Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Путин показал, кто в доме хозяин


Премьер-министр Владимир Путин

Премьер-министр Владимир Путин

Премьер-министр России Владимир Путин заявил о том, что Москва готова передавать Соединенным Штатам сведения о своих наступательных вооружениях в обмен на информацию о планах Вашингтона в сфере противоракетной обороны. При этом Россия планирует развивать ударные наступательные системы для сохранения стратегического баланса с США.

Разъяснить эти заявления в контексте затянувшихся российско-американских переговоров о новом договоре об ограничении стратегических наступательных вооружений Радио Свобода попросило директора Института США и Канады Сергея Рогова.

- Внешняя политика в Российской Федерации, согласно Конституции, это прерогатива президента. По каким причинам премьер-министр делает заявление по таким вопросам, как планирование внешнеполитической стратегии?

- Президент принимает ключевые решения, но очень многие вопросы внешней политики решаются на уровне правительства. Собственно говоря, так было всегда.

- Но трудно представить, чтобы в бытность Владимира Путина президентом Фрадков или Зубков делали бы подобные заявления.

- На самом деле, делали, хотя, в отличие от Путина, его предшественники на посту премьер-министра имели куда меньший опыт в вопросах военной и внешней политики. Заявление Путина во Владивостоке - это разъяснение некоторых аспектов переговорной позиции России на женевских консультациях по поводу заключения нового договора о сокращении стратегических наступательных вооружений.

- Можно ли предположить, о чем идет речь, когда Путин говорит о развитии ударных наступательных систем?

- Конечно. С 1972 года, когда начался процесс советско-американского контроля над стратегическими вооружениями, была признана взаимозависимость стратегических наступательных и стратегических оборонительных вооружений. Если будет создана стратегическая противоракетная оборона, то страна, которая нанесет упреждающий удар, может с помощью ПРО защититься от резко ослабленного ответного удара. Мы с американцами подписали соглашение об ограничении стратегических вооружений СНВ-1, где речь шла о наступательных вооружениях, и одновременно договор по ПРО. И вот эта зависимость была юридически зафиксирована до 2002 года, когда Соединенные Штаты в одностороннем порядке вышли из договора по ПРО. Но наша страна настаивает на признании увязки между стратегической обороной и стратегическим наступлением. Обама на встрече с Медведевым в Лондоне согласился с этой формулой, но как конкретно ее вписать в текст договора, тут существуют определенные разногласия. Не исключено, что России и США в следующем году надо будет договориться о сотрудничестве в сфере противоракетной обороны, и это в какой-то степени будет компенсировать отсутствие договора по ПРО. Потому что если мы сотрудничаем с американцами, то мы сотрудничаем в создании ПРО, которая будет направлена не против нас, а против ракет средней дальности, которые Россия и США давно уничтожили согласно договору о СНВ. Но они есть у десятка стран, многие из которых являются нашими соседями. Здесь возможна договоренность о параметрах противоракетной обороны. Но в рамках нового договора по СНВ, конечно, такие конкретные параметры вряд ли удастся установить. Мы добиваемся, чтобы сам принцип увязки был включен в текст договора. Администрация Джорджа Буша-младшего объявила целью создание стратегической ПРО. Обама не разделяет этого подхода, но, тем не менее, американцы продолжают работу в этой сфере. В рамках модели взаимного ядерного сдерживания, которая существует между нашими странами уже сорок лет, наращиваемая одной страной противоракетная оборона неизбежно будет подталкивать другую в сторону наращивания своих наступательных сил, чтобы преодолеть ПРО.

- Вы ожидаете какой-то реакции Соединенных Штатов на эти заявления Путина?

- Не удалось подписать новый договор до 5 декабря, когда истек срок договора по СНВ-1. С точки зрения правовой, возник вакуум. В начале нового года будут предприняты попытки все-таки добиться компромисса и подписать новый договор. Сегодня американцы не занимаются модернизацией своих стратегических наступательных вооружений. Планы Соединенных Штатов предусматривают создание новых межконтинентальных баллистических ракет, тяжелых бомбардировщиков, других вооружений только в конце следующего десятилетия. У России истекает срок жизни большинства стратегических вооружений, которые были созданы в советское время. Мы ведем испытания и ведем производство новых ракет. И отсюда положения, касающиеся проверки, верификации, приобрели односторонний характер. Скажем, мы на заводе Воткинском производим новые ракеты, а американский завод по производству подобных ракет был закрыт еще в 1995 году. Мы испытывали новые ракеты, и американцы заинтересованы в получении телеметрических данных. Путин в своем заявлении во Владивостоке дал понять, каким образом можно восстановить доверие. Если американцы согласятся предоставлять нам телеметрические данные о своих ракетах-перехватчиках, то тогда и Россия может согласиться на то, чтобы предоставлять Соединенным Штатам телеметрические данные о своих новых ракетах наступательного типа. Предлагается размен. И это предложение может дать конкретные результаты в будущем году.

Не все эксперты уверены в искренности России на переговорах с США. Обозреватель "Еженедельного журнала", известный военный аналитик Александр Гольц видит внутриполитическую составляющую в заявлениях Владимира Путина. Эксперт считает, что Москва может быть заинтересована в затягивании или срыве переговоров по договору СНВ-2.

- О чем конкретно, о каких системах вооружения может идти речь?

- Прежде всего, о новой ракете "Булава" и о том, что называется РС-24 - это практически тот же "Тополь-М", только с разделяющейся головной частью. Под наступательными стратегическими вооружениями в России понимают только исключительно ядерное оружие.

- "Булаву" российские конструкторы испытывают, насколько известно, не очень удачно. Значит, речь идет даже, видимо, не о среднесрочной перспективе.

- Говорится, например, о создании новой тяжелой ракеты для российских стратегических сил. И хотя командующий ракетными войсками стратегического назначения сказал, что мы уже к 2016 году будем иметь такую ракету, предположить это довольно-таки сложно, поскольку до сих пор ничего о создании такой ракеты не говорилось. Планов, как водится, громадье. Что из этого получится, никто не знает.

- Однако это хорошая карта на переговорах по вопросу о заключении нового договора о стратегических наступательных вооружениях?

- На самом деле, весьма странная. Американцы имеют серьезное преимущество по носителям. Они отлично знают возможности российской промышленности. Более или менее очевидно, что этот разрыв, а, стало быть, и военное превосходство Соединенных Штатов сохранится в довольно длительной перспективе. Не секрет, что российский ядерный потенциал несколько старше американского, и нам приходиться в целях безопасности снимать с боевого дежурства значительное количество ракет.

- Владимир Путин рассматривает пункт о развитии ударных наступательных систем, как своего рода ответ на американские планы по созданию всеобъемлющей системы противоракетной обороны. Что это, история соревнования брони и снаряда?

- Это чисто политическая история. Ни сейчас, ни в отдаленной перспективе американская стратегическая ПРО не может угрожать российскому стратегическому потенциалу. На сегодняшний день американцами развернуто около 50 противоракет, которые могут (многие эксперты в этом высказывают большие сомнения) перехватить 5-10 боеголовок. У России будет свыше полутора тысяч ядерных боеголовок. Так что речь идет о политической игре. Россия заинтересована в том, чтобы затянуть переговоры по СНВ. Сколь долго длятся эти переговоры, столь долго Москва может демонстрировать, что она встала с колен и является единственным серьезным оппонентом США. Кстати говоря, Владимир Владимирович не оставил никаких сомнений, что он является последовательным сторонником ядерного сдерживания США. Мол, как только будет нарушен стратегический баланс, американцы начнут вести себя агрессивно, в том числе и в экономической сфере. Идет отсылка к так называемой концепции расширенного сдерживания, когда предполагалось, что ядерный паритет позволяет России решать вопросы в других, совершенно не имеющих никакого отношения к ядерной сфере областях. Идет игра, и Россия настойчиво выпячивает взаимосвязь между противоракетной обороной и стратегическими наступательными вооружениями на первое место. Российские генералы настойчиво твердят о том, что договор СНВ-1 обернулся явной несправедливостью в отношении России. Американцы наступательные вооружения не развивают, а мы создаем новые ракеты. Мы хорошо знаем, как летают американские "Трайденты" и "Минитмены". Ничего нового в этом знании американцы нам дать не могут. В то же время американцам, по понятным причинам, очень интересно, как летают РС-24 или ракета "Булава". Взамен Россия устами Владимира Путина потребовала телеметрии по противоракетам. Пожалуй, самое важное, что следует из слов премьера - он вознамерился всерьез затруднить переговоры по СНВ. Как мы хорошо знаем, стороны приняли решение не давать никакой информации о переговорах. Как бы жестко ни складывались там обстоятельства, начав переговоры в октябре, они выполняли это условие. И вот теперь, когда вроде бы переговоры вышли на завершающую фазу, премьер Российской Федерации делает такую сенсационную утечку.

- А зачем?

- Я думаю, что Владимир Владимирович Путин показывает, кто в российском доме хозяин.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG