Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Европе не доверяют, но ждут от нее многого. России доверяют, но ничего от нее не ждут: отношение сербов к прошлому и будущему годам


Ирина Лагунина: Неумолимо приближается Новый Год. А поскольку это - время подводить итоги, то и мы не будем нарушать этой традиции. 2009-й прошел в Сербии под знаком России. Сначала – в первые же дни этого года - Москва отключила Восточной Европе газ, что затронуло и Сербию, затем купила сербскую нефтяную компанию НИС, ну а осенью Белград посетил российский президент. Что вынесли сербы из этого года? Рассказывает наш корреспондент в Белграде Айя Куге.

Айя Куге: Сербия провела год с переменчивым успехом. С одной стороны, вопреки изначальным прогнозам властей, что мировой кризис страну не коснется, он все-таки ударил по сербской экономике. Денег в государственной казне не хватает, иностранные инвестиции иссякли, началось сокращение рабочих мест. С другой стороны – 2009-й заканчивается с конкретным шагами Сербии в направлении Европейского союза, с надеждами, что в новом году страна станет кандидатом в члены ЕС.
Но как ситуацию в стране оценивают граждане Сербии? Наш собеседник – директор крупнейшего на Балканах агентства по исследованию общественного мнения «Стратеджик маркетинг» Срджан Богосавлевич.
Что в этом году было самым главным для граждан Сербии, какие события они определили как основные, влияющие на их жизнь?

Срджан Богосавлевич: Очевидно, что самой важной для граждан Сербии является тема нехватки рабочих мест - даже намного важнее темы уровня жизни. Зарплаты в Сербии относительно низкие, а цены высокие. В магазинах можно купить всё, но денег не хватает. Поэтому у людей присутствует чувство разочарования, что их ожидания не оправдались. Ведь наши граждане не сравнивают свою сегодняшнюю жизнь с той, какой она была в девяностых годах, а сравнивают с тем, как они хотели бы жить. А когда нет работы хоть для одного члена семьи, это превращается в проблему целой семьи. Поэтому две трети населения вопрос работы ставят в число трех самых важных, причем даже в случае, если опрашиваемый сам работу имеет.
На втором месте по важности – уровень жизни, но эта тема волнует людей намного меньше. Порой её даже опережает проблема коррупции. Кстати, коррупцией у нас люди больше всего озабочены не потому, что в какой-то момент столкнулись с этой проблемой лично, а тогда, когда начинается какая-то кампания, когда тему поднимает либо кто-то из политических партий, либо президент страны.

Айя Куге: Порой кажется, что для руководства страны одной из главных тем остаётся вопрос независимости Косово. Огромные дипломатические усилия прикладываются, чтобы доказать, что косовские албанцы не имеют право отнимать часть территории Сербии. Но одновременно складывается впечатление, что сербы как-то устали от темы Косово.

Срджан Богосавлевич: Любопытно, что тема Косово уже не вызывает большого интереса. Кстати, она так и так была на первом месте в Сербии лишь один раз – когда два года назад косовское руководство провозгласило независимость. Однако, эта тема в Сербии наполнена эмоциями, и ее очень легко может обострить какое-то событие или какой-то жест со стороны.

Айя Куге: Сербия собирается в Европу. Считается, что по этому вопросу в стране полный консенсус. В декабре Евросоюз решил отменить визовый режим для граждан Сербии, разморожено переходное торговое соглашение, в Брюсселе тёпло поддержали заявку Сербии на вступление в ЕС.

Срджан Богосавлевич: Когда ставится вопрос: «согласны ли вы с вступлением страны в ЕС», всегда от 60 до 70 % опрошенных отвечают «да», 10 – 20 % против, столько же выбирают ответ «не знаю». То есть на референдуме такой вопрос легко бы прошёл. Однако замешательство вызывают дополнительные вопросы. Если вступление в Евросоюз чем-то обусловить, например признанием независимости Косово, тогда процент поддерживающих евроинтерграцию уменьшается вдвое. Половина респондентов также не находят личного интереса во вступлении Сербии в ЕС - они говорят, что это хорошо для их детей, хорошо для страны, но не знают, почему это хорошо для них. Самые большие статистические колебания заметны в ответе на вопрос: доверяете ли вы Европейскому союзу. Ответы зависят от актуальных событий, но доля доверяющих никогда не превышает трети опрошенных. Причин тому много: Европа - часть союза НАТО, который нас бомбил, она первая ввела санкции и – в начале девяностых годов - строгий визовый режим. Любопытно и то, что граждане Сербии в принципе очень редко отвечают на вопрос «не знаю», но если спросить их, что Сербия должна сделать, чтобы стать членом Евросоюза, лишь 5 % опрошенных утверждают, что знают, остальные не знают.
Мы рассматриваем Европу как шанс, как нечто хорошее, но не знаем, что нам надо сделать, чтобы включиться в её, и что она нам может принести.

Айя Куге: А как относятся люди к России? Ведь большая часть 2009 года в Сербии прошла под знаком сближения с Россией.

Срджан Богосавлевич: Как отношение к Европе у сербов иррациональное, так к России. Россия в Сербии пользуется огромным доверием, ведь она, да ещё Греция, поддерживала сербов в самый тяжёлый период девяностых годов. Доверие к России не только большое, но и стабильное – оно всегда составляет примерно 50 %. В этом году было даже два больших «пика» по отношении к России – когда было подписано соглашение в области энергетики и когда осенью в Белград с визитом прибыл Дмитрий Медведев. Однако если в целом доверие к России огромное, то ожидания от неё у сербов небольшие. А с Европой напротив: уровень доверия низкий, а ожидания большие.

Айя Куге: Напомню, мы разговариваем с директором регионального агентства по исследованию общественного мнения «Стратеджик маркетинг» Срджаном Богосавлевичем.
Насколько граждане Сербии следят за событиями в мире, интересуются ли они внешней политикой?

Срджан Богосавлевич: Мы - страна, где люди настолько мало интересуются внешней политикой, даже в случае крупных событий, что просто стыдно становится. Помню, когда 11 сентября 2001 года в Америке произошли теракты или когда начались бомбёжки Ирака, весь мир этим занимался. Мы тогда провели опрос и в массовом порядке получали ответ: «не знаю, меня это не интересует». Причина проста. Нашу судьбу определяла внутренняя политика, она представляла проблему и даже угрозу в ежедневной жизни. Поэтому мы и за внешней политикой следим только с точки зрения интересов Сербии. Большинство наших граждан считают Сербию важным фактором в мире и думают, что великие державы только тем и заняты, что ведут между собой борьбу за превосходство над Сербией. Причём из-за низкого уровня знаний, за внешней политикой люди следят на уровне предрассудков и теории заговора.

Айя Куге: Средняя заработная плата в Сербии низкая – около трехсот пятидесяти евро. Пенсии часто вдвое ниже. Безработица составляет 16 %. Однако внешне кажется, что люди живут не бедно. В белградских продовольственных магазинах повозки переполнены продуктами, в дорогих торговых центрах всегда много покупателей, молодёжь очень хорошо одета, рестораны никогда не пустуют.

Срджан Богосавлевич: В Сербии всегда жилось лучше, чем это могло бы показаться по статистическим данным – у нас очень распространена теневая экономика. В Сербии также есть группа с интересным источником доходов – пенсионеры, живущие на западные пенсии. Начиная с 60-тых годов много наших граждан работали в Германии и в других европейских странах. Все те, кто получил в Германии небольшие пенсии, вернулись, так как для Сербии эти пенсии очень даже большие. Оценивается, что в Сербию в год таким образом поступает наличными около 3 миллиардов евро – а это для страны, где валовой продукт до недавнего времени был 10 миллиардов, а теперь 30 –огромные деньги. И эти деньги, главным образом, вливается в теневую экономику, и масса людей на этой основе чем-то занимаются. Мы получили данные, что 40 % государственных чиновников имеют дополнительную работу «в тени», и так зарабатывают больше, чем на бумаге. Но вы правы и в том, что в Сербии годами развивалось нерациональное отношение к потребительству. Во время социализма в 70-80 г у нас была дешёвая жизнь и очень хорошие зарплаты, а возможности вкладывать деньги в частный бизнес не было. Тогда и началась погоня за торговыми марками, которая сохранилась по сей день – наши люди на марочные товары готовы потратить больше, чем позволяет их реальный заработок. И несмотря на то, что в Сербии есть очень бедные регионы, если посмотреть на Белград, то кажется, что живут все прекрасно. На миллион с половиной жителей столицы - три с половиной тысячи ресторанов, и все забиты.

Айя Куге: Мы разговаривали с директором агентства «Стратеджика маркетинг» Срджаном Богосавлевичем. Результаты регулярных социологических исследований этого агентства показали, что граждане Сербии в новом году надеются на перемены к лучшему, но не особо в это верят.

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG