Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

С Новым вас годом, с новым вас счастьем, если прошлогоднее вас не устраивает.


ДС:- Любая новогодняя ночь под любыми звездами и на любых широтах – это ночь джаза, а значит и «Времени Джаза».
Добро пожаловать на наши частоты, частоты «Свободы». Честь быть вашим провожатым к цифре 12, к новогодней полуночи – выпала на долю вашего ДС. И если в голосе моем в ближайшие минуты образуются трещины и вибрации, уверяю вас, это не от простуды, а от волнения.
С чего начать? Вопрос из трудных!

Oh, No, Babe

ДС: - Oh, No, Babe, «О, нет, бейби!»: композиция, комбо, голос и орган – неутомимого Джимми Смиса. 14 июня 65 года. Кенни Баррел на гитаре и Грейди Тейт – на ударных…
Смис играл на электрическом органе, который был задуман и построен в 35 году Лоренсом Хаммондом. По идее этот дешевый орган должен был заменить дорогостоящие церковные трубочные органы. Но инструмент этот неожиданно отправился на войну вместе с армейскими оркестрами, а затем укоренился в таких жанрах, как блюз, госпел, рок-н-ролл и джаз. Джимми играл на модели Б-3, имеющей 61 клавишный мануал.
Мне довелось зреть и слушать этого невероятного джазмена в Париже, в джазовом клубе им. Лайонела Хемптона, и, не смотря на свой скромный рост, он больше всего напоминал боксера-тяжеловеса, которого не смог бы остановить и лобовой удар железнодорожного локомотива. Но если Джимми Смису приходилось менять рубашки во время концертов, сменим тему: новогодняя ночь позволяет нарушать любые правила.
Мой личный совет: эта ночь - создана для импровизаций!

All Of You

ДС: - All Of You, «Все в тебе», «Мне нравится всё твое, всё в в тебе: то, как ты выглядишь, то, как ты соблазняешь; твои глаза, твои руки, твои губы; твой восток, запад, север и.., и юг… Мне нравится всё в тебе». Коул Портер, конечно. Кто же еще сочинит такое?
Та самая Анни Росс, что из вокального «Трио Лемберт, Хендрикс, Росс», но на этот раз с квартетом Джерри Маллигана. Арт Фармер – труба; Джерри – баритон-саксофон; Билл Кроу – контрабас и Дейв Бейли – ударные. Сентябрь 58 года, Нью-Йорк…
На что похож наш городок на Сене в новогоднюю ночь? Честно говоря, все зависит от года. В год «тощей коровы» (в одной древней книжке, если вы помните, было семь лет тощей и семь лет весьма упитанной коровы), так вот: в год «тощей коровы» парижане с серьезным достатком покидают Лютецию, дабы следить за стрелками часов, ползущих к полночи, где-нибудь в теплых краях: на Сешелах, Бермудах, во Флориде, в крайнем случае в пригороде Парижа-бобо (буржуазной богемы), бобо и нуворишей – в Марокко.
Ну, а уж в год визгливого поросячьего гриппа зажиточных парижан нужно искать на экваторе и ниже….
Об оставшихся в Париже после напоминания:
Вы слушаете «Время Джаза» на всепроникающих, как нейтрино, волнах «Свободы» и с сайта радиостанции svobodanews.ru. У микрофона, увитого золотыми лентами, под скромной савойской елкой, позволивший себе развязать галстук-бабочку, ваш ДС

Ferdinando

ДС: - Ferdinando, квартет единственного кларнетиста би-бопа, оставившего позади Бенни Гудмена, Арти Шо и Вуди Хэрмэна – Бадди де Франко. Кенни Дрю играл на рояле; Милт Хинтон – на контрабасе и Арт Блейки – на ударных. Нормен Грэнц записал этот диск для «Вёрв» весной 53 года….
Вернемся в городок, на гербе которого изображен кораблик или ладья и написано: Fluctuat nec mergitur – «Зыблема, но не потопима». На кораблике этом в каютах на разных этажах празднуют Сан-Сильвестра. Праздник этого святого, бывшего римским папой в 4 веке при императоре Константине, падает как раз на 31 декабря.
Честно говоря, все праздники на этом корабле связаны с самым невероятным обжорством. Сам участвовал и на корме, и в трюме, однажды даже на капитанском мостике, и, скажу честно, это не для слабых. Гусиная печенка с трюфелями, всякие там каплуны, устрицы и лангусты и все это по серьезному протоколу с переменой вин, с неизбежными «еще кусочек» и «еще бокальчик», сыры, пироги, пирожные, кофе, ликеры... И в полночь – «Вдова Клико», «Дом Периньон», «Моэт и Шандон» или, что уж совсем по потолку: золотой как сны, «Кристаль»
Короче, первого января Лютеция похожа на город, над которым рванули небольшую нейтронную бомбу. Улицы и площади пусты, под ногами полуживых одиночек, ищущих дежурную аптеку, хрустит стекло разбитых бутылок и бокалов. Закрыто все, кроме полицейских участков, но кое-где в мансардах продолжается веселье, лениво и со скрипом, как застрявшая на древнем проигрывателе пластинка на 33 оборота.
Здесь, пожалуй, стоит вспомнить, что под джаз танцевали и танцуют…

Heavy Tango

ДС: - Heavy Tango, «Нагруженное, тяжелое Танго» - Ришара Галлиано; он же – аккордеон; Жан Франсуа Дженни-Кларк – контрабас и Даниэль Юмар – ударные.
Вот тут не стоит сомневаться: французский джаз, аккордеон, гитары, иногда скрипки, звучит в новогоднюю ночь на Бастилии, на петляющей улочке de Lappe, где прописаны самые знаменитые танцевальные клубы, «bals musette»… Впрочем, если вы видели «Последнее танго в Париже», вы видели и rue de Lappe.
Уходящий год был не только годом возвращения полноценного формата «Времени Джаза», но и возвращением на наши частоты верных слушателей. Об этом мне легко судить по вашим имейлам. Причем, вместе со старшим поколением возвращалось и молодое. Судите сами. Вот отрывок из письма Игоря Каминского:
«Живу я в далеком северном городе Сургуте. Скоро мне будет 18, а вас слушаю с рождения. Любовь к джазу привил мне папа. Папа говорит, что с дедушкой они слушали самого Коновера. Я его тоже слышал как-то, на диске Бени Картера. Тут у нас в городе есть ребята, которые регулярно слушают ваши передачи, мы с ними частенько обмениваемся мнениями о передачах. А поразила нас большего всего передача о Petrucciani, спасибо вам за нее, она ясно дала понять, что "Каждый человек сам кузнец своего счастья". Хотелось бы еще послушать старую русскую тему - "Очи черные", так как знаю, что она была очень популярна в мире. Ждем с нетерпением новых передач. Игорь, Сургут.»
Вот для вас, Игорь, и для ваших друзей в Сургуте, «Очи черные» в исполнении Джанго Рейнхардта и комбо «Хот Клаб де Франс». Но, сначала напомню тем, кто курсировал между кухней и праздничным столом, кто открывал дверь гостям или просто открывал бутылки: вы слушаете новогодний выпуск «Времени Джаза» на частотах «Свободы» и с сайта радиостанции svobodanews.ru. У микрофона в Париже – ваш ДС.

Les Yeux Noir

ДС: - «Les Yeux Noir», «Очи Черные» в исполнение квинтета «Хот Клаб де Франс»: Юбер Ростан – кларнет; Джанго Рейнхардт – гитара-лидер; Жозеф Рейнхардт – вторая гитара; Тони Ровира – контрабас и Пьер Фуа – ударные. Париж, 13 декабря 40 года.
Я думаю, Игорь, это первая запись сделанная в оккупированном Париже, которая пошла в наш эфир. Мир джаза в конце января будет праздновать столетие со дня рождения великого гитариста Джанго Рейнхардта.
Но, раз уж я коснулся темы джаза в годы оккупации, скажу, что распространенное мнение, что джаз в годы оккупации был запрещен, как «музыка дегенеративная» - не соответствует реальности. К примеру, Алекс Комбель собрал оркестр Jazz de Paris c замечательными солистами: трубачами Эмэ Барелли и Кристианом Белестом, саксофонистами: Максом Бланом, Шарлем Лизе, Юбером Ростаном; пианистами: Полем Коло и Пьером Казенавом. К ним можно присоединить контрабасиста Тони Ровира, и ударника Пьера Фуа. Джазменам, однако, было запрещено играть британские стандарты и песни, а с 42 года – американские. Французские джазмены не только играли в клубах и дансингах, но и выступали по радио: даже на самых, признаемся, коллаборационистских частотах. Причем, не смотря на запреты, французские джазмены играли свинг в эллингтоновском стиле, играли музыку Бени Картера и даже – Глена Миллера.
Я долго искал информацию про джаз в годы оккупации и нашел лишь совсем недавно в новом издании французского «Словаря Джаза», который был выпущен изд-вом «Лафон» в серии «Букан» всего четыре месяца назад.
И еще одна, почти французская на этот раз, тема:

Petite Fleur

ДС: - Petite Fleur, «Маленький цветок», ново-орлеанца Сиднея Бише, который после триумфа на парижском фестивале джаза в 49 году поселился во Франции, и лишь время от времени навещал США.
Стив Уилсон – тенор-саксофон; Роберт Редд –фортепьяно; Чарли Бёрд – лидер квинтета и гитара; Деннис Ирфин – контрабас и Чак Редд, брат Роберта – ударные. Нью-Йорк, сентябрь 99 года…
И вот, на подходе к нашему музыкальному анонсу, отрывок из еще одной французской темы, пожалуй, самой знаменитой:

Nuages

ДС: - «Nuages» – «Облака», Джанго Рейнхардта. Пол Дезмонд – альт-саксофон; Эд Бикерт – гитара; Рон Картер – контрабас и Канни Кей – ударные. Руди ван Гельдер записал этот квартет 24 сентября 74 года.
- Я думаю, что вам пора серьезно готовиться к встрече года с этой странной цифрой: двадцать-тире-десять (20-10)… В отличии от вас, у нас в городке на Сене, еще целых два часа отсрочки и можно размышлять о том, каким же был 2009 и чем нам его, мягко говоря, помянуть… Тут у всех свои варианты.
Крупные фирмы, «Коламбия» и «Сони», отметили пятидесятилетие исторических дисков «Kind of Blue» и «Time Out».
Было отпраздновано столетие Арта Тейтума.
«Время Джаза» было, как и положено, было синхронизировано с джазовым календарем. Мотен, Маллиган, Брубек, Петручиани, Андре Превин, Фреди Хаббард, Клод Болинг, Хок, Хайнз, Гарнер, Кориа, Баррон…. Честно говоря и все остальные, в разном объеме и по-разному проиллюстрированные, появились на нашем сайте в 45 выпусках «Времени Джаза».
Новоорлеанский стиль, буги-вуги и страйд, продюсеры «Блю Ноут», великий мэтр звукозаписи Руди Ван Гельдер – вошли в собрание ежегодных передач для начинающих фанов.
Сама идея «Времени джаза» осталась прежней. Приливы и отливы слушателей – явление закономерное. Образование виртуального невидимого клуба фанов – так же. Вопросы и запросы в окне комментариев на сайте «Свободы» или же в эпистолах вашему ДС, по мере возможностей, обретали плоть, то бишь находили музыкальный ответ на наших частотах.
Вот последний в этом году.
Борис Павлович из Новочеркасска пишет:
- Записей Хокинса я слушал достаточно, но Идрис Салейман для меня - открытие. Про этот винил я не знал, да ведь и нельзя объять необъятное, каковым является джаз. Там же и мой любимый Джей Джей Джонсон. Я вообще люблю тромбонистов, а Крис Барбер - мой кумир. Его Ди-Ви-Ди "As We Like It" - это вообще класс-музыка моей молодости.»
До Криса Барбера (Цирюльника) мы еще доберемся, Борис Павлович… Пока, что вот вам аванс:

Blues for Trombones

ДС: - «Blues for Trombones», «Блюз для тромбонов», тема Джей Джей Джонсона. Джей Джей и Кей Уиндинг – тромбоны; Билли Бауэр – гитара; Чарлз Мингус – контрабас; Кенни «Клук» Кларк – ударные. 24 августа 54 года.
Запись - сделана кем и где? Стоит ли сомневаться? Номер телефона Руди ван Гельдера до сих пор есть в телефонной книге штата Нью-Джерси.
«Blues for Trombones» - для Бориса Павловича из Новочеркасска. Надеюсь, прием был – качественным!
И вот , под завязку, возникает НЕ банальный вопрос. На чем расстаться не на «этой неделе», а в этом году? В последние минуты года? Есть ли у вас, Дмитрий Петрович, в запасе что-нибудь такое-раз-такое…?
Мда… У меня-то есть. Но у всех свои кумиры!
Одним подавай задвинутого Джона Хенди с «Испанской леди», другим Мела Торме в смокинге, цвета фламинго, третьим какого-нибудь простенького Хозана Ямомото с его поющим бамбуком…
А если наугад? Закрыть очи черные и пошарить по электронным сусекам? Ради Святого-то Сильвестра…

La Nevada

ДС: - «La Nevada», вполне по сезону, который, впрочем, тайные силы природы не соблюдают…
«La Nevada» по-испански «Снегопад». Пьеса Гила Эванса, его же и оркестр, 1960 год, «Импульс». Исторический диск Гила Эванса «Out of the Cool».
Что ж, настало время поднять бокалы, рюмки, стаканы, чаши и прочие сосуды различного качества и материала, от хрусталя до алюминия, и -синхронизировать звон и стук -- с ударами курантов.
Будучи парижанином, не могу вам не сообщить, что слово это произошло от французского «бежать, спешить», что и соответствует неразгаданной природе этого вечно, навечно убегающего времени.
С Новым вас годом, с новым вас счастьем, если прошлогоднее вас не устраивает.
Здоровья вам, успеха, а главное – отличного приема на частотах «Свободы» и, уж простите, с сайта svobodanews.ru.
Подпись: ваш ДС и «Вдова Клико»…

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG