Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Москва, которой не стало


Шереметьевское подворье на Никольской улице. Что было и что стало.

Шереметьевское подворье на Никольской улице. Что было и что стало.

Объем утраченного за последние десятилетия историко-архитектурного наследия в Москве уже сейчас сопоставим с советским периодом. Все чаще проходят акции протеста против такого отношения властей к памятникам старины. Запускаются и различные просветительские проекты ― такие, как открывшаяся в Музее архитектуры выставка "Москва 1993- 2009: бремя перемен".


Экспозиция составлена из подлинных архитектурных фрагментов уже разрушенных исторических построек ― резных камней тонкой работы, фигурных оконных рам, добротных дверей, украшенных стильными филенками. Основной же массив выставки ― это парные фотографии. На "старых" (сделанных всего-то несколько лет назад) ― старинные дома. На совсем уж современных ― то, что возведено на их месте. На что надеются организаторы выставки, в интервью корреспонденту Радио Свобода объяснил автор экспозиции "Бремя перемен" Валерий Риван.


― В последнее время такого рода выставки проходят достаточно часто. А есть ли в них смысл? Человека, который болеет за историческое наследие, напоминание об утратах вгоняет в тоску. Но мне трудно предположить, что Ресин или кто-то еще из ответственных за строительство в Москве чиновников такие выставки посещает, и на них это повлияет…

Вместо якобы реставрируемого дома ставится новострой. А новострой ― это убийство той среды, которая была в Москве

― Я уверен, что они не посещают такие выставки. Но уверен, что мы можем донести информацию о том, что происходит в Москве, до какого-то процента населения столицы, которое действительно болеет и думает о своем городе. Мы показываем историческую структуру Москвы, которая не то что разрушается ― она исчезает. Вместо якобы реставрируемого дома ставится новострой. А новострой ― это убийство той среды, которая была в Москве.


― Вот донесете вы этой публике, просвещенной, сочувствующей, свою мысль. И что? И дальше продолжат разрушать.


― Мы надеемся, что в конечном итоге это повлияет и на архитекторов, и на заказчиков, которые начинают воспринимать немножко по-другому то, что происходит в Москве. Благодаря, мне кажется, и нашему слову.


― На выставке много подлинных восхитительных старых деталей. Откуда они?


― Это спасенные вещи, которые могли бы быть использованы в реставрации ― но их выбросили. Они настолько структурны, что можно смотреть, как они сделаны. По сравнению с тем, что происходит сейчас ― замена рам на пластик... Ну, вы сами решайте и сравнивайте. Есть изумительный человек, Валентин Карелин, который самоотверженно спасает эти старые вещи от исчезновения. Я не знаю, как он это делает, какие он предпринимает маневры, чтобы попадать на стройки... Человек совершенно потрясающий. Когда ребята предложили сделать выставку, я сначала был не уверен, что это вообще нужно кому-то. Но когда я с ним столкнулся, когда увидел, что есть люди, которые самоотверженно спасают хотя бы то, что еще можно спасти, я понял, что нельзя просто сидеть сложа руки и смотреть, мол, разрушается и разрушается.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG