Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Эхо пермской трагедии (Великий Новгород)


- Ольга Николаевна, здравствуйте! Это вас Светлана Александровна беспокоит. У меня для вас принеприятнейшее известие. Нас опечатали. Нашли какие-то вдруг внезапно недочеты. Поэтому тренировок не будет на 3 месяца. Вы не расстраивайтесь. Я вам обязательно перезвоню, что, где и как. Всего доброго! Привет Сашеньке.

Светлана Жохова: С такого звонка началось раннее субботнее утро тех, кто занимался в новгородском городском Дворце культуры, то есть около 1500 человек. Преподаватели обзванивали своих воспитанников, чтобы предупредить их об отмене занятий. Любовь Мастобаева пришла сюда вместе с детьми в привычное время.

Любовь Мастобаева: У меня бальными танцами старшая дочь должна была заниматься. Младшая то же самое. Школьные занятия отменились. Деньги заплачены. Ребенок больше никуда не ходит. Мы здесь рядом живем. Куда нам? Самое удобное… Если папа работает круглыми сутками. Детей я могу привести только сюда. Тем более, новогодние праздники, длинные каникулы. Общаться же надо. Не все время одному сидеть. Педагогам тоже тяжело. Приходят налегке, а уходить?..

Светлана Жохова: В пятницу вечером, 18 декабря, городской суд принял решение о приостановлении деятельности Дворца культуры на 90 дней. В субботу к 12 часам дня здание было освобождено от людей и полностью опечатано.

- До свидания! Жить не на что. Пенсионеров выгнали.

Светлана Жохова: Официальная версия - отсутствие пожарной сигнализации. Ситуацию комментирует Евгений Калинин, старший судебный пристав Великого Новгорода.

Евгений Калинин: В соответствии со статьей 3212 Кодекса об административных правонарушениях данное постановление подлежит немедленному исполнению судебным приставом-исполнителем. Поэтому действия проводятся в выходной день. Понимаю, что это сложно. У моих сотрудников тоже есть и билеты сюда на елки, тем не менее, закон есть закон. Мы обязаны выполнять то, что суд вынес своим решением. После злополучного события в Перми, это в первую очередь, но не в последнюю.

Светлана Жохова: Одно из крупнейших учреждений культуры города закрыто в самый "горячий" период деятельности. Около 2000 билетов на новогодние программы уже раскуплены. Говорит Анна Коршунова, директор детского развивающего центра "Дара".

Анна Коршунова: 20 числа здесь должны пройти детские елки. С нашего центра сюда должны прийти примерно более 300 детей. Мне вчера в 9 вечера сообщили о том, что здание опечатано. Я не имею возможности даже сообщить родителям и детям о том, что отменяются представления. Я считаю, что такие решения должны доводиться до нас, до руководителей заблаговременно, чтобы мы смогли спасти ситуацию.

Светлана Жохова: При устранении причины претензий деятельность ГДК может быть возобновлена ранее обозначенного срока. Любовь Шестакова, директор городского Дворца культуры, считает, что за 3 месяца устранить неисправности невозможно.

Любовь Шестакова: Произошло то, что должно было произойти, потому что на протяжении многих лет условия пожарной безопасности, конечно, не соответствуют нормам. Три года я хожу в суд. На протяжении многих лет плачу штрафы, обращаюсь к учредителю. Каждый год мы тратим около полумиллиона!

Светлана Жохова: Всего во дворце было 76 творческих коллективов, которые предлагали разные виды досуга - театры, танцы, рисование, вокал, плетение из бересты, развивающие студии для малышей, курсы кройки и шитья, и многие другие. Занимались в них более 1500 детей и взрослых: дошкольники, школьники, студенты, взрослые, пенсионеры. Услуги также предоставлялись глухим, слабослышащим людям и инвалидам-колясочникам. Надежда Назарова, режиссёр театра неслышащего актёра "Жест", объясняет.

Надежда Назарова: Есть дети, которые с особенностями развития, со всего города собираются. Их привозят родители. Ребята на колясках – это долгие сборы, обязательно должен быть транспорт, который их привозит. Конечно же, маленькие дети очень быстро забывают то, что с ними репетируешь. Если нас закроют на три месяца, то через три месяца можно делать все с самого начала. Я не очень представляю, где бы мы могли еще заниматься. Потому что здесь семь колясок, которые мы выносим на сцену во время репетиций.

Светлана Жохова: Персонал и некоторые преподаватели ГДК остались без работы. Лидия Жмурина много лет проработала здесь гардеробщицей.

Лидия Жмурина: Пенсионер. Осталась без работы. Пенсия у меня 3 тысячи. Все! Ликвидировали последний заработок.

Светлана Жохова: Иван Егоров, руководитель Театра юного зрителя, считает, что особое беспокойство вызывает возможность потерять свои коллективы, деятельность которых не прерывалась на протяжении многих десятилетий.

Иван Егоров: Жалко тех людей, которые здесь годами работали. Это их второй дом. За три месяца у кого-то может что-то перегореть, остыть. Театр нельзя держать без работы.

Светлана Жохова: По словам председателя Комитета культуры и молодежной политики администрации города Ольги Поповой, можно рассчитывать и на помощь властей.

Ольга Попова: Проблема с городским дворцом – это не наша собственность. Мы все время обращаемся и в федерацию профсоюзов, чтобы нам передали дворец в собственность или продали, скажем, по не очень высокой цене. К сожалению большому, не можем выделять деньги, потому что это не наша собственность. Есть такой закон. Мы на настоящий момент приостанавливаем деятельность огромнейшего комплекса. Понятно, это социальная проблема, которую городская администрация, естественно, будет решать.

Светлана Жохова: На данный момент большая часть новогодних мероприятий ГДК перенесена на площадки центра "Диалог". Детские ёлки пройдут с изменением во времени, но, по возможности, в полном объёме. Несколько школ города и другие учреждения уже согласились предоставить свои площадки, чтобы разместить часть коллектива на их территории.
XS
SM
MD
LG