Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Прошло 5 месяцев, как рухнуло общежитие. Где теперь живут те, кто в нем жил (Астрахань)


Нурия Исхакова: Они вот так вот разговаривают, как будто мы не достойны лучшей жизни: "Вы жили в общежитии, и хотите получить квартиры?" Вот таким вот образом.

Галина Маркина: Нурия Исхакова — одна их немногих пострадавших при обрушении общежития, кто продолжает бороться за свои права на новое жильё. Ещё в июле, сразу после того как левое крыло здания рассыпалось за считанные минуты, её вместе с другими жителями оставшейся части дома поселили на неопределённый срок в дневной стационар одной из больниц в Астрахани, а некоторых отправили в детский санаторий за пределы города. Сегодня в здравнице уже никого из переселенцев не осталось. Все согласились на квартиры в маневренном фонде. Последнее время в санатории стало невыносимо жить - помещения не отапливались, часто отключали воду и свет. Не меньшие трудности испытывали и те, кто оказался в стационаре. Татьяна Кулагина заметила, что жить в больнице неудобно - комнаты не приспособлены для постоянного проживания, но это, как говорится, полбеды.

Татьяна Кулагина: У нас некоторые работают до половины первого ночи. Закрывают вообще больницу на замки. У нас что, люди через заборы будут перелазить? Уже устраивают до того, что не больница, а тюрьма! Туда не пойди, сюда не пойди, того не приведи. Вот такие у нас условия.

Галина Маркина: Татьяна Кулагина и её муж решили переехать в коммунальную квартиру, которую предложила администрация, в доме - на другом конце города. Дорога на работу для супругов теперь стала в два раза длиннее и дороже. Как говорит женщина: "Доходов никаких — одни расходы". Её бывшая соседка по общежитию, а последние месяцы по палате, Вера Язикова признаётся, что она была просто вынуждена пойти в квартиру маневренного фонда с подселением, поскольку боялась вообще остаться на улице.

Вера Язикова: Такие угрозы тоже были. Не хотите туда — останетесь ни с чем. Это первое. А второе — вообще у нас семья разделена. Мы с сыном здесь — внук родился без нас.

Галина Маркина: Чтобы воссоединиться с семьёй женщина согласилась на вариант с маневренным фондом:

Вера Язикова: И район не устраивает, и то, что это коммуналка, и то, что это временно. Я не знаю, можно мне там занавески повесить или мне через три месяца скажут: "Собирайся, пойдёшь в другое место жить".

Галина Маркина: Последние несколько лет государство постоянно напоминает людям о том, что пора бы уже давно перестать быть иждивенцами и надеяться только на себя. Ну, а если чиновники что-то предложили, то гражданам нужно быть безгранично благодарными за любую помощь. Получается, что потерпевшие из рухнувшего общежития — несознательные и вечно чем-то недовольные люди: и квартиры их коммунальные не устраивают и проезд дорогой. Вот что сказал прокурор Астраханской области Олег Дупак про переселение людей в маневренный фонд.

Олег Бупак: Если были предоставлены квартиры жильцам той части здания, в которой невозможно проживать, то по остальной части было вынесено решение о том, что этот дом подлежит восстановлению. То есть не признан он соответствующей комиссией как подлежащий сносу и относящийся к числу аварийных. А в таких случаях есть только одно решение: грубо говоря, вы сидите дома, к вам приходят и говорят — у вас будет ремонт. Что в таких случаях делается? На время ремонта вам предоставляется квартиры маневренного фонда, в которых вы можете проживать можете не проживать, это уже ваше право. Вот и всё.

Галина Маркина: Но обитатели больницы утверждают, что никакого акта обследования здания и заключения о том, что дом подлежит капитальному ремонту - нет. Говорит Гаини Ишимова:

Гаини Ишимова: Акта обследования причин аварии есть, сколько хочешь и заключения, а акта обследования здания — нет. И они его не хотят. Они его тянут и тянут. А причина в чём? Если они этот акт заключения выдадут, либо о сносе, либо о капитальном ремонте. Если снос, значит по ст.57 Жилищного кодекса — предоставление нового жилья, причём вне очереди. А если капитальный ремонт, то это на какой срок. Подписывая договоры, они должны указать в какой срок сделают капитальный ремонт. Они этого не делают, хотят быстрее заселить всех людей в маневренный фонд, а только потом выдать заключение. Сроки они не оговорят. Снос может быть, но постоянного жилья уже не будут обязаны выдавать, потому, что всех заселили в маневренный фонд. Вот так они и манипулируют людьми.

Галина Маркина: Пострадавшие неоднократно самостоятельно пытались встать в очередь на жильё. Но как рассказали Вера Язикова и Таисия Пищухина, они не входят в категорию малоимущих граждан и по этой причине они не могут быть поставлены на учёт.

Вера Язикова: Чтобы нас поставили на очередь, я должна ещё доказать, что я малоимущая, а если у меня пенсия 5 тысяч рублей, то я таковой не являюсь.

Таисия Пищухина: Даже кто-то если не на пенсии, то они отвечают — если есть машина, то даже не подходите и не собирайте документы. Я вот этого не могу понять — при чем здесь очередь на квартиру и машина.

Вера Язикова: С того момента как это всё случилось, ни одного ещё человека не поставили на очередь.

Галина Маркина: Сегодня около 20 человек по-прежнему остаются в больнице. Они не соглашаются переехать в квартиры маневренного фонда. Сейчас их перевели из дневного стационара в здание урологии. Именно там они готовятся встретить Новый год.
XS
SM
MD
LG