Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Иран: революция возможна?


Иранская оппозиция на улицах Тегерана

Иранская оппозиция на улицах Тегерана

В минувшее воскресенье в Иране произошли крупные столкновения между полицией и сторонниками оппозиции. О жертвах событий в Иране поступают противоречивые сообщения. По некоторым данным, погибли не менее восьми человек. В оппозиции утверждают, что во время беспорядков лишился жизни 35-летний племянник лидера оппозиции Мир-Хосейна Мусави, сообщает "Интерфакс". Всего иранская полиция задержала около 300 человек в ходе манифестаций и уличных беспорядков в Тегеране.

Иранские власти также задержали в понедельник несколько видных сторонников бывшего президента Мохаммада
Хатами и лидера оппозиции Мир-Хосейна Мусави. По данным оппозиции, полицейские задержали бывшего министра Мортезу
Хаджи, возглавлявшего фонд, учрежденный Хатами. Также задержан заместитель Хаджи в этом фонде, Хасан Расули. Кроме того, стражи порядка задержали трех советников Мусави.

США осуждают подавление иранскими властями участников демонстрации оппозиции, говорится в распространенном в воскресенье специальном заявлении пресс-секретаря совета национальной безопасности США Майка Хаммера.Канцлер ФРГ Ангела Меркель также
раскритиковала действия иранской полиции при подавлении антиправительственных акций протеста.

Могут ли события в Иране развиваться по революционному сценарию? Об этом в программе "Грани времени" Владимира Кара-Мурзы говорим с политологами Георгием Мирским и Андреем Пионтковским.

Владимир Кара-Мурза: В минувшие выходные сторонники лидера оппозиции Ирана Мир-Хосейна Мусави решили использовать религиозную дату день Ашура как повод для очередного недовольства правительством президента страны Ахмадинежада. Тысячи сторонников оппозиции вышли на улицы Тегерана, Исфахане и Тибриза. В Тегеран были стянуты сотни полицейских и сотрудников службы безопасности. Для разгона демонстраций, как заявили правительственные источники, полиция применила слезоточивый газ и спецсредства, однако оппозиционные сайты заявили, что полицейские и Басиджи стреляли на поражение. В результате разгона демонстраций погибли по меньшей мере 7 человек, по официальным данным, и 15 по версии оппозиционеров, в том числе и племянник лидера иранской оппозиции. После этого тело Али Мусави, племянника Мир-Хосейна Мусави, погибшего в воскресенье в ходе разгона демонстрации, пропало из морга, об этом заявил брат погибшего Реза Мусави. По его словам, ответственность за случившееся никто не взял. Сегодня должны были состояться похороны Али Мусави, по словам Резы Мусави, погребение погибшего будет произведено, как только найдется тело. Напряжение в стране возросло после смерти влиятельного диссидента великого аятоллы Хосейна Али Монтазери, который скончался на прошлой неделе в возрасте 87 лет. О том, могут ли события в Иране развиваться по революционному сценарию, мы говорим с Георгием Мирским, главным научным сотрудником Института мировой экономики и международных отношений Российской академии наук и Андреем Пионтковским, ведущим научным сотрудником Института системного анализа Российской академии наук. Стали ли вас неожиданностью события в Тегеране?

Георгий Мирский: Нет никакой неожиданности. Дело в том, что точку отсчета нужно считать 12 июня - выборы президента. После того, как стало ясно, что выборы подтасованы, более того, когда стало ясно, что великий аятолла Хаменеи, духовный лидер исламской революции, еще не дожидаясь результатов работы комиссии, объявил, что все в порядке, Ахмадинежад выбран законно, уже стало ясно, что какая-то трещина появляется в системе. Дело в том, что они сами себя перехитрили, и как писал английский журнал "Экономист", это было сочетание глупости и нанесенного самим себе вреда. Если бы они не нарисовали такой большой процент голосов, поданных за него, то все было бы в порядке. Но знаете, иногда для перестраховки бывает, как у нас на последних выборах в Москве, и так бы победила "Единая Россия", но нужно было на всякий случай еще больше пририсовать. Так и там получилось. Ахмадинежад победил бы в любом случае, потому что за него беднота и городская, и деревенская. Но когда объявили о том, что, например, один из кандидатов Каруби, который получил на выборах 2005 года пять миллионов голосов, тут вдруг получил триста тысяч и даже проиграл в своем собственном городе, то всем стало ясно, что это липа. В результате чуть ли не половина населения уже разочаровалась не только в Ахмадинежаде, но и в лидере исламской революции. И потом их разогнали, все вроде бы успокоилось.
Но нужно знать, кто такие шииты. Шииты отличаются от суннитов именно тем, что они не терпят никакой несправедливости и у них считается правилом выступать против неправедной, неэффективной власти. Вот именно так произошло 30 тому назад, когда была революция, открыли огонь сначала один раз, через сорок дней в десять раз больше людей пришло, открыли еще огонь, пошло, пошло, и в конце концов солдаты отказались стрелять, исламская революция победила. Сейчас, конечно, этого не будет, потому что тогда было совершенно ясно, что есть один полюс и другой, есть воплощенное добро - это великий аятолла Хомейни, вождь революции - это для них Ленин и Сталин в одном лице, а с другой стороны воплощенное зло – это шах. Вот сейчас такого нет, как бы они ни ненавидели, ни презирали Ахмадинежада, Хоменеи, но такого все-таки нет. И тогда, кроме того, проблема была какая: Хомейни провозгласил именно революцию во имя ислама. Здесь все это смазано. К тому же ядерная программа придерживается. Так что не так все просто.
Но главное вот что, что помимо того, что шииты – это люди, для которых бунт – дело правое и против нечестивой, неправедной власти нужно выступать, не стесняясь, несмотря ни на что, кроме того надо иметь в виду, что иранское общество значительно изменилось. И сейчас большая часть населения - это уже люди, родившиеся после революции, для них это все что-то отдаленное и не столь актуальное и не столь важное. Иранский народ, вопреки мнению многих, это народ достаточно развитый, интеллигенция очень образованная и, кроме того, там нет тоталитарной власти в настоящем смысле этого слова. Там в какой-то степени свобода прессы, свобода высказываний. Несколько лет назад я там был и удивился, когда услышал, что простые люди при мне просто в разговорах почем зря ругают власть. Так что это не тоталитарный режим.
И более того, много было сделано за последнее десятилетие именно для того, чтобы как-то ознакомить людей с тем, что творится в мире, вопреки властям. Появился интернет, появились "тарелки", появилась возможность ознакомиться с тем, что есть. И система вот эта, она для наиболее продвинутой, образованной части населения, для студенчества, для молодежи, для интеллигенции, для значительной части среднего класса, она уже изжила себя, уже она им надоела, они ее презирают, они хотят чего-то другого, они хотят свободы в полном смысле этого слова. И вот тут и получиласьэта конфронтация.
Так же совпало, что похоронили Монтазери, человека, который, кстати сказать, 20 лет тому назад должен был по всеобщему мнению стать духовным лидером революции, но его обошли, разные маневры были, интриги и так далее и Хоменеи стал. А этот человек был в тени, его даже под домашним арестом держали. И вот он умер, а тут еще совпал праздник Ашура, когда люди идут и бьют себя, режут ножами, бьют цепями в ознаменование того, что 1400 лет назад был зверски убит, разрублен на куски имам Хуссейн, внук пророка Мухаммеда. И вот люди каждый год во время праздника Ашура наносят себе раны, чтобы как бы почувствовать, что испытывал этот мученик. И все это вместе совпало.
И когда власти ответили сначала просто слезоточивыми газами, дубинками и так далее, люди пострадали, пошло и пошло. Вот чем дело. Поэтому ничего неожиданного нет, надо знать шиитов и надо знать, что иранский народ, по крайней мере, его передовая часть – это очень продвинутая, свободолюбивая и образованная часть.

Владимир Кара-Мурза: Связываете ли вы нынешнее обострение ситуации в Тегеране с июньскими выборами?

Андрей Пионтковский: Безусловно, это продолжение тех демонстраций, того протеста, который был вызван фальсификацией выборов. И не первый раз после июня оппозиция показывает, что у нее есть определенный свой достаточно серьезный уровень поддержки, прежде всего в столице, в крупных городах. И как Георгий Ильич подчеркнул, среди наиболее продвинутой части населении, молодежи, студенчества, интеллигенции, среднего класса, женщины играют очень активную роль. С чего начинают исламские фундаменталисты, придя к власти демократическим, любым другим путем? С введения шариата, с порабощения женщин, для начала заставить ходить в мешке, а если удастся реализовать свою радикальную программу, то довести до полного социального и прежде всего сексуального порабощения. Это идея-фикс исламских фундаменталистов, это особая тема, на которую можно было бы долго рассуждать. Так вот, иранская женщина это отвергает, тем более молодые, образованные женщины.
И вообще, конечно, режим не падет завтра, но он, бесспорно, вступил в стадию своего угасания. Исламская революция произошла 30 лет назад. Все авторитарные режимы проходят через какие-то закономерные стадии своей эволюции, некий такой исходный системообразующий миф, время бури и натиска, решения каких-то задач. Ведь революция происходит, не просто какие-то злые люди приходят, захватили власть, а как реакция на очень серьезные проблемы, на диктатуру шаху, на его неудавшуюся "белую" модернизацию. Но время проходит и обнаруживается, что этот режим не может решать ту же задачу модернизации, которая стоит перед иранским обществом и отвечать на вызовы современности.
И самым верным симптомом, показывающим угасание любого режима - это отход от него элиты режима. Ведь посмотрите, кто вожди этого оппозиционного движения – это в основном те же клерикальные фигуры, герои исламской революции, Монтазари действительно, который был духовным знаменем, он был одним из отцов-основателей революции, фигурой гораздо более крупной и популярной, чем являющийся сегодня великим аяталлой Хоменеи. Поэтому вектор движения иранского общества определился достаточно четко, на мой взгляд.

Владимир Кара-Мурза: Гейдар Джемаль, председатель Исламского комитета России, наблюдает сложный клубок противоречий.

Гейдар Джемаль: Там может быть развязывние гражданской войны, вряд ли оно будет носить антиисламский характер, я думаю, будет носить антиклерикальный характер. Там как минимум четыре крупных группировки: жестко консервативное духовенство, там есть военная элита, которая является не союзником, но попутчиком консервативной части духовенства. И там есть либеральные городские средние классы. И плюс к тому там есть широкие слои низов, и эти низы могут быть скорее всего кооптированы военно-силовой частью. Если не будет внешнего вмешательства, гражданскую войну выиграет Ахмадинежад, который может при этом осуществить и антиклерикальный переворот. Но если будет вмешательство, то тогда это будет носить непредсказуемый характер. В любом случае это коснется России.

Полностью текст программы "Грани времени" появятся на сайте в ближайшее время.



Показать комментарии

XS
SM
MD
LG