Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Чем может помочь России честное расследование смерти юриста Сергея Магнитского


Ирина Лагунина: «Ассоциация юристов глубоко огорчена смертью Сергея Магнитского…. Мы знаем, что Сергей Магнитский давал показания против ряда сотрудников Министерства внутренних дел о причастности их к мошенничеству, осуществленному в отношении банка HSBC, фонда Hermitage и Российской Федерации. Он также утверждал, что в ответ на это те же сотрудники выдвинули обвинения против него самого … Мы призываем Вас провести полное расследование показаний, сделанных Сергеем Магнитским, в которых он указал на давление, оказываемое на него со стороны следствия с целью принуждения его к оговору самого себя и других. При проведении этого расследования, мы просим Вас обратить особое внимание на связь между вышеуказанными показаниями Сергея Магнитского и его нахождением под стражей».

Это строки из письма, направленного президенту Российской Федерации Медведеву Ассоциацией юристов Англии и Уэльса. Ассоциация включает 138 тысяч британских профессионалов в области права. Еще одна цитата:

«Мы знаем, что Магнитский написал 40-страничную жалобу Генеральному прокурору России Юрию Чайке, в которой описал всю серьезность его заболевания, которое развилось у него в заключении. В жалобе указывалось, что ему в целом ряде случаев было отказано в медицинской помощи, что привело к резкому ухудшению его здоровья. Нам также сообщили, что ответа на эту жалобу не последовало.
Мы хотели бы напомнить вам обязательства, взятые в соответствии с Европейской Конвенцией по правам человека, членом которой является Россия:

Статья 2: Право каждого лица на жизнь охраняется законом.

Статья 3: Никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию».

Далее Ассоциация юристов Великобритании приводит положения Свода принципов ООН «О защите всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в любой форме».
Первый же принцип Свода ООН, принятого в декабре 1988 года, звучит так: «Все лица, подвергнутые задержанию или заключению в какой бы то ни было форме, имеют право на гуманное обращение и уважение достоинства, присущего человеческой личности».

Принцип шестой: Ни одно задержанное или находящееся в заключении лицо не должно подвергаться пыткам или жестоким, бесчеловечным или унижающим достоинство видам обращения или наказания.
Никакие обстоятельства не могут служить оправданием для пыток или других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения или наказания.

Принцип седьмой: Государствам следует запрещать в законодательном порядке любые действия, противоречащие правам и обязанностям, содержащимся в настоящих Принципах, налагать за такие действия соответствующие санкции и проводить беспристрастное расследование по жалобам.

Принцип восьмой:
К задержанным лицам применяется режим, соответствующий их статусу неосужденных лиц.

Я уже не говорю о том, что у задержанного есть право на общение с семьей. Правда, согласно Своду принципов ООН, это право может быть прервано, но только на несколько дней.

Все эти международные обязательства, которые Россия взяла на себя, подписав соответствующие документы Европы и ООН, были явно нарушены в случае с юристом инвестиционного фонда Hermitage Capital Сергеем Магнитским, который умер 16 ноября в СИЗО «Матросской тишины» - по официальной версии, от сердечной недостаточности. В жалобе он писал, что у него калькулезный холецистит, болезнь, которая может привести к неожиданной смерти, если оставлена без врачебной помощи. Сейчас дело против Магницкого закрыто в связи с его смертью. И по словам заместителя главы следственного комитета при МВД России, ни в одной из 100 жалоб, которые адвокаты Магницкого подали за почти год его содержания под стражей, речь о состоянии здоровья и условиях его содержания под стражей не шла.
Как мы уже говорили в предыдущем выпуске программы глава юридической фирмы, в которой работал Сергей Магнитский, Джеймисон Файерстоун разочарован тем, как идет расследование обстоятельств смерти юриста. Вот что он сказал в интервью Радио Свобода.

Джеймисон Файерстоун: В первую очередь, мне кажется, что президент Медведев расследует не то, что надо расследовать, и увольняет не тех людей. В чем состоит проблема дела Магнитского? Речь идет о ни в чем не повинном человеке, которого арестовали сотрудники МВД, зная, что он ни в чем не виновен. Его арестовали сотрудники МВД, которые сами участвовали в краже из кармана собственного государства. И в тюрьме он не страдал от отсутствия помощи или внимания – он страдал от того, что его изо всех сил пытались наказать. Его помещали во все более худшие условия и говорили ему: измени показания. Условно так: вы обвинили офицеров МВД, нам это не нравится, измени показания. И вот когда он отказался, его стали помещать во все более жесткие условия, пока он не умер. С тех пор, как президент Медведев распорядился провести расследование обстоятельств смерти Магнитского, все разговоры сосредоточены на том, что на самом деле послужило причиной его смерти, и на условиях содержания в тюрьме в целом. А те, кто несправедливо поместил его в тюрьму и способствовал тому, чтобы условия его содержания постоянно ухудшались, остались абсолютно безнаказанными.

Ирина Лагунина: Обращусь к информации фонда Hermitage. «Напомним, что в июне 2007 г. учредительные документы трех российских инвестиционных компаний фонда Hermitage были изъяты сотрудниками ГУВД по г. Москве, и вскоре после этого права собственности на данные компании были мошеннически переоформлены на подставную казанскую фирму ООО «Плутон», учредителем которой был и до сих пор является Виктор Маркелов, - читаю я в распространенном заявлении фонда Hermitage. /…/ Кража компаний и последующее хищение 5,4 миллиардов рублей были раскрыты юристом Сергеем Магнитским, который дал свидетельские показания о роли сотрудников МВД в данном преступлении. Спустя месяц Сергей Магнитский был арестован теми же офицерами МВД, против которых он свидетельствовал. /…/ Виктор Маркелов, мастер по приему пиломатериалов ДОЗ-160, был осужден 28 апреля 2009 г. за хищение бюджетных средств Российской Федерации в размере 5,4 миллиарда рублей. Суд приговорил Виктора Маркелова к пяти годам тюремного заключения без выплаты штрафа. В настоящее время Виктор Маркелов отбывает заключение в г. Саратове – городе, где он проживал до приговора суда». То есть, господин Файерстоун, один человек все-таки был осужден за хищение, которое раскрыл Сергей Магницкий.

Джеймисон Файерстоун: Этот человек был предоставлен сотрудниками МВД. Он – партнер тех самых офицеров МВД. Понимаете, все это дело даже сложно себе представить, настолько оно абсурдное. Произошла очень простая вещь. Кто-то придумал, как украсть полмиллиарда долларов из российского бюджета. А для того, чтобы это сделать, им нужно было сначала украсть три компании -«Рилэнд», «Махаон», «Парфенион». Дальше, чтобы заполучить компании, нужно было две вещи: нужны были сотрудники полиции, которые придут в офис и заберут документы компаний и нужен был какой-то человечек, который стал бы новым генеральным директором, чтобы попросить возмещение налогов. МВД предоставило и то, и другое – милицию, которая изъяла документы, и человека, который раньше был осужден за убийство. Он и встал во главе этих трех компаний. А когда Сергей начал поднимать шум, потребовалось найти какого-то козла отпущения. А кто будет этим козлом? Конечно, генеральный директор. Но у этого человека даже нет высшего образования, он ничего не знает о налогах и бизнесе. Трудно даже себе представить, что он мог сделать что-то кроме одного: взять под козырек и сказать «конечно, покажите, что я должен подписать». Кто-то заказал это преступление, и офицеры МВД его выполнили. А этот человек, который сейчас осужден, - он никто и ничто.

Ирина Лагунина: Но Виктор Маркелов сейчас предъявляет претензии к фонду Hermitage – он подал иск о защите чести и достоинства.

Джеймисон Файерстоун: Послушайте, Hermitage сообщил об этом преступлении, когда компании были украдены, за три недели до того, как были украдены деньги из бюджета. Я знаю это, потому что это мы сообщили о преступлении, Сергей о нем сообщил. А после того, как были украдены деньги, мы опять об этом сообщили. Знаете, нас, конечно, можно в чем угодно обвинять, но преступники не сообщают о преступлении до того, как его совершать. Официальная история МВД состоит в том, что Hermitage решил нарушить закон и зарегистрировал свои компании на какого-то бывшего преступника, чтобы потом перевести куда-то деньги и скрыться. Все хорошо, но только не учтены масса небольших деталей. Почему же тогда Hermitage начал бить тревогу о преступлении еще до того, как оно было совершено. Почему все документы, необходимые для совершения преступления, находились в МВД в тот момент, когда преступление было совершено. Мы же не могли перерегистрировать эти компании без документов. А документы до сих пор находятся в милиции. И самое главное – уже доказано, что чуть ли не полмиллиарда долларов ушли из российского бюджета. Так почему никто не ищет эти деньги. Это же ваши деньги, вы платите налоги, как и я, кстати, это из вашего кармана идет, как и из кармана остальных 130 миллионов россиян. Единственные, кто ищет деньги, это сотрудники фонда Hermitage, подавшие иск в Нью-Йорке, чтобы получить доступ к счетам.

Ирина Лагунина: Мать Сергея Магнитского сказала в одном из интервью, что ее сын умер не зря – его смерть спасет жизни других подследственных.

Джеймисон Файерстоун: Если говорить о том, что на самом деле может спасти человеческие жизни, и здесь мать Сергея права, то надо ограничить практику применения предварительного заключения в целом в России. Потому что предварительное заключение – это инструмент, с помощью которого мафия, то есть милиция, может бить по невиновным людям. Они помещают их в невыносимые условия и добиваются тех показаний или признаний, которые им нужны. Так что если вы действительно хотите спасти человеческие жизни, надо менять практику применения предварительного заключения.

Ирина Лагунина: Мы беседовали с главой компании Firestone Duncan Джеймисоном Файерстоуном. Кстати, из всех откликов, которые я получила за последние три месяца, пока рассказывала историю Сергея Магнитского, меня очень образовало одно замечание: Человека поместили в тюрьму до приговора суда. То есть суд еще не решил, виновен он или нет. От себя добавлю – человек невиновен, пока суд не решит обратное.
XS
SM
MD
LG