Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Разговор с умным человеком


Светлана Жохова: Легко ли быть успешных художником в провинции?

Олег Саулов, новгородский художник: Сложно. Потому что нет арт-рынка, нет коллекционеров. Ничего не покупают, как правило, музеи. Но надо отдать должное, я даже о наших художниках могу сказать, что независимо оттого, насколько тяжело или не тяжело, опустился до того, что начинает делать какой-то ширпотреб.

Светлана Жохова: Какова роль Союза художников в культурной жизни города?

Олег Саулов: Во-первых, у нас 50-60 человек – это педагоги, которые профессионально преподают. Мы делаем выставки в области, в городе. Союз художников… Главная его задача – это поддержать, во-первых, самих художников. Следующий шаг – это делать художественные выставки, знакомить художников с публикой, а публику с художником. Руководство Союза вынуждено тратить огромное количество времени на походы в кабинеты чиновников, бывать на заседания и т. д. Потому что мы очень зависим от администрации города, области. Никуда от этого не деться. А независимость сама по себе не придет. Она могла бы прийти только с какой-то финансовой помощью. Но этого, я думаю, не произойдет и в ближайшее время. Единственное, что может изменить существование Союза художников – это принятие государственного закона о творческой личности и творческих объединений.

Светлана Жохова: Зато уже появился закон, согласно которому вы будете платить за землю, где расположены ваши мастерские.

Олег Саулов: Мы поставлены в общие условия. На общих совершенно основаниях будем платить. Кстати, то, что сейчас нам введут, можно было заплатить за весь год целиком. Я не сильно занимаюсь вопросами земли. Оно мне как-то не очень близко это все. Потому что я понимаю, что сколько бы нам не сказали платить, мы все равно будем вынуждены это делать. Просто выбора не будет. Я думаю, что художник без мастерской – это нужно бросить писать или заниматься той самой халтурой, какими-то небольшими работами, которые будет покупать та самая публика, о которой мы говорим, как о непосвященной что ли.

Светлана Жохова: О каких суммах идет речь?

Олег Саулов: Предположим, у меня это 20 тысяч плюс ведь еще же оплата коммунальных услуг – это свет, это тепло. Где-то тоже около 3 тысяч в месяц. Я хоть как-то еще выплываю – у меня есть свои покупатели и т. д. Но есть люди, которые, я знаю, вообще годами не продают свои работы. Но это не потому, что они плохие художники. У нас негде их продавать, по большому счету. У нас нет нормальной профессиональной галереи или нескольких галерей. Поэтому все продажи крайне случайные.

Светлана Жохова: Живопись для художника – дело убыточное?

Олег Саулов: Я ведь ничем больше не зарабатываю, кроме этого. Поэтому я не могу сказать, что она убыточная. Для меня она, наверное, прибыльная, но прибыль эта настолько незначительная, что очень скромно приходится жить, так скажем. А что касается выставок и прочего, у нас очень многие художники их просто не делают, именно потому, что очень тяжело привести работы в порядок, особенно графику. Графика стоит – рама со стеклом, хорошее оформление – это очень дорого. Сейчас мы уже масло перестали в рамы выставлять. Это, на самом деле, и честнее по отношению к работе. Потому что она не украшается рамой. Она какая есть, такая и есть.
Светлана Жохова: Последователи актуального искусства тоже стремятся обойтись без рамок. Как вы относитесь к этому направлению?

Олег Саулов: Когда мы об актуальном искусстве говорим, на самом деле, это художники, на мой взгляд, ищут очень быстрый путь к успеху. Похоронная процессия стоит, вот свежая могила с венками и две полуобнаженные девушки, которые фотографируют. Какие там признаки искусства? Единственная цель этой фотографии – это вызвать такой какой-то шок. В принципе, каждый человек может сделать такую фотографию, которая просто зацепит какие-то чувства – оскорбит, удивит. У каждого художника внутри все же есть барьер, который он в силу своей порядочности не может преодолеть. Мне кажется, настоящее искусство должно быть подтверждено, либо каким-то интересным пластическим решением, сложным, но если оно профессиональное, если оно интересное. Очень много в этом игры – игры галерей, игры тех, кто зарабатывает на этом деньги. Хотя там много интересного. Есть интересные мысли. Искусство настолько субъективно и условно, что в нем нет по-настоящему оценок таких. Не может быть очень объективной оценки. Нет у него таких критериев. При этом все равно даже самые смелые произведения должны сохранять признаки искусства.

Светлана Жохова: Может ли современный художник открыть что-то новое в искусстве?

Олег Саулов: Я думаю, что ХХ век открыл все направления абсолютно в живописи. Куда еще двигаться? Все равно это всегда будет повторение чего-то – или какой-то такой отголосок. Но можно работать и в традиционных каких-то направлениях совершенно по-своему. Тут даже не открытие нового и важного. Художник – это инструмент. Если он видит что-то так, как не видят это другие, а по-своему, тогда, мне кажется, он становится интересен зрителю. На мой взгляд, чем больше будет художников, тем лучше. Потому что каждый, наверное, будет отличаться друг от друга, внесет в это общее, своего чего-то, очень личного. Те художники, которые, найдя раз и навсегда свой какой-то пусть в искусстве, по принципу от добра - добра не ищут, идут путем, который уже не может дать им ничего нового, и зрителю тоже. И становятся они все более предсказуемые, все менее интересными, потому что творчество подразумевает под собой какой-то постоянный поиск. Нужно себя открыть – что ты на самом деле.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG