Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Амнистия в Таджикистане - способ решить финансовые проблемы


Ирина Лагунина: В Таджикистане самый низкий в Центральной Азии уровень тюремных заключенных на 100 тысяч человек. Однако там же и самое скудное финансирование исправительных учреждений. Об этом говорят специалисты организации "Международная тюремная реформа". Эксперты не исключают, что именно поэтому в стране проводится одна из самых крупномасштабных амнистий за всю историю независимости республики. Начиная с ноября этого года в течение трех месяцев из тюрем должны быть освобождены 10 тысяч человек.
О трудностях, с которыми приходится сталкиваться осужденным не только в тюрьмах страны, но и на свободе, рассказывает моя коллега Малика Рахманова:

Малика Рахманова: Так встретили дома одну из амнистированных женщин. Как оказалось, родные даже и не ждали сестру-мать- тетю, поскольку ее приговорили к 17 годам лишения свободы. Дочь свою дома она уже не застала. Во время отсутствия матери та вышла замуж, а теперь и сын обзавестись семьей планирует. Еще недавно ее день начинался так:
Перекличка в единственной женской в Таджикистане - в колонии, расположенной в таджикском городе Нурек. Отсюда вышли на свободу почти сто шестьдесят попавших под амнистию заключенных женщин. В колонии остались всего 55, осужденных за тяжкие преступления.
В момент освобождения амнистированным не известно, ждут ли их дома, чем они буду заниматься после выхода из исправительной зоны, и как их воспримет общество. Пока же они просто радуются СВОБОДЕ…
По информации организации «Международная тюремная реформа», на 100 тысяч жителей Таджикистана приходится 109 заключенных. По сравнению с другими центрально-азиатскими странами это самый низкий показатель. Всего за девять месяцев в Таджикистане зафиксировано более 10 тысяч преступлений, из них полторы тысячи совершили женщины. Впрочем, в этом году число правонарушений с участием прекрасной половины человечества возросло почти на 400 случаев по сравнению с прошлым. Среди часто совершаемых женщинами преступлений - мошенничество, кража, подделка документов, а также незаконный оборот наркотиков. Реже встречаются хулиганство, торговля детьми и убийство. Рассказывает женщина, которая только что вышла из нурекской колонии:

На самом деле, жизнь в застенках в сравнении с жизнью на свободе сильно отличается, и очень, очень трудная. Ведь после выхода на волю отношение людей к нам изменится.
Я отсидела два года. В общем же мне дали 13 лет за попытку провезти героин. Если бы жизнь была легкой, никто бы не стал этого делать. В первый раз, когда вышла отсюда, я обращалась в различные инстанции, стучалась во все двери, но не смогла найти ни работы, ни поддержки. И я осознанно пошла на это второй раз. Думала так легче заработать. Теперь же, клянусь! – буду на хлебе сидеть, но не повторю этого снова.

Малика Рахманова: По мнению экспертов, для большинства центрально-азиатских государств амнистия является средством решения финансовых или социальных проблем, накопившихся в пенитенциарной системе. В Таджикистане наряду с Киргизией самые худшие в регионе условия в местах заключения, убеждены независимые наблюдатели. Да и по словам самих заключенных им приходится выносить не только моральные, психологические трудности, невероятно сложные условия жизни. Вот что рассказывает одна из бывших заключенных колонии:

На обед и ужин дают рис или перловку ну и что-то в этом роде. Мяса нет. Не спрашивай, как там жилось. День там длится, как будто целый месяц…

Малика Рахманова: О своих впечатлениях от посещения колонии в Таджикистане Радио Свобода рассказала и региональный директор «Международной тюремной амнистии» Сауле Мектепбаева:

Сауле Мектепбаева: Во-первых, надо отметить, что посещения случаются редко, что касается Таджикистана. Всего одна-две организации имеют право посещать пенитенциарные учреждения. Только ограниченное количество организаций могут попасть в пенитенциарные учреждения. Белье чаще всего есть, оно бывает очень низкого качества, оно застиранное. Небольшие тумбочки очень маленькие прикроватные. Чаще всего есть бытовые комнаты, в которых можно приготовить. Бывают комнаты отдыха в лучшем случае. Но все крайне спартанское. Женщины обязательно должны ходить в головных уборах. Они должны передвигаться по территории колонии, как правило, в отрядах. Если по пенитенциарному учреждению проходит должностное лицо, то есть служащий колонии, то, как правило, осужденный должен остановиться, прекратить движение и отойти несколько в сторону. Я помню свое первое ощущение, когда я посещала женскую колонию, меня это крайне покоробило. Потому что женщины и так выглядят неудовлетворительно, плюс потупленный взор, смотрят в землю и отходят в сторону, потому что должны пропустить, в соответствии с внутренним распорядком, лиц, которые проходят. Я бы сказала, что с точки зрения уважения человеческого достоинства это не самая приятная ситуация.

Малика Рахманова: По данным организации «Международная тюремная амнистия», на одного заключенного в Таджикистане выделяется всего лишь треть доллара в день. Это самый низкий показатель среди стран региона. Для сравнения - в Киргизии на каждую душу в тюрьмах и исправительных учреждениях в день приходится по одному доллару. В лучшем положении находятся осужденные в Казахстане. Тут государство выделяет по две тысячи на каждого заключенного в год, около пяти с половиной долларов в день. Продолжает Сауле Мектепбаева:

Сауле Мектепбаева: Некоторые эксперты говорят, что потребительская корзина в Таджикистане приравнивается к 300 единицам местной национальной валюты – это 60-70 долларов. И при такой потребительской корзине обеспечить 60-70 долларов одному осужденному на месяц Таджикистан не способен. И именно поэтому он использует амнистию, которая по сути является, насколько я знаю, 12 по счету за время обретения независимости. То есть это скорее всего подтверждает мнение экспертов о том, что амнистия часто является способом выхода из ситуации, когда нет финансов для обеспечения тюрем. Чаще всего амнистия используется по тем же самым причинам, и в Казахстане, и в Кыргызстане, и в остальных центрально-азиатских государствах. Еще одной причиной амнистии является то, что таким образом государственная власть пытается решить проблемы законодательства уголовного, которое слишком криминализировано и в результате этого слишком большое количество осужденных попадают в пенитенциарные учреждения. Так как достаточно сложно менять законодательство и декриминализировать его, то пытаются бороться часто с последствиями, то есть делать амнистии, когда выпускают людей, совершивших менее тяжкие преступления, когда выпускают женщин, другие социально уязвимые группы населения. Правомерно ставить вопрос, почему вообще эти люди оказались в пенитенциарных учреждениях, если их преступления носили характер и если эти люди относились к социально уязвимым группам населения. Следовательно в самом начале необходимо было использовать меры наказания, не связанные с лишением свободы.

Малика Рахманова: Другой причиной объявления столь крупной амнистии в Таджикистане, предполагают эксперты, стала переполненность исправительных учреждений - количество осужденных превышает вместимость пенитенциарных учреждений. Рассказывает Сауле Мектепбаева:

Сауле Мектепбаева: Вот этот объем, который установлен международными стандартами, он чаще всего не выдерживается. Представьте себе, что в одном помещении содержится больше 20 человек. Если это помещение представляет собой квадратуру даже 100 квадратов и вы их поделите на 20 человек, то вы поймете, что квадратных метров на одного человека очень мало. Это проблема того, что эти тюрьмы были построены еще в советский период, в Таджикистане все очень старые, потому что нет ресурсов на новые, модернизированные пенитенциарные учреждения, которые соответствовали бы стандартам. А советские стандарты были далеки от стандартов, которые международное право устанавливало. Поэтому чаще всего амнистии и происходят.

Малика Рахманова: По данным министерства юстиции Таджикистана, более шестидесяти процентов женщин, прошедших через места заключения, через определенное время повторно совершают правонарушения и возвращаются обратно в исправительную колонию.
Руководитель военно-оперативного отдела Управления исправительных дел Министерства юстиции Таджикистана Робия Бекмуродова говорит, что женщины после тюрьмы часто бывают отвергнуты обществом. Поэтому, оставшись наедине со своими материальными и психологическими проблемами, они не находят иного выхода, кроме как снова преступить закон. Бекмурадова убеждена в том, что необходимо приобщать вышедших из мест заключения женщин к какой-то общественной деятельности.
Робия Бекмуродова: Я всегда настаиваю на том, чтобы женщин сразу после выхода на свободу устраивали на работу. Среди них есть образованные женщины, умные. Но из-за сложной жизни на свободе они снова идут на преступление.

Малика Рахманова: Я начала этот рассказ с момента возвращения домой одной из амнистированных женщин. Ее никто не ждал, никто не верил, что она, приговоренная к 17 годам заключения, вернутся намного быстрее. Сама она рассказала Радио Свобода, что задержали ее в аэропорту за попытку перевоза героина, и сотрудники органов относились к ней крайне жестоко.

«Я не знала, что посадят меня. Ну, вот так меня подставили. Мне ничего не обещали. Сына моего попросили, он с ними говорил. Ну, взяли, поехали, но в кулябском аэропорту нас задержали. На таможне так били, обвиняли, что я на самом деле знала, что везу, но не признаюсь. Я говорю - я не знала ни о чем, я еду работать, это все те люди, которые с сыном говорили. А они не верили…
Я зареклась на всю жизнь – умру, но не буду больше этого делать. Избили нас дубинками до синевы. Еще продержали там долго, чтобы синяки отошли».

Малика Рахманова: Как и абсолютное большинство вышедших на свободу, эта женщина сейчас не защищена ни семьей, ни работой. Всего за время независимости Таджикистана правительство провело 8 амнистий. Но получить амнистию тюремную – еще не значит получить амнистию в обществе.
XS
SM
MD
LG