Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Некоторые слушатели передачи «Ваши письма» включились в разговор о выборе самых примечательных слов завершающегося года. По мнению господина Астапова, словом номер один должно быть признано слово «порядочный». Так охарактеризовал Медведева в одном разговоре с журналистами Владимир Путин. Путин отвечал на вопрос, кто из них станет следующим президентом. Смысл был такой: Медведев – человек порядочный, и если я, Путин, скажу, что президентом снова буду я, он отойдёт в сторону. Читаю, что пишет господин Астапов: «Уважаемый Анатолий Иванович, как известно, Путин считается человеком крайне закрытым, никто не знает, что у него на уме, как он поступит в той или иной ситуации. В то же время он бывает необыкновенно откровенным. Может быть, проговаривается. В данном контексте слово «порядочный» о Медведеве прозвучало как напоминание о его обещании уступить своё место по первому требованию». Согласен с вами, господин Астапов, считайте, что два голоса: ваш и мой за то, чтобы присудить слову «порядочный» почётное звание: «Русское слово 2009 года», уже есть. Из остальных обсуждающихся слов мне нравится «нанопрезидент». «Нано» - значит сверхмелкий, микроскопический, махонький из махоньких. Людям, что постарше, стройный Медведев с его нанотехнологиями напоминает тучного Хрущёва с его кукурузой. Кукуруза, которую Никита Сергеевич увидел в США, была ни в чём не повинна, она была и остаётся великой культурой, истинной королевой полей, без неё невозможно представить себе фантастические успехи американцев. Но засеять ею половину бедной страны, где нет ни машин, ни удобрений, ни гербицидов, а главное - свободного труда, и ожидать изобилия мог только малограмотный мечтатель. Надо сначала изменить страну, распустить колхозы-совхозы, похерить социализм и… тогда тебе, главе государства, не обязательно отличать кукурузу от пшеницы – всё сделается людьми, которые это знают и с этого живут. Так и с нанотехнологиями. Это такая вещь, которая на казённом поле будет расти ещё хуже, чем кукуруза, потому что это дело более мудрёное.
«Хотелось бы, Анатолий Иванович, обсудить с вами последние выступления нашего премьер-министра и его президента», - говорится в письме госпожи Севастьяновой из Твери. Говорится ехидно, но обратите внимание, как точно. О премьер-министре большинство россиян, это надо признать, могут сказать: «Наш», а о президенте, хоть и голосовали за него, сказать: «Наш» им как-то неловко, если я правильно понял эту слушательницу и если она выражает не только своё настроение. Путин – наш, а Медведев – не наш, он его, путинский. Вот судьба… Но он сам её выбрал. Что касается обсуждения их последних выступлений, то у меня, госпожа Севастьянова, есть предложение: может быть, не будем? Во всяком случае, подробно… Нечего там обсуждать. Обычные речи слабых руководителей отсталой страны. Некоторой новостью стало для меня то, что Медведев охотно позволяет совково-агрессивные высказывания. Эти двое, пожалуй, не отдают себе отчёта, на каком свете находятся. Хотят отгородиться от мира и не могут, от этого злятся. Питерский чекизм уже в прошлом, хотя ещё на плаву. Люди со знанием языков, но, в сущности, без образования, без серьёзных специальностей, без чувства жизни. Советский юрфак – ну, что это за образование? Люди, у которых есть хоть малый реформаторский задор, не могут быть такими вялыми. Переворачиваются в гробах Витте и Столыпин, рычит от досады Ельцин, одним махом упразднивший махину КПСС.
Письмо из Московской области: «Здравствуйте! По одному из центральных каналов, кажется, ОРТ, посмотрел передачу, посвященную изменению климата. Первые несколько минут этот фильм ничем не отличался от многих других. Был показан частокол дымящих труб. Но вскоре выяснилось, что идея передачи другая. Голос за кадром сообщил, что парниковый эффект - это мистификация неких сил из корыстных соображений. Это меня озадачило. Ведь российское государство не против принять участие в прогрессивных начинаниях неполитического характера. Например, запрет на производство ламп накаливания. Первое, что пришло в голову: видимо, опасаются, что массовый переход на альтернативные источники энергии может подорвать российский способ существования. Думаю, что российские власти вообще раздражает упоминание об экологии. Слишком много здесь натворили и продолжают творить. Последние несколько лет в почтовые ящики домов нашего поселка бесплатно бросали российскую крупнотиражную газету КП. Большой тираж газеты в нынешней России означает, что в той или иной форме она должна проводит официальную точку зрения… Так вот, упоминание экологических проблем в данном издании - явление очень редкое. В память врезался один заголовок: "Экология интересует только богатых". Имелись в виду богатые страны. Лет шесть-семь назад на российском телевидении нередко обсуждался один рецепт улучшения российского государства. Заключался он в том, что чем проще государственный механизм, тем он лучше. Тогда казалось, что в этих рассуждениях есть некоторая доля сермяжной правды. Потом выяснилось, что там ее нет вовсе. Одной из жертв «упрощения для улучшения» стало само телевидение. Другим последствием стало принятие "Лесного кодекса", который вполне можно назвать "Законом об уничтожении лесов". Лебедь, рак и щука таких результатов едва ли достигли бы. Михаил Луков. Московская область». Спасибо за письмо, Михаил! Не уверен, что мы должны обсуждать работу своих, как ни верти, коллег, пусть они больше пропагандисты, чем журналисты. Лучше всё-таки иметь дело с жизнью. Хотя… Российская пропаганда – тоже ведь часть российской жизни, и существенная. Вы же не случайно видели долю сермяжной правды в казённом мнении, что чем проще государственный механизм, тем он лучше. Эту простоту замечательно выразил Грызлов, сказавший, что Государственная дума – не место для дискуссий. Иными словами, вы стали жертвой пропаганды, и не вы один, вас миллионы. На этом, собственно, и утвердился путинизм. Хотели, чтобы было проще, думали, что так будет лучше, без демократического бедлама. Иногда приходит в голову, что неверие русских в себя – это главная их слабость. Не верят они в себя, не доверяют они себе, боятся они себя. Ельцин, когда напутствовал Путина на «царство», что сказал? «Береги, Володя, Россию». Он не говорил: «Бойся, Володя, России». А Володя вот уже десять лет боится её. Боится, что она пойдёт вразнос, если попустить вожжи. Этот страх есть главное в путинизме.

«Здравствуйте, Анатолий! - следующее письмо. - В России, подорванный бомбой, сошел с рельсов "Невский Экспресс". И еще погибло много людей в Перми от удушения пожаром. Упокой, Господь, души их. А я тем временем продолжаю слушать, - слово «слушать» подчёркнуто, - "Анну Каренину" Л.Н. Толстого. "Ведь мы-то - живы!", - как говорил один писатель. Тема железной дороги в романе Толстого "Анна Каренина" занимает особое место. Все ключевые события романа происходят на или вблизи железной дороги. Встреча Анны с Вронским, объяснение, прощание, гибель. Кстати, и город, где погибла героиня, тоже называется Железнодорожный (до 1939 года - станция Обираловка, Московской железной дороги). Теперь в этом городке существует ночной клуб "Каренина". Судя по Гугл-Мап (это спутниковый сервер Гугла, позволяющий видеть наши дела из космоса), от клуба, до той последней водокачки на полустанке Обираловка метров пятьсот. Слишком большое расстояние для ныне живущих в России, чтобы успеть на отходящий поезд. Однако, "длинна и пашиста" Россия. Вероятно, не погибнет. Выкарабкается». Слово «пашиста» (или «пашИста»?) Михаил Кашлев, автор этого письма, постоянный слушатель «Свободы», взял из той сцены толстовского романа, где помещик Левин с работником Фёдором осматривают тёлочку, которая только что появилась на свет. «Очень хороша, - говорит Фёдор о тёлочке. - Длинна и пашиста». А о вашем оптимизме, Михаил, скажу: что-то перестали мне казаться достаточно уместными разговоры о том, выкарабкается Россия или не выкарабкается. Что значит «выкарабкается»? Откуда? Она что, в яме? Что следует считать ямой? Страна живёт в своём времени, на своём месте, в своих природных и общественных условиях, у неё свой «способ существования», как выразился автор предыдущего письма. Никто ей этого способа, скажем прямо, не навязывал: пока есть в недрах газ, нефть и прочее, пока можно с этого жить, страна, как умеет, живёт. Кончится «халява», «лафа» – изберёт какой-нибудь другой способ существования.
В чём-то похоже настроен автор следующего письма, Григорий из Москвы, только выражается он так, как я себе позволить не могу. Читаю: «Человечество развивается по законам, которые сформулированы не так четко, как законы физики, химии, биологии. Больше всего законы развития человечества ближе именно к биологическим. Так называемый российский капитализм гораздо ближе к законам развития мира растений и животных (биологическим), чем капитализм развитых стран. Здесь (в России) популяции и особи популяций гораздо активнее и откровеннее уничтожают (поедают) друг друга, "пьют кровь", живут один за счет другого. И нет ощущения, что российское общество движется вперёд в плане жизни по человеческим, а не чисто биологическим законам. Российское сообщество и человеческие законы приближает к биологическим. Пусть в Украине в последние годы власть (такое ощущение) занимается только борьбой за своё выживание, украинское сообщество всё равно движется к организации своей жизни по человеческим законам, потому что оно гораздо более саморегулируемо, чем российское. Власть в Украине не обладает такими мощными, отработанными, изощренными рычагами воздействия на граждан, как власть в России. В Украине мощный генофонд, и её жители имеют перспективу жить по человеческим законам. А в России, когда все перемелется, останется та же животная и растительная биомасса, по-прежнему "живущая" по биологическим законам, соответствующим её генофонду», - пишет Григорий из Москвы. Выражаться так резко, как он, я не могу себе позволить не только потому, что по службе обязан быть предельно осторожным в оценках народов. Дело в том, что я с подозрением отношусь к самому слову «генофонд» и к другим подобным словам. Наука убедила меня в том, что у неё нет достаточных данных, чтобы употреблять эти слова в их прямом значении. Тут так много неизвестного, непонятного, что можно сказать: всё неизвестно, всё непонятно. У Чаадаева есть недописанное сочинение, в самом конце которого говорится об одном факте, который «властно господствует над нашим историческим движением», являясь «в одно и то же время и существенным элементом нашего политического величия, и истинной причиной нашего умственного бессилия: это – факт географический». Мне кажется, Чаадаев не случайно оборвал эту запись и больше к ней не вернулся, не вздумал развивать. Может быть, ему пришло в голову, что фактов и факторов, обстоятельств и условий, определяющих путь и судьбу того или иного народа, так много, что не стоит упираться в какой-нибудь один. Сегодня этот один представляется нам главным. А завтра наука откроет другой – такой, о которым мы пока не догадываемся. Вот сегодня все повторяют: элита, элиты, они, мол, управляют странами, государствами, народами, - повторяют так, будто это само собою разумеется, будто все всегда это знали. А я вспоминаю Толстого, последнюю часть «Войны и мира», и представляю себе, что сказал бы, послушав эти разговоры, Лев Николаевич, знавший только таких правителей, как дух народа и прихоти прочих стихий. Об элите же в том смысле, что это, мол, люди выдающихся умственных и нравственных качеств, тоже нашёл бы что сказать, а то просто перечислил бы, ухмыльнувшись в бороду, ряд фамилий: «Это Грызлов-то – элита? Жириновский? Или Путин с Медведевым? Или их губернаторы? Кадыров, может быть, - элита? Дарькин с Лужковым? Или Сурков с Павловским – элита? А, может быть, Берлускони с Лукашенко? Или Юлия Тимошенко с Януковичем? Слизка с Матвиенко, заявляющие, что Путин всегда прав?». И стало бы нам, конечно, стыдно, но зато и ясно, как Божий день, что всё в мире, а в России – уж наверняка!, обстоит несколько иначе, чем нам талдычат: управляют нами не элиты, а маргинез, если употребить ещё одно иностранное слово, - люди обочины. А элиты, их надо искать в других местах, не на капитанских мостиках.

Читаю из следующего письма: «Похоже, Анатолий Иванович, вам не отвертеться от вопроса о минаретах в Швейцарии. Вы одобряете результаты референдума или не одобряете? Извольте и вы пройти эту проверку на вшивость».
Попробую, хотя и без удовольствия, как всегда, когда приходится экзаменоваться. Результаты этого референдума показывают, что не всё гладко даже в Швейцарии, что, вообще-то, не должно удивлять, поскольку и там обитают живые люди, а не манекены. Всё дело в том, что человек на самом деле чувствует, что думает и чего хочет. Если ты, русский или турок, приезжаешь в Женеву и хочешь дразнить женевцев, в пику им ведёшь себя, как дома, не обращаешь внимания на хозяев, считаешь, что они виноваты в том, что, в отличие от тебя, зажиточны, не орут во всю глотку и не мусорят, то ни Бог, ни Аллах не может быть на твоей стороне, сколько бы минаретов и православных храмов ты ни наставил вокруг себя. Если же ты человек доброй воли, то без труда устроишься так, чтобы и от себя не отказываться, и людей вокруг себя не раздражать. Чем-то поступишься… И главное: ты должен внести ясность в свои планы. Если ты приехал, чтобы стать швейцарцем, чтобы твои дети и внуки стали швейцарцами, - это одно дело. У тебя не будет так уж много проблем. Но если ты приехал с намерением не меняться, то есть, не интегрироваться, тебе лучше вернуться назад, и быстрее. То же самое можно сказать о русском в России, о швейцарце в Швейцарии. Положи руку на сердце и скажи, почему ты так плохо настроен против нерусского, приехавшего в твою страну: потому что он делает что-то не так или просто потому что он нерусский? Теоретически тут всё ясно, решение давно найдено. Веди себя по-христиански, если ты христианин, и по-мусульмански, если ты мусульманин. Если же ты набрасываешься на чужака с криком, что своим появлением он нарушает православную однородность твоих соплеменников, то ты не христианин, а хулиган или бандит. Точно так же, если ты именем Аллаха мешаешь жить окружающим, то никакой ты не мусульманин, а дикарь… Многое зависит от учителей народа и, конечно от власти. Власть не должна лицемерить, не должна бояться ни одной стороны, не должна ни с кем заигрывать. Тогда у неё будет моральное право проявлять твёрдость, она спокойно окоротит всякого, кто ведёт себя неподобающе, и все её поймут правильно.

Письмо из Харькова: «На моего знакомого предпринимателя-цеховика недавно ОБОП наехал, типа- работаешь, зарабатываешь, а мы-то тоже хотим бутерброд с маслом. Первых он послал, приехали вторые, он хотел договориться, чтобы не обидеть, но 300 у.е. было с презрением отвергнуто. Тогда ему посоветовали обратиться в милицейский отдел собственной безопасности, и вы знаете – подействовало, как дуст на тараканов. Все претензии со стороны ментов прекратились, как и не было. И еще добавлю. Вымогали денег они, конечно, мягко, в помещение не ломились, вели себя вежливо. К чему я все это рассказываю? А к тому , что пять лет назад такой наезд означал бы конец бизнеса, а сейчас малость другие времена. Сосед же за рюмкой чая сказал, что вот никогда на выборы не ходил, а сейчас думает, за кого бы проголосовать, чем немало меня удивил. Вот такой у нас бардак в стране, но я за такой бардак, пусть мелется, в конце таки мукА будет».
Для меня это особое письмо. Харьковские менты уже давно едва ли не самая страшная оргпреступная группировка на пространстве бывшего Союза. Харьковские менты первыми в СНГ разгромили бандитов и стали сами грабить бизнесменов. И вот в этом городе уже находятся предприниматели, и не крутые, а маленькие предприниматели, которые не боятся ментов, не боятся на них жаловаться, и это помогает! Пять лет пусть нелепой, но демократии не прошли даром. Учёного учить - только портить, но тех, кто пока не учён, это письмо, по-моему, должно кое-чему научить. Имейте всё-таки, мужики, в виду, что в милиции, в ГБ, в других силовых и грабительских госструктурах вроде налоговой существуют службы собственной безопасности. Они обязаны разоблачать злоупотребления в родном ведомстве. Они не могут совсем ничего не делать, им приходится таки ловить своих - для галочки жертвовать частью своей братвы. Вот этим и пользуются самые смелые из предпринимателей. Не робеют донести на вымогателя – и выигрывают, всё чаще выигрывают! Практика показывает, что донос на вымогателя полезно дублировать. Пишешь или звонишь, скажем, в областную милицию, в её службу собственной безопасности и сообщаешь ей, что одновременно обращаешься в министерство.

Ещё письмо из Харькова, пишет Микита: «…что бы там ни говорили злопыхатели, дышится у нас свободно, да и вообще жизнь радует. Жалко россиян, не представляющих жизни без паспортного контроля и телепропаганды (у меня в России дядя с тетей). Поверьте - возможность свободно высказываться вовсе не столь бесполезна, как это зачастую пытаются изобразить в СМИ!».
К Миките присоединяется Георгий из Винницы: «Я говорю своим близким и родным, живущим в России: вам нравится ваши Пу и Ме? Что, у вас стало меньше бандитов после того, как один из них столь усердно стал мочить их в сортире? Наверно, просто мочи не хватает, а вы про это боитесь у него спросить. Вот на нашего Президента открыто вешают всех собак и ничего... Попробуйте вы». Слово «Президент» Георгий написал с большой буквы. Ой, чует моё сердце: через пару месяцев после выборов, которые проиграет (если проиграет) украинский президент, на заборах будут писать: «Прости нас, Андреич!», как писали Кучме на тех же заборах пять лет назад: «Прости нас, Данилыч!». Но – убейте меня! – не могу себе представить, чтобы через два месяца после того, как Россия уйдёт Путина, на заборах этой части мира появятся надписи: «Прости нас, ВВ!»… Может быть, кто-то осудит меня за то, что я не вычеркнул каламбур Георгия. «Наверное, просто мочИ не хватает», - написал он, вспомнив самое известное из путинских обещаний. Или вы, Георгий, хотели сказать: мОчи не хватает? Не верится… Убрать эту игру слов я не мог, потому что письмо уже увидело свет на сайте радио «Свобода» в виде отклика на мою предыдущую передачу. Сказали бы, что работаю цензором.

Читаю из следующего письма: «Очень люблю историю России – как триллер. Страшно и ужасно. Гордиться нечем. Расширялась страна не для освоения новых земель, а для грабежа аборигенов. Ведь что такое походы Ермака и других? Это был сбор ясака в пользу центральной власти и попытка относительно свободных людей откупиться и остаться свободными. Повыбили пушного зверя и бросили землю. Пришли, обосновались на побережье Аляски, повыбили каланов, содержать людей стало нечем, да и предложили Америке купить ее. А потом еще смеялись над «дураками», которые купили ее за семь миллионов, хотя русские готовы были отдать ее и за пять. Я не идеализирую «западную» схему цивилизации – много преступлений! Но что в итоге? Где вы – камчадалы, нанайцы, чукчи (кроме Абрамовича), ханты-манси? Разве можно сравнить положение индейцев в Америке, аборигенов Австралии и Новой Зеландии с положением малых народов России? Поменялись средства пополнения казны. Вместо пушнины – нефть и газ. Ну, а они кончатся – продавать, как Аляску, по частям Сибирь и Дальний Восток? А народ продолжает безмолствовать. Мне стыдно! А российским историкам нет. Вся интерпретация истории предназначена только для внутреннего потребления – посмотрите, какие мы великие, самые хорошие, народ-богоносец, широкая русская душа, сочувствие к несчастным, ну и по всему списку! Такая пропаганда пробивается к толпе легче, чем все вместе взятые Толстые и Достоевские».
Это письмо можно, по-моему, считать продуктом этой самой пропаганды, ведь написано оно в пику ей, из протеста: ах, вы говорите, что то-то белое, а я, чтобы вас позлить, скажу, что чёрное. Каждый из русских, даже великих, кто выражал своё сугубое недовольство прошлым своей родины, пусть самую чуточку, а перегибал, потому что власть перегибала в другую сторону, и это всегда было так противно, что удержаться было трудно.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG