Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Лукашенко вспомнил сына Колю


Президент Лукашенко и его сын Коля.

Президент Лукашенко и его сын Коля.

Сегодня президент Белоруссии Александр Лукашенко на большой пресс-конференции в Минске подвел итоги уходящего года. О том, чем на этом мероприятии отметился лидер страны, рассказал обозреватель белорусской службы Радио Свобода Юрий Дракохруст.

- Александр Лукашенко известный мастер политического разговорного жанра. Общение постсоветских лидеров с народом в том или ином формате становится делом обычным. Есть какая-то особенность у формата, который выбрал для себя Александр Лукашенко?

- Некоторое время назад Дмитрий Медведев провел пресс-конференцию для белорусских журналистов, представлявших как официальные СМИ, так и негосударственные. Здесь была некая попытка дать ответ Москве. Пресс-конференция была в прямом эфире. Было приглашено несколько независимых СМИ, не самые радикальные. Лукашенко подчеркивал, что вот, видите, мы с разными людьми говорим. Что касается России, то как отдельная тема она на этой пресс-конференции не присутствовала, но Лукашенко все время как бы возвращался к разным аспектам двусторонних отношений, в том числе и к российскому опыту. Например, когда зашла речь о приватизации, он сказал: как я буду проводить приватизацию? Вы же видите, что у нас на востоке образовался олигархический класс, а народ там всем по фигу. Когда его спросили, каковы главные уроки 2009 года, он глубоко задумался и сказал: "Я думаю, во внешней политике - это то, что мы все-таки долго летели как бы на одном крыле. У нас был сильный крен на Восток, но в этом году мы как-то постарались это сбалансировать".

- Лукашенко - это президент в атаке, президент-победитель после 15 лет пребывания у власти? Или это президент в глубокой обороне?

- В целом тональность пресс-конференции, несмотря на то, что до выборов еще более года, выглядела как предвыборное выступление, смысл которого сводился к тому, что мы победили кризис, мы защитили наш народ. И все это благодаря избранной нами модели. А на прямой вопрос, что спасло белорусов от кризиса, ответил - воля! Понятно, чья. Сказать, что он был в том же драйве, что и в лучшие свои времена, нельзя, такого впечатления не сложилось. Журналисты бизнес-изданий спросили, что, может быть, стоит провести реформы, например, приватизацию? Ответ был таким: проведем, но за большие деньги. Я, мол, ведь делаю то, что хочет белорусский народ. Если народ захочет обвальную приватизацию - не вопрос, за мной не заржавеет. А пока не хочет - извиняйте, буду делать то, что делаю.

- А человеческая окраска была на пресс-конференции? Что-нибудь звучало про сына Колю или белорусскую сборную по хоккею?

- Про сына Колю звучало. Когда речь зашла о белорусском языке. О том, что надо принять меры для того, чтобы он развивался, поскольку находится в загоне. Ответ Лукашенко состоял из двух частей. В первой части звучала мысль, что русский язык - это святое для белорусов. А с другой стороны, заметил президент, вы знаете, моего Колю никто белорусскому не учит, а он белорусские книжки читает, белорусские песни поет. Я это одобряю. И подвел черту: давайте не будем трогать этот вопрос, будем действовать осторожно и постепенно, чтобы наш народ этот язык освоил.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG