Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

“Тайный союзник. Русская революция и Германия”




Марина Тимашева: Взглянув на обложку новой книги – Геннадий Соболев, “Тайный союзник. Русская революция и Германия” - я подумала, ну вот, это, наверное, очередная политическая конспирология. Но перелистала – нет, больше похоже на академическое исследование, да и издатель серьезный, Санкт –Петербургский университет. Надеюсь, что жанр книги нам определит историк Илья Смирнов.


Илья Смирнов: 8 ноября 1917 года “Вашингтон Ивнинг Стар” сообщала из России: “Новая власть … провозглашает немедленный мир, что указывает (внимание!) на торжество германских интриг в Петрограде”. Лондонская “Морнинг пост” под заголовком “Революция сделана в Германии” уточнила: к власти пришли “русские евреи немецкого происхождения и на содержании у Германии” (409). Как видите, версия не вчера изобретена, и за сто – без малого – лет довольно много людей в нее поверили, так что у нее появилась собственная история, которая тоже может стать предметом исследования. Почему нет? Мы же с вами обсуждали прекрасную книгу о выдуманных животных http://www.svobodanews.ru/content/transcript/1814641.html. Есть совсем уж близкая по теме “История одного мифа” Савелия Юрьевича Дудакова http://www.ozon.ru/context/detail/id/1468318/. Геннадий Леонтьевич Соболев продолжает эту традицию.
А попутно он вынужден рассказывать, как всё было на самом деле. Начиная с антинемецкой кампании 1914 года, когда вдруг выяснилось, что во всех бедах России виноваты не столько евреи, сколько немцы, “разразившаяся война… превратила прежде умилявшихся всем немецким черносотенцев в наиболее рьяных обличителей “германизма” (72), и такой поворот пропаганды был просто самоубийственным, потому что немецкого происхождения была не только значительная часть элиты – “треть командирских должностей” в гвардии (55) – но и сама императорская династия. Уже на этом – предварительном – этапе отметился журналист и политический авантюрист А.М. Оссендовский (85), впоследствии главный изготовитель “документов” о сотрудничестве большевиков с немецкой разведкой. Правда, поначалу он уличал в шпионаже не революционеров, а наоборот, торговцев и промышленников.
Далее в книге раскрываются реальные взаимоотношения Ленина с Парвусом, прямо скажем, не очень близкие и дружественные (117, 127 189), история пресловутого “запломбированного вагона”, июльский кризис, когда набранный на первой полосе бульварной газеты жирный заголовок “Ленин, Ганецкий и Ко – шпионы!” (269) стал спасительным для Временного правительства (269). Правда, ненадолго. Заключительные разделы – об октябрьских событиях и об обстоятельствах заключения Брестского мира.
Возникают очень любопытные сюжетные ответвления. Например, на что жили революционные партии и конкретные революционеры, когда производить “экспроприации экспроприаторов” было невозможно. Письмо К.Радека В.И. Ленину: “Раз считаем допустимым, чтобы члены партии занимались торговлей, то единственным ограничением можно считать только соблюдение общих правил юридического и морального характера… Ганецкий занимался вообще торговлей не для личной наживы, а для того, чтобы помогать материально партии” (25). Или такая юридическая коллизия. До сих пор можно услышать, что международные обязательства государства выше его законов. То есть, решение, принятое высокопоставленными господами где-то в узком кругу за рюмкой шампанского по 5000 долларов, важнее, даже чем результаты всенародного референдума. В 17-м году именно так мотивировали невозможность выхода России из войны.
К сожалению, в тени осталась идейная составляющая. Для нас, получивших “тоталитарное” образование, всё и так понятно: почему Первая мировая война “империалистическая”, кто такие были “интернационалисты”, “социал-шовинисты”, в нас вдалбливали как таблицу умножения, а нынешнее поколение ЕГЭ, боюсь, совсем в этом не ориентируется. Итак, дано: международное рабочее и социалистическое движение, которое отстаивало единство трудящихся всех национальностей против всех капиталистических правительств. С началом мировой войны те социалисты, которые принимали свои принципы всерьез, не могли оценить ее иначе как несправедливую с обеих сторон: простые люди оплачивают своей кровью коммерческие интересы хозяев жизни. Вспомним, что руководители основных противоборствующих держав еще и состояли друг с другом в родстве. То есть конфликт приобретал характер семейной склоки. Итак, для Ленина или Троцкого, так же как для их немецких товарищей, К. Либкнехта, К. Цеткин, император Вильгельм был таким же врагом как Николай Романов, а рабочие и социалисты любой национальности были свои, соотечественники. Этих взглядов можно не разделять, считать их наивными, идеалистическим, но чтобы правильно понять поведение людей, их нужно учитывать. Если бы христиане принимали всерьез свои основополагающие принципы, они тоже должны были занять антивоенную позицию, во всяком случае, не благословлять убийство единоверцев. Другой вопрос: то, что социалистическая среда, как всякое подполье и полуподполье, изобиловала авантюристами, двойными агентами и провокаторами, чьи похождения каждый раз становятся находкой для конспирологов. Тот же Парвус изначально был уважаемый человек в социал-демократической партии Германии, но потом присвоил – это Вам будет интересно! – авторские гонорары за поставки М.Горького в немецких театрах, очень крупную сумму, “окончательно запутался” (116) и тогда предложил свои услуги властям. Ну, и что? Азеф получал жалованье от царской полиции, но это не значит, что на царскую полицию работала эсеровская партия и лично В.М. Чернов с М.А. Спиридоновой.
И теперь главный вопрос: за 90 лет появились ли какие-то конкретные доказательства, что “революция сделана в Германии” немецкими агентами Лениным и Ко? Вывод из прочитанной книги. Никаких. Вся доказательная база сводится, первое, к фальшивкам, причем грубым. Они украшены печатями несуществующих учреждений и постоянно демонстрируют дар ясновидения: “Циркуляр”, где фигурирует “банкирская контора” в Копенгагене, которая должна открыться только через год (17). Второе – шулерское “прочтение” (в кавычках) реальных источников. Нам сообщают о наличии у Ленина “сберегательной книжки Цюрихского кантонального банка” – “ох, и денег у него, ох, и денег” - но забывают уточнить, во-первых, зачем понадобилась книжка: чтобы внести залог для швейцарской полиции, во-вторых, какая сумма на счете. Пять франков (148). Или ищут тайнопись в торговой переписке Ганецкого. “Карандаши” - ну, конечно, кодовое обозначение чего-то ужасного. На самом деле имелось в виду то, что написано, “до Мировой войны карандаши поступали в Россию главным образом из Германии, а с началом войны их ввоз был официально запрещен”, так что их везли через Скандинавию (304). Еще фирма Ганецкого торговала презервативами (237). Тоже богатый простор для ассоциаций. Что бы этот предмет мог означать с конспирологической точки зрения? Ну, и наконец, цитируются в качестве источников вообще ничем не подтвержденные заявления разных граждан, иногда просто бредовые. Например, один прапорщик из бывших полицейских, поделился, как его завербовали офицеры “Германского Генерального штаба” и тут же по случаю вербовки сообщили ему, прапорщику, все военные тайны о немецкой агентуре по всему миру, как она организована, какие имеет задания, кем возглавляется (244). Естественно, Лениным. Или немецкий политик Э. Бернштейн, личный и политический враг большевиков, вдруг выступил с сенсационным заявлением: есть “сведения из заслуживающих доверия источников”, как Ленин получил 50 миллионов золотых марок. А когда публика потребовала доказательств, знаете, как он вышел из положения? Сказал, что якобы Президент его вызвал и запретил распространяться на эту тему. А то бы он немедленно всё представил и доказал.
Вот такая доказательная база. Фантазия про “революцию, сделанную в Германии” занимает свое законное место рядом с “Протоколами сионских мудрецов” и высадкой инопланетян в Аппалачах. Ясно и то, почему фальшивки продолжают хождение. Потому что есть заказ. Есть современный интерес представить дело таким образом, что революции происходят не по объективным причинам, не оттого, что народу живется тяжело, а правящая элита эгоистична и бездарна, нет, они происходят из-за происков и заговоров, желательно иностранных.
Но вот удивительный факт, которому я не могу найти объяснения. Дочитав книгу почти до конца, до предпоследней страницы, спотыкаюсь о такую фразу: "Признавая сегодня факт финансовой поддержки большевиков Германией и опираясь только на документы, наиболее объективные историки как в России так и на Западе не склонны придавать этому факту решающее для судьбы Русской революции значение" (474). Какой “факт”? Какие “документы”? Вся книга посвящена тому, что факт вымышлен, а документы поддельные. Может быть, имеются в виду взаимоотношения большевиков с Германией после нашей октябрьской революции и до немецкой ноябрьской 18-го года, то есть отношения межгосударственные. Но это, простите, совсем другая тема, кроме того, автор сам же признает, что с востока на запад ценностей переместилось в этот период куда больше, чем с запада на восток (465).
В общем, очередная загадка, но не истории русской революции, а современного книгоиздания.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG