные нарушения. Это не какие-то мелкие нарушения. Это серьезные нарушения. Цель – показать их и предложить решение.

Сергей Анисимов: Как известно, в советское время психиатрическая наука нередко использовалась в политических целях для подавления противников режима. В этот смысле достаточно характерна история нижегородца Александра Сухарева, которому за его нестандартные религиозные убеждения в 1976 году в Институте имени Сербского был поставлен знаменитый в совеем роде диагноз – вялотекущая шизофрения, который, как утверждают некоторые эксперты, был специально изобретен советскими психиатрами. Мало того, что Сухарев был здоров - как выяснилось позже, этот человек еще и не имел принципиальных претензий к существующему режиму.

Александр Сухарев: Я не ругал советскую власть. Я проповедовал Христа распятого. Советская власть тут не при чем, кроме того, что мне препятствовали проповедовать, штрафовали, лишали работы. А у меня была такая инициативная способность. Я то каменщиком наймусь, то шапки шил, то ягоды собирал. Выживал. Но пенсия у меня сейчас минималка.

Сергей Анисимов: После года принудительного лечения в областной психиатрической больнице найти работу в советских учреждениях и организациях было непросто. Александр Сухарев всю оставшуюся жизнь занимался кустарными промыслами. Сегодня Александру Сергеевичу 69 лет и он имеет минимальную пенсию по старости. Но возвращения в СССР, который, по-прежнему, считает "большим дурдомом" не желает ни при каких условиях.

Александр Сухарев: Я для того и пришел сюда, чтобы засвидетельствовать, чтобы это не повторялось. Эти врачи, как те бандиты, которые насиловали слабых, а они не только не осуждены уголовно, но и не осуждены гражданским… по совести.

Сергей Анисимов: Самое прискорбное заключается в том, что карательная психиатрия в сегодняшней России не ушла в прошлое. Говорит Андрей Черепков:

Андрей Черепков: К сожалению, карательная психиатрия не ушла в прошлое. Есть прецеденты. Конечно, она не имеет такой массовый характер, как в Советском Союзе. Но есть прецеденты, когда журналистов, правозащитников за их деятельность помещают в психиатрические учреждения. Яркий случай, который даже освещался на Западе, это правозащитница, журналистка Лариса Арап из Мурманска, которую заставили пройти психиатрическое лечение. 4 месяца ее выдерживали. Благодаря нашим усилиям ее освободили через 4 месяца. Но, конечно, здоровью ее нанесли непоправимый ущерб.

Сергей Анисимов: Как же относятся к обвинениям сами представители психиатрической науки?

Андрей Черепков: Разные реакции. В Санкт-Петербурге у нас был психиатр, бывший, он даже подписал нашу петицию. Некоторые психиатры приходят и молча уходят с выставки, а кто-то пытается дискутировать. Я вспоминаю молодого человека, он еще студент, учится на психиатра. Он с пеной у рта защищал так называемую электросудорожную терапию.

Сергей Анисимов: Выставка продолжит свою работу в Нижнем Новгороде до конца декабря.

Экспертное мнение

Юрий Савенко, президент Независимой психиатрической ассоциации: Сейчас, как и в 60-х – 80-х годах, психиатрию начали очень широко использовать в немедицинских целях – преимущественно в судебных процессах и т. д. Так называемая полицейская психиатрия, которая хороша на своем месте, когда речь идет об опасных психически больных. Во всех остальных случаях она, конечно, совершенно неуместна. Постоянно идет борьба за то, чтобы полицейская психиатрия не распространялась на всю психиатрию.
Мы выезжали в Мурманск, в Рыбинск, в Йошкар-Олу по сигналам первых попыток использования психиатрии в политических целях в наше время. С 1995 года психиатрию стали активно использовать для подавления и даже уничтожения, закрытия новых религиозных организаций, причем, используя совершенно антинаучный тезис принесения грубого вреда психическому здоровью. Этот тезис был отвергнут не только нашей Независимой психиатрической ассоциации, но и Российским обществом психиатров. Тем не менее, он был распространен по всей стране в инструктивном письме МВД. Под этим соусом по всей стране начались процессы по борьбе с религиозными организациями, особенно занимающиеся миссионерской деятельностью. Использовались совершенно ложные доводы о гипнотическом воздействии, манипулирование сознанием. Между тем, это ничто иное, как пропаганда, которая активно используется самой властью.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG