Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Большой террор" глазами ребенка


Страницы дневника Нины Луговской, рассказывающего о Большом терроре

Страницы дневника Нины Луговской, рассказывающего о Большом терроре

В Международном обществе "Мемориал" прошла презентация нового издания дневников, которые вплоть до ареста в 1937 году вела московская школьница Нина Луговская. Дневники были обнаружены несколько лет назад в ее следственном деле. Это уже третье издание книги в России. Первые два были мгновенно раскуплены.

Нина Луговская прожила долгую жизнь, значительная часть которой прошла в колымских лагерях и ссылке. Потом – работа в разных театрах страны в качестве сценографа, занятия живописью… Она и предположить не могла, что где-то в архивах сохранился ее изъятый при обыске дневник. Между тем, это ценное документальное свидетельство эпохи Большого террора.

Говорит Николай Андронов-Шаров, сын подруги Нины Луговской:

- Для меня самым запоминающимся фрагментом дневников является тот, который связан с моей семьей. Это был 1932 год, январь. Тетя Нина пишет, что в дикий холод вышла из дома и завернула к Ире (это моя мама), чтобы вместе отправиться в школу. Но когда пришла к подруге домой, ей сообщили: Ира сегодня в школу не пойдет, потому что ночью её папу (то есть моего деда) забрали в ГПУ.

- Как вы думаете, почему девочка фиксировала это все на бумаге? Почему она не боялась оставлять такой след?

- Маленький человек не мог предполагать, что кто-то так грубо влезет в его дневники и впоследствии истолкует эти записи как преступление против существующих порядков. На самом деле там ведь всё правда – и любовь, и ненависть. Нина пишет, как она не любит Сталина, как она восхищается своим отцом…

К тому времени отец Нины Луговской Сергей Рыбин, бывший член ЦК партии левых эсеров, находился в ссылке.

Историк из МГУ Ярослав Леонтьев рассказывает, как были обнаружены дневники:

- Мы до сих пор не понимаем, почему они уцелели: обычно такого рода вещественные доказательства со временем уничтожались. Тем более что в материалах следственного дела немало цитат из дневника, которые легли в основу обвинительного заключения, предъявленного Нине Луговской. Там и так достаточно много было цитат, наиболее "крамольных", и зачем было следователям НКВД при этом сохранять подлинник, остается большой загадкой. Нина Сергеевна подавала на реабилитацию еще при Хрущеве и была реабилитирована. Реабилитировали и ее сестер. Там же всю семью арестовали: помимо Нины и отца, двух её сестер и маму. Отца расстреляли в Москве, а мать с тремя дочерьми оказались на Колыме… Дневники Нины обнаружились в 2001 году. На них случайно наткнулась при архивных поисках сотрудница "Мемориала" Лия Должанская, просматривая следственные дела, переданные на государственное хранение из московского управления ФСБ. Потом мы начали смотреть вместе, вчитываться в эти дневники. Поскольку я кое-что уже знал об этой семье, то выступил экспертом и рекомендовал дневники к публикации.

Книга "Хочу жить… Из дневника школьницы: 1932-1937" вышла в свет в издательстве "Рипол-Класик".
XS
SM
MD
LG