Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Нацбол подписался под дневниками Магнитского


В Бутырской тюрьме есть особые корпуса, и именно их стоит посетить большой делегации правозащитников, уверен нацбол Роман Попков.

В Бутырской тюрьме есть особые корпуса, и именно их стоит посетить большой делегации правозащитников, уверен нацбол Роман Попков.

Нацбол Роман Попков утверждает, что может подтвердить содержание дневников погибшего в СИЗО юриста Сергея Магнитского. По его словам, будучи подследственным, он сидел в том же отделении Бутырской тюрьмы, где Магнитский, и считает условия содержания в нем близкими к пыточным.

Заявление Романа Попкова вызвано тем, что руководство ФСИН косвенно подтвердило: условия содержания Магнитского в тюрьме не соответствовали закону - площадь камеры была недостаточной, заключенного редко водили в душ и на прогулку. Вместе с тем, недавно назначенный главой ФСИН Александр Реймер, по его словам, не может "оценивать причинно-следственную связь тех условий, в которых содержался Магнитский, и его смерть", пока идет расследование. Роман Попков уверен, что может помочь следствию.

- Магнитский находился в Бутырке уже в этом году. Я сидел за год до этого в том же корпусе, - рассказал в интервью корреспонденту Радио Свобода Роман Попков. - Это особое место - второй корпус Бутырского централа. Эти камеры мне хорошо знакомы. Когда я читал его дневники, я понял, что ничего не изменилось за минувший год, что этот корпус по-прежнему является, в общем-то, пыточным корпусом.

- Почему именно второй корпус?

- Дело в том, что второй корпус Бутырского централа, так называемый "малый спец", вообще особое место. Большая часть камер Бутырки - большие помещения, где находятся 20-25 коек, и там более-менее приличные условия содержания. Уже нет, слава богу, той чудовищной скученности, туберкулеза, как это было в 90-е годы. Но во втором корпусе ничего не изменилось, там по-прежнему чудовищные бытовые условия.

Это маленькие камеры на 4-6 мест. Туда, как правило, помещают, помимо крупных преступных авторитетов, политзаключенных - нацболов, в первую очередь, - с единственной целью: посеять в их душе ощущение полного бессилия перед системой. В большой камере, где 20-30 заключенных, как-то проще, есть взаимопомощь. Даже в случае давления администрации на заключенных можно поднять небольшое восстание, поставить на место оперативника, громко потребовать медицинской помощи, если она необходима, надавить массой. А в полуподвальном спецкорпусе 2-3 человека сидят в каменном мешке.

Там ужасно организовано медицинское обслуживание. Человеку со слабым здоровьем здесь очень тяжело. Если нацболы более-менее молоды, а преступники со стажем закалены тюремными испытаниями, то человек, который из офиса переехал во второй корпус централа, может просто не выдержать. Люди с больными легкими, с больным сердцем почти обречены. Я это видел - когда мы вынуждены были звать врача к человеку, который сидел с нами в камере: у него было больное сердце, аритмия, мы во время приступов стучали в металлические двери. Мы звали доктора и ждали часами, пока будет оказана элементарная помощь.
Мы звали доктора и ждали часами, пока будет оказана элементарная помощь.


- После гибели Магнитского было сменено руководство ФСИН. Как вы считаете, поможет ли это прекратить нарушения прав заключенных?


- Думаю, что ФСИН пошел по самому легкому пути. Уволили очередного тюремного начальника - но я не думаю, что будут какие-то изменения в обслуживании этого корпуса. Сюда необходимо приходить правозащитникам - в Бутырку, в это конкретное место. А то они приходят, их водят по коридорам, показывают то, что уже подготовлено к визиту гостей. А нужно идти туда, где вход правозащитникам пока закрыт. Нужно второй корпус навестить, причем большой, серьезной делегацией.

- Пока вы сидели, нарушались ли лично ваши права на медобслуживание, другие права?

- Слава богу, у меня крепкое здоровье. Бледные мы все были (нас несколько нацболов сидело, я - более двух лет в Бутырке), когда вышли, но это ничего. А так о нарушениях можно говорить долго.

Когда проводится обыск камер (ясно, что администрация обязана применять меры по изъятию запрещенных предметов), сотрудники заходят толпой в камеру и просто выкидывают все вещи в коридор, по этим вещам топчутся в башмаках. Оскорбляют людей. Незаконно, за высосанные из пальца, фальсифицированные нарушения людей приговаривают к карцеру, мы все это видели. Один из моих подельников, нацбол Алексей Макаров, отсидел в карцере 15 суток за то, что якобы спал в дневное время. А карцер - это каменный мешок без какой-либо мебели, без матраса, человек сидит там на корточках весь день. Примеров масса. Можно написать тома, поверьте мне, по поводу отдельных мест в Бутырке, или на Матроске (СИЗО "Матросская тишина". - РС), или в Печатниках. В любом
Один из моих подельников отсидел в карцере 15 суток за то, что якобы спал в дневное время
московском централе есть вот такие специальные корпуса, которые предназначены для давления на заключенных.

- Почему вы уверены, что туда отправляют политических заключенных?

- Подсчитал. Из 40 заключенных по делу о "захвате администрации президента" большая часть нацболов сидела именно на малом спецу. Я знаком со всеми этими ребятами, мы много общались, кто где сидел; большая часть сидела в этих маленьких камерах, в полуподвале, и это была мера воздействия. Не то чтобы людей некуда сажать. Сейчас Бутырку очень сильно разгрузили, там много свободного места. Но логика оперативника такова - "чтобы жизнь ему медом не казалась".

Нацболы - первые клиенты этих спецкорпусов. Туда же сажают и так называемых "сто пятьдесятдевятчиков", то есть людей, обвиняемых в крупных мошенничествах. То есть, как правило, это крупные бизнесмены, которые, видимо, с кем-то не поделились. Какое-нибудь ГСУ их сажает в Бутырку, а уже бутырская администрация спускает их в эти подвалы, чтобы люди были сговорчивее на следствии и на суде. Это обыденная практика, - сказал Роман Попков.

Новый пресс-секретарь ФСИН Александр Кромин, прежде чем комментировать слова Попкова, ждет, что бывший заключенный подаст жалобу в прокуратуру.

- Если на самом деле этот гражданин считает, что его права были нарушены, то он может подать жалобу в прокуратуру, и по этой жалобе будет проведена проверка. Поэтому комментировать его слова сейчас не представляется возможным, - сказал Александр Кромин в интервью корреспонденту РС.

Роман Попков подаче жалобе в прокуратуру предпочитает Европейский суд по правам человека:

- Подавать какие-то жалобы в прокуратуру на условия содержания во ФСИН глупо. ФСИН, МВД, ФСБ, Генпрокуратура - очень тяжело добиться торжества справедливости в одном из этих органов против другого. Мы с адвокатом сейчас рассматриваем возможность подачи жалобы в Европейский суд. Первую жалобу - на необоснованность выбранной меры пресечения - мы уже выиграли в 2008 году. Российской Федерации пришлось раскошелиться на пять тысяч евро. И сейчас пожалуемся на условия содержания в тюрьме...

Проблемам медицинской помощи в следственных изоляторах посвящено значительное количество жалоб россиян в Европейский суд по правам человека. Об этом сказал на конференции в пятницу в Москве судья Страсбургского суда от России Анатолий Ковлер. По его словам, порядка 30 процентов от общего количества жалоб россиян в Евросуд посвящено жестокому обращению сотрудников правоохранительных органов с задержанными. "Сейчас проблема кричит о себе в связи с гибелью в СИЗО Сергея Магнитского", - отметил судья.

Напомним, глава аудиторской компании Firestone Duncan, юрист фонда Hermitage Capital Сергей Магнитский был арестован 24 ноября прошлого года по подозрению в уклонении от уплаты налогов в крупном размере. 8 октября этого года ему были предъявлены официальные обвинения. Большую часть ареста Магнитский провел в Бутырской тюрьме. Затем он был переведен в СИЗО "Матросская тишина", где скончался 16 ноября.

Широко известны стали дневники Магнитского, которые он вел в тюрьме. Магнитский жаловался на неоказание медицинской помощи и другие нарушения его прав в Бутырской тюрьме. По факту смерти Магнитского возбуждено уголовное дело.

Президент Медведев поручил лично генпрокурору и министру юстиции провести тщательную проверку.

Как стало известно корреспонденту РС, пьесу по дневникам Магнитского готовит к постановке театральный режиссер Георг Жено (театр имени Йозефа Бойса, "Театр.Док"). Премьера может состояться уже в январе.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG