Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Итоги уходящего года для Ингушетии. Жители Южной Осетии второй год встречают Новый год в разрушенных домах. В Кисловодске арестован имам местной мечети. Итоги года от писателя Германа Садулаева. Абхазские интернет-пользователи одержали победу. Чеченские историки против Большой энциклопедии "Терра". Что нужно грузинской оппозиции от Путина



Дэмис Поландов: Для Республики Ингушетии прошлый год был непростым, и большинство проблем, проявившихся здесь, эксперты связывают со сменой руководства. Слово руководителю ингушского филиала правозащитного центра «Мемориал» Тимуру Акиеву.

Тимур Акиев: Новый президент предпринял попытку исправить главную ошибку своего предшественника – вернуть контроль над республикой. Сделать это было нелегко и решить эту задачу не удалось до конца. Именно активностью нового президента Евкурова аналитики объясняют возросший уровень насилия в этом году, пик которого пришелся на летний период. Прежде всего возросла активность вооруженного подполья. Помимо уже ставших привычных обстрелов сотрудников милиции, подразделений силовых структур, военных колонн и закладов фугасов, активно использовались "живые бомбы" шахиды. В июне, например, с использованием шахида было совершено покушение на Евкурова, а в августе смертник, управлявший микроавтобусом, начиненным взрывчаткой, взорвал РОВД. Еще два случая с применением террористов-смертников использовались в сентябре, когда террорист, управлявший легковой машиной, протаранил пост ДПС на федеральной трассе Кавказ и этот же пост был протаранен другим террористом-смертником уже в декабре этого года. В свою очередь силовики применяли привычные методы борьбы с подпольем по ликвидации подозреваемых – это прежде всего их ликвидация при попытке задержания, зачастую такие попытки не предпринимались вовсе, а подозреваемых просто ликвидировали, а в некоторых случаях при проведении подобных спецопераций гибли мирные люди, которые по воле судьбы оказались рядом с людьми, которыми интересовались представители спецслужб.
В республике по-прежнему продолжают пропадать люди. Всего по нашим данным в этом году было похищено 10 человек, судьба пятерых из них по сегодняшний день неизвестна, пять найдены убитыми и как минимум в шести случаях есть серьезные основания считать, что к похищениям могли быть причастны сотрудники силовых структур. Отчасти эти подозрения подтверждает и президент Евкуров, который несколько раз публично говорил, что по имеющейся у него информации к похищениям людей могут быть причастны сотрудники такой структуры как ОРД-2. В ноябре после двух последних похищений людей, когда был похищен житель станицы Слепцовская и житель селения Плиево, Евкуров провел совещание с представителями всех силовых ведомств, находящихся на территории республики, и дал им жесткие указания пресекать такого рода похищения, а все случаи похищений взял на свой личный контроль.
В течение всего года Евкуров пытался так же наладить взаимоотношения с соседями в Северной Осетии и разрешить те негативные последствия, которые возникли между ингушами и осетинами после конфликта осенью 92 года. При этом шаги, которые предпринимал Евкуров в этом направлении, не пользовались особой популярностью у представителей общественных организаций. Тем не менее, никаких активных шагов по противодействию политики Евкурова в этом направлении они не предпринимали. И как логическим итогом этой самой политики стало подписание 17 декабря текущего года во Владикавказе соглашения о дружбе и сотрудничестве между двумя республиками. Это не новое соглашение подобного рода, достаточно сказать, что аналогичное соглашение было подписано между Дзасоховым и Зязиковым в свое время, но оно не дало никаких положительных результатов. И прежде всего, как нам кажется, потому что в том соглашении не было заложено никаких конкретных механизмов, которые предусматривали возвращение беженцев, например, в так называемые закрытые села и не было никаких конкретных действий прописанных для того, чтобы помочь реинтегрироваться людям, которые уже вернулись в свои дома. К тому же ситуация была осложнена в сентябре после того, как террористы захватили школу в городе Беслан.

Дэмис Поландов: Почти на протяжении всего прошлого года власти самопровозглашённой Республики Южная Осетия обещали жителям республики до декабря восстановить многие разрушённые дома. Дальше обещаний дело не пошло. О причинах несоответствия между словами и делами цхинвальских властей размышляет главный редактор интернет-портала «Осетия. Квайса» Игорь Дзантиев.

Игорь Дзантиев: Новый год каждый человек, кому небезразлична Осетия, Южная Осетия в том числе, встречает с двойственным чувством. С одной стороны, это, конечно, огромная радость от той достигнутой неимоверной ценой свободы, которая была желанна и желаема абсолютным большинством населения. Но с другой стороны, послевоенная работа по возрождению всей жизни в Южной Осетии, она, конечно, далеко не на должном уровне. И на мой взгляд, это связано прежде всего с большими просчетами организационными, кадровыми, исполнительскими нынешней власти Южной Осетии во главе с ее президентом Кокойты. В чем это выражается? В полном разрыве декларируемого и реального, в абсолютном несовпадении обещанного и того, что на самом деле. Нам обещали, что новоселья в Южной Осетии будут в массовом порядке справляться в нынешнем декабре. Никаких массовых новоселий в Цхинвале не наблюдается.
Я уже не говорю про другие населенные пункты, которые находятся на задворках. А это очень опасная тенденция. Потому что есть целый ряд небольших горных деревень, где или вообще не осталось людей или осталось по одной-две семьи. Вот я на сайте опубликовал свое интервью с очень известным осетинским профессором МГУ Иваном Аршаковичем Гобозовым. Он несколько месяцев назад был в Южной Осетии, ездил в свою родную деревню, в другие населенные пункты. И он, конечно, очень огорчен, он говорит в интервью, что населения в деревнях, в горной местной почти не осталось и это, делает он вывод, я думаю, что это мнение разделят все, только лишь потому, что не создаются условия. От хороших условий человек не уезжает. А отток населения сейчас, к великому сожалению, продолжается.
Конечно, нельзя говорить, что ничего не делается, что-то делается, но то, что делается и то, что должно делаться, это абсолютно разные вещи, это небо и земля, это не совпадающие цифры и ожидания. Власть, конечно, будет утверждать обратное, но это слова, а реальные дела таковы.
Очень жалко только то, что мы сами создаем вот эти трудности. Потому что, на мой взгляд, хорошей организацией дела, упорным трудом можно было бы добиться гораздо больше, чем разговорами о нехватке средств. Надо лучше контролировать те средства, которые выделяются и лучше организовывать восстановительные процессы, вот и весь рецепт.

Дэмис Поландов: В Ставропольском крае в городе Кисловодске арестован имам местной мечети. Это уже пятый арестованный по делу об убийстве ректора исламского университета в Черкесске Исмаила Бостанова. Последний арест опровергает версию о причастности ваххабитского подполья к этому убийству. Рассказывает Мурат Гукемухов

Мурат Гукемухов: По подозрению в убийстве заместителя председателя духовного управления мусульман Карачаево-Черкесии и Ставрополя Исмаила Бостанова задержан имам мечети Кисловодска 35-летний Назби Аджиев. Подозреваемый был задержан сотрудниками управления по борьбе с экстремизмом 27 декабря в аэропорту города Ставрополя. Следствие пока не оглашает, что конкретно инкриминируется задержанному имаму, факт задержания его даже не прошел по сводкам республиканского МВД. Назби Аджиев стал пятым задержанным по подозрению в причастности к этому громкому преступлению. Напомню, 18 декабря были задержаны четверо жителей республики, исповедующих ислам, среди них глава местного самоуправления поселка Нижняя Киберда Рашид Блимготов и его сверстник Салман Гандаев, который вместе с имамом Аджиевым вернулся накануне из хаджа в Мекку. Причастность к преступлению представителя официального духовенства не укладывалась в заявленную властями версию об убийстве Бостанова боевиками исламского подполья. Тем более, что всех имамов местных мечетей назначал непосредственно муфтий Карачаево-Черкесии и Ставрополья Исмаил Бердиев с учетом их религиозных взглядов.
Общеизвестно, что исламское подполье не жаловало Аджиева. Выпускник факультета исламского университета в Медине Назби Аджиев долгое время проработал имамом мечети в районном центре, а в конце 2006 года после убийства боевиками имама кисловодской мечети Абибакара Курбижева стал на его место. Известно, что исламское подполье критически относилось к имаму Аджиеву после того, как он стал вмешиваться в политику, объявил боевиков, принимавших участие в бесланском теракте, неверными. Кроме того он разрешил работать мусульманам в правоохранительных органах. Вместе с тем, признавая его услуги в популяризации ислама среди молодежи, Назби называли меньшим из зол по сравнению с другими имамами. Несмотря на это, власти и духовенство с оговоркой на то, что обвинение Аджиеву еще не предъявлено, его причастность к убийству не доказана, настаивают на ваххабистском следе преступления. Дескать, Бостанов был идеологическим оппонентом ваххабитов и за этого его убили. По словам источника из дома правительства, пожелавшего остаться анонимным, власти сейчас не могут допустить никакой иной версии преступления, так как она может скомпрометировать официальное духовенство, а это недопустимо во время объявленной идеологической войны властями и духовным управлением мусульман против исламской оппозиции.
Впрочем, эта версия не вызывает доверие в небольшой исламской республике, где твердо убеждение в том, что Бостанова не за что было убивать и мотивы преступления надо искать подальше от теологических споров в области мирских интересов. Мотивом для убийства могла стать борьба за влияние внутри муфтията, например, за кресло ректора исламского института, которое занимал Бостанов и связанные с ним преференции. Известно, что в последнее время Бостанов был активно занят поисками источников постоянного финансирования для исламского института и строительства мечетей. Институт стал кузницей кадров для местного духовенства и должность ректора предполагает огромное влияние в местном духовенстве. С этим мнением солидарны некоторые российские эксперты. В частности, заведующий сектором отдела стран СНГ института востоковедения Российской Академии наук Владимир Бобровников на днях заявил в интервью информационному агентству, что, по его мнению, причиной преступления могла стать "отягощенная криминалом борьба за власть между имамами". По мнению Бобровникова, конкуренция между исламскими лидерами развернулась не только в области исламской риторики, но и вокруг денежных потоков.

Дэмис Поландов: Радикальный ислам одерживает победу над человеческими душами, - таков итог года в Чеченской республике по версии писателя Германа Садулаева. Он отвечает на вопросы моего коллеги Андрея Бабицкого.

Андрей Бабицкий: Герман, для себя как бы вы сформулировали основные итоги уходящего года?

Герман Садулаев: В прошедшем 2009 году противостояние между вооруженным подпольем и официальными пророссийскими властями нисколько не уменьшилось, напротив, произошла эскалация конфликта, увеличилось количество террористических актов, количество жертв среди мирного населения, среди сотрудников правоохранительных органов России. Но главное даже это, главное не в количестве исламского сопротивления. Мне кажется, самый главный итог 2009 года в этом отношении – это то, что российская власть окончательно утратила стратегическую инициативу в кавказском регионе, она действует только реактивно. Несмотря на то, что сторонникам имарата едва ли когда-нибудь в обозримом будущем удастся достичь своей цели в построении собственного исламского государства на Северном Кавказе и захватить легальную политическую власть, эта цель едва ли осуществима, повторяю, но тем не менее, им удалось другое – им удалось взять в свои руки сакральную власть над регионом, перехватить инициативу и осуществить идеологический разгром противника. Поскольку России, к сожалению, не только России, но и может быть всему, наверное, демократическому обществу, в которое я сейчас Россию не включаю, но оказывается она в одном положении, нечего противопоставить идеологии исламского радикализма или, во всяком случае, работа в этом направлении пока неуспешна.

Андрей Бабицкий: Нет ли здесь противоречия? Потому что можно говорить о парадоксе: очевидным совершенно образом Рамзан Кадыров в Чечне свою власть упрочил, ему удалось добиться, если говорить о конкретных деталях, ему удалось добиться того, что "Мемориал" фактически оставил Чечню в качестве предмета мониторинга и чеченские власти могут не опасаться излишнего внимания со стороны правозащитников. Рамзан Кадыров сумел значительно расширить зону своих владений, поскольку его люди свободно выезжают за пределы России и ведут ту или иную работу уже непосредственно в чеченских диаспорах в Европе. Рамзан Кадыров сегодня стал и публичным политиком, который оценивает происходящее за пределами России, находит врагов. То есть он еще и приобрел статус идеолога. В общем, как публичная фигура и как руководитель он значительно упрочил свое положение. Нельзя ли предположить, что есть эти два процесса, которые развиваются в каких-то параллельных пространствах, что власть и укрепляет свои позиции, и теряет их одновременно?

Герман Садулаев: Я бы сказал, что это происходит не параллельно, а это два перпендикулярных вектора. Естественно, власть усиливается политически и что касается лично Рамзана Кадырова, его вес растет, действительно он стал сейчас едва ли не политиком планетарного масштаба. Несколько, конечно, с шутовским наполнением содержания этого понятия, но тем не менее, медийной фигурой мирового масштаба он стал. А в самой Чечне усиливается жесткость власти, усиливается властная вертикаль. Но идеологическая власть имарата усиливается с перпендикулярным вектором. Потому что на самом деле те действия, которые предпринимает чеченская власть для того, чтобы в том числе оставаться на своих постах – это сдача позиций.

Андрей Бабицкий: Одна власть держится на страхе, другая на вере и доверии?

Герман Садулаев: Нет, я бы так не сказал. Потому что какими-то слишком розовыми тонами рисуют наше сопротивление, потому что там сплошь вера, доверие и такие примечательные вещи. Просто одна власть держится на страхе, в том числе и на страхе населения перед активностью террористических организаций, а другая власть держится на ненависти к первой. Имарат хотел построить на Кавказе шариатское государство, и мы видим, что шариатское государство на Кавказе строится. То есть таким образом целей они достигают, что лично меня радовать совершенно не может. Потому что я считаю, что государство должно быть светским, люди должны иметь право на свободу выбора, в том числе и религии, и мировоззрения.
Есть новая тоталитарная модель, люди вольны себе выбрать модель в жизни. Даже какое-то сообщество. Но это должно быть четко проговорено и понято: да, мы, 10 тысяч человек, ограничиваем себя по периметру колючей проволокой, будем друг друга расстреливать за нарушения шариата. И наш шариат заключается в том, что мы принимаем учение Аль Ваххаби и отвергаем всю традицию своего народа. Мы это решили, мы на это согласны, мы думаем, что так мы пойдем в рай. Если при этом люди не нападают на соседние государства, я считаю, что такое право они имеют. Но тот обман, который они постоянно производят, смешивая историко-патриотические, многовековая, я когда слышу, когда имиратчики говорят про многовековую борьбу народов Кавказа, наследниками которой они якобы являются, меня аж передергивает.

Андрей Бабицкий: Герман, а как получилось так, что чеченское общество оказалось зажатым между двумя тоталитарными проектами?

Герман Садулаев: Вы правильно сказали – это два тоталитарных проекта, здесь я с вами полностью соглашаюсь.

Андрей Бабицкий: Объясните, пожалуйста, это все-таки проблема чеченского общества, что оно как-то видит два этих направления в своем будущем, чеченских традиций, чеченской идентичности, или такой выбор навязывается извне?

Герман Садулаев: Вы совершенно правы в своем последнем предположении, это классическая ситуация ложного выбора. Такой выбор именно что навязывается извне, причем обеими сторонами. Сторона официальной политической власти пугает народ, что если не мы, то террористы будут всех взрывать и всех убивать и другого выхода нет. А та сторона говорит, что если не мы, то будет беспредел, произвол, безбожие, неправедность и так далее. Другого выбора тоже нет. Я в это не верю, другой выбор всегда есть.

Андрей Бабицкий: А в чем истинный выбор? И есть ли надежда, что в будущем году чеченское общество может быть хотя бы определит для себя его очертания?

Герман Садулаев: Наверное, истинный выбор всегда лежит в отказе от любой модели тоталитаризма в процессе совершенствования общества, учитывая идентичность народа, его национальные характеристики, но так же общемировой опыт построения государства и цивилизованного общества. Вот, наверное, это единственный путь. И чего-то лучшего придумать в этом смысле нельзя. Но ждет ли нас что-то подобное, движение в эту сторону в 2010 году, лично я, конечно, не верю. Я думаю, что в ближайшие год, два, три тенденции, которые четко обозначил 2009 год, будут только нарастать, пока не приведут к какому-то совершенному противоречию.

Дэмис Поландов: Министерство здравоохранения самопровозглашенной республики Абхазия подтвердило факт заражения жителя Гальского района так называемым свиным гриппом. Положительный результат на тест был получен в сочинской лаборатории. Из Сухуми передает наш корреспондент Виталий Шария.

Виталий Шария: Возникшая в Абхазии паника после трех случаев смертей в больницах оказалась ложной. Диагноз на свиной грипп не подтвердился. В номере газеты "Республика Абхазия" за 24-25 декабря напечатана заметка "Синая утка" под рубрикой "Опровержение". Министр здравоохранения республики Абхазия категорически опровергал в ней информацию агентства "Росбалт", которое со ссылкой на грузинскую телекомпанию "Рустави-2" сообщило, что в Абхазии объявлена чрезвычайная ситуация из-за свиного гриппа и добавлял: в республике не зафиксировано ни одного случая заболевания свиным гриппом. Но электронные СМИ, как известно, опережают печатные. Парадокс в том, что ранее, 22 декабря абхазское телевидение дало сюжет, в котором главный врач Гальского района упомянул, что в районе зафиксирован случай заболевания свиным гриппом. А еще через несколько дней уже сам министр здравоохранения Абхазии поведал с телеэкрана, что сочинское отделение Роспотребнадзора подтвердило, что случай заболевания в Абхазии этой тяжелой разновидностью гриппа зафиксирован. Он сказал, что больной проходит лечение в одной из больниц Абхазии.

Дэмис Поландов: Многие абхазские блогеры в течение последнего года неоднократно публиковали в своих журналах призывы поучаствовать в одном весьма интересном интернет-проекте, он называется "Проголосуй за страну". Любой интернет-пользователь может проголосовать за или против какой-либо страны на свой выбор. Сайт отслеживает IP-адрес пользователя и позволяет ему лишь трижды проголосовать с обязательным промежутком времени между голосованием в шесть часов. То есть каждый человек может отдать свой голос максимально 12 раз в сутки. В рейтинге стран принимают участие не только страны члены ООН, согласно правилам сайта, в список стран включается любое государство, получившее признание хотя бы одного государства члена ООН. Таким образом в 2009 году в список стран попали Абхазия и Южная Осетия. По итогам года Абхазия набрала большинство голосов "за", почти 235 тысяч голосов. На втором месте победитель прошлого года Армения, набравшая более 190 тысяч голосов. Грузия, набравшая почти 73 тысячи голосов, на 4 месте после Сербии. Абхазский блогер Ахренский не раз голосовал за Осетию на сайте. По его словам, главную роль в столь высоком голосовании за Абхазию сыграли представители адыго-абхазской диаспоры.

Ахренский: То, что Абхазия победила – это в принципе достаточно предсказуемо. Потому что, мне кажется, в основном голосуют не из Абхазии и даже не из России, в основном голосуют Иордания, Ближний Восток, то есть страны, где так или иначе есть наши диаспоры и это достаточно существенное количество людей. Я имею в виду не только и не столько абхазскую диаспору, там вообще сейчас, мне так кажется, черкесская диаспора, западнокавказская, если совсем точно, она как-то воспринимает Абхазию как свое государство и как что-то свое и поэтому голосуют все. Голосуют не только этнические абхазы, голосуют у кого есть черкесы в роду, голосуют сами черкесы, голосуют абазины и так далее. Голосуют те, чьи предки оказались в Турции и Иордании в свое время и сейчас знают об Абхазии и хотят, чтобы Абхазия была как-то представлена.

Дэмис Поландов: Предположения Ахренского основаны на статистике. Дело в том, что создатели сайта не просто собирают голоса, но и предоставляют статистику, из какой страны поступают эти голоса. Согласно предоставленным данным, 34% голосов в пользу Абхазии поступили из Турции, еще 21% из Иордании, Россия на третьем месте с 17% голосов, далее следуют США, 9%, и Германия – 6%. Данные наглядно демонстрируют, где живет большая часть адыго-абхазов. Несколько миллионов потомков мухаджиров живут в Турции и странах Ближнего Востока. Но воспринимают ли себя жители Абхазии частью этого большого адыго-абхазского мира? Ахренский полагает, что пока такого понимания у абхазов нет, но нет и отторжения.

Ахренский: Общество в Абхазии совершенно спокойно воспринимает тех людей, которые, будучи адыгами, будучи черкесами, или будучи репатриантами из Турции, Иордании приезжают сюда. На этом уровне восприятие достаточно спокойное. Здесь все-таки блокада как-то сказалась, общество не готово пока воспринимать органичной частью чего-то надабхазского. Но при этом жесткой реакции отторжения нет. Я думаю, этот процесс плавно происходит или рано или поздно он приведет к восприятию себя частью большого кавказского мира, адыго-абхазского мира, причерноморского региона и так далее. Но это процесс только начинается.

Дэмис Поландов: К сожалению абхазских интернет-пользователей, несмотря на фактическую победу в рейтинге, официально она достанется второму финалисту. Дело в том, что по правилам конкурса, если страна победитель не станет до конца членом ООН, то победа присуждается следующему за ней государству члену ООН. Таким образом Армения стала победителем рейтинга "Голосуй за страну" за 2009 год. Впрочем, абхазские блогеры, хоть и не рады этому фактору, но не унывают. "Я не жалею, что столько времени голосовал за Абхазию и не собираюсь останавливаться, - пишет один из блогеров. Это не впустую. Мы узнали, что нас много, что мы можем объединяться, что в Турции и Иордании у нас есть колоссальная поддержка".
Еще один нюанс: рейтинг показывает не только статистику голосования за страну, но и против. Если кто-то предположит, что большинство голосов против Абхазии были поданы из Грузии, то он ошибется. Большинство голосов против Абхазии были поданы из России – 17% всех отрицательных отзывов, Грузия лишь на втором месте с 16% голосов.

По роду своей деятельности, журналисты, занимающиеся проблемами Кавказа, на долгие годы вовлечены в проблемы этого региона. При этом они имеют хорошую возможность сравнивать сегодняшнюю ситуацию на Кавказе с той, что была в недавнем прошлом. Этой возможностью воспользовался Олег Кусов, размышляя о причинах осетино-грузинского противостояния.

Олег Кусов: Перед новогодними праздниками люди особенно много ездят, к родным, близким и друзьям. Уезжают в другие города и по ошибке, как в известном телефильме Эльдара Рязанова. Кавказцам в этом отношении повезло меньше. Их передвижению препятствуют многочисленные границы и конфликтные зоны, сами по себе ставшие преградами между людьми.
Каких-нибудь лет 25 назад об этом даже не думалось. 31 декабря 1983 года, находясь в Тбилиси на журналистской стажировке, я спокойно купил билет на самолёт и в течение 45 минут перелетел через Кавказскую гряду в Беслан, к родителям на Новый год. А через два дня таким же образом проделал путь обратно. Сегодня это уже нереально. И самолёты из России в Грузию не летают, и граница между соседними кавказскими народами стала непроницаемой, оборвав все жизненные связи людей.
А тогда, в 1983 году, вернувшись на самолёте из Беслана, я сел на тбилисском автовокзале на автобус «Икарус» и за два часа добрался до Цхинвала, в гости к другу. Его семья жила в селе Курта. Будучи осетинами, все они прекрасно говорили по-грузински.
В тот же день я с другом поехал в Джаву, на день рождения его знакомой девушки – дочери бывшего директора джавского совхоза. На семейном празднике было много людей, все осетины, говорили они по-осетински и по-русски. Но традиция ведения стола была полностью грузинской. Я это сразу заметил, поскольку в Северной Осетии застольная традиция особенная; она консервативна и строга.
И за этим же столом я услышал фразу, которая почему-то прочно засела в моей памяти. Бывает же такое! О чём мы тогда только в тот джавский вечер не говорили, но запомнилась только одна фраза и уже даже не помню, кто именно её произнёс. Может быть, потому что она меня больше других фраз удивила, а, может быть, в этой избирательности памяти был заложен намёк-объяснение на будущее.
Словом, фраза была такой: «Северные осетины, к сожалению, живя с русскими обрусели, а мы, южные, живя с братьями – грузинами, остаёмся настоящими осетинами».
Не скажу, что эта фраза меня обидела, просто сегодня я, вспоминая её, с обидой наблюдаю за происходящем в таком потенциально богатом, прекрасном и живописном регионе. «Эх, жить бы здесь....» - вздыхал, помнится, гоголевский Хома Брут, любуясь прекрасными малоросскими пейзажами по дороге в старенькую церковь, где его ждали дьявольские испытания. Так и у осетин с грузинами, которым кто-то тоже подкинул такие же испытания.
Что происходило между осетинами и грузинами в течение этих двух десятков лет, понять очень сложно. Сколько людей, столько и мнений по поводу причин затянувшегося межнационального противостояния. Но конца этим испытаниям пока не видно. Об их причинах говорить нам надо ещё долго – чтобы понять их и избежать подобного безумия в будущем. Одно только необходимо учесть при анализе событий; нельзя путаться в терминах. На Цхинвал всё-таки напал не грузинский народ (то есть не Мераб Мамардашвили, Резо Чхеидзе, Нани Брегвадзе и многие-многие другие), а отряды неформалов во главе со Звиадом Гамсахурдия. Как и на Чечню напал не русский народ (то есть не Дмитрий Лихачёв, не Сергей Ковалев, не Алла Пугачёва и многие-многие другие), а конкретные политики из Кремля и генералы из Министерства обороны России. Если мы не будем этого учитывать, то останемся, не сознавая этого, проводниками старой имперской концепции о плохих и хороших народах – «разделяй и властвуй».

Дэмис Поландов: Больша́я энциклопедия «Те́рра» выходит в свет с 2000 года.
Научно-редакционный Совет энциклопедии состоит из 10 академиков. Во главе его стоит академик вице-президент Российской академии наук Геннадий Андреевич Месяц,
Многие статьи этой энциклопедии – не подписаны. В том числе и статья о чеченцах, опубликованная в 58 томе этого издания, в котором дана оскорбительная, по мнению чеченских историков, характеристика всему чеченскому народу. Этот факт сегодня за нашим «круглым столом» обсуждают заместитель директора института этнологии и антропологии РАН академик Владимир Зорин и профессор Вахид Акаев из Грозного.

Муртуз Дугричилов: Поводом для нашего разговора послужилп, Вахи сейчас объяснит, публикация в 58 томе российской энциклопедии отрицательная характеристика в целом чеченскому народу. Вы можете более конкретно это обосновать?

Вахид Акаев: Да, конечно. В 2006 году в Большой энциклопедии в 62 томах в 58 томе опубликованы материалы, касающиеся Чечни чеченцев их культуры и современного положения. Опираясь на исторические факторы, безымянные авторы, опубликовавшие эти материалы, преподносят чеченский народ как народ преступный, как разбойники, бандиты, как террористы. Исторические личности, герои чеченского народа, такие как шейх Мансур называются не иначе как бандитами восстаний. В целом материалы носят античеченский характер. 10 академиков российской академии наук. Вот это как раз меня огорчает, огорчает моих коллег, ученых Чеченской республики и общественность Чеченской республики.

Муртуз Дугричилов: Владимир Юрьевич, в последнее время много говорят о переосмыслении истории на самом высоком уровне, на правительственном уровне. Как вы полагаете, это и есть то самое переосмысление, о котором говорят?

Владимир Зорин: Во-первых, я не видел этого материала, и я думаю, что это не российская энциклопедия, которая является изданием Академии наук, потому что там этого быть не может, и там ряд статей, наш институт участвовал, мы готовили. Там оценки даются очень объективные. Я очень удивлен этой цитатой, обязательно мы посмотрим, что это за издание. Вообще и с точки зрения науки, и с точки зрения этики, и с точки зрения чисто российской традиции нет народов, которые имеют отрицательные оценки, тем более нет народов-преступников. Чеченский народ - это народ, который живет на Кавказе сотни лет, он зарекомендовал себя как народ-труженик. Мы можем назвать десятки имен нефтяников, строителей, защитников российского государства, нашей общей российской идентичности, поэтов, художников и писателей. Я, откровенно говоря, очень удивлен и тем более, что какие-то 10 академиков могут так высказаться. Всех действующих академиков Российской академии наук, я говорю о действительной академиках, а не о различных самопровозглашенных академиках, которых у нас тоже десятки, я не знаю таких академиков, которые бы позволили себе отрицательно давать характеристику целому народу. Я могу только одно сказать, что обязательно мы посмотрим этот материал у себя в институте. Если цитата та, что прозвучала, есть на самом деле, я полностью разделяю возмущение Вахи Акаева.

Муртуз Дугричилов: Профессор Акаев, могли бы вы уточнить, точно дать название, кто издал.

Вахид Акаев: Издательство "Терра" называется. Я зачитаю с вашего позволения высказывание.

Владимир Зорин: Понятно. Зачем читать то, что неприятно и вам, и мне.

Вахид Акаев: Небольшая цитата, в статье "Чеченцы" отмечается, что "значительная часть современной Чечни прекратила заниматься традиционными формами хозяйства, либо занимается нерегулярно. С начала середины 90 годов получила широкое распространение торговля людьми. Многие чеченцы за пределами Чечни вовлечены в организованные группировки, специализирующиеся на наркоторговле, рэкете, заказных убийствах, грабежах, мошенничестве в банковской сфере". Страница 233 данного издания. Чеченцы отнесены к ханабитам и ваххабитам. Чеченцы никогда не были ханабитами и они ваххабитами не являются. Даже те ваххабитские группировки, которые распространяются в Чечне, не составляют даже 1% населения. Такие высказывания на каждом шагу.

Владимир Зорин: Вот все, что вы цитируете, ничего общего ни с Академией наук российской, ни с академической наукой, ни просто с российской традицией отношения к чеченцам не имеет. Я тут единственное могу разделить ваше возмущение, тем более, что именно чеченцы остановили движение ваххабизма и противодействуют ему самым сильным образом. Я очень удивлен этим материалом, возмущен. Давайте вместе посмотрим и подумаем, что делать дальше.

Вахид Акаев: Владимир Юрьевич, я знаю, что вы это никогда не написали бы и не напишите, ваша позиция нам хорошо известна. В Российской академии наук выходят материалы и чеченцы считают антисемитами, что они воры и так далее. К сожалению, эти материалы тоже выходят.

Владимир Зорин: Не знаю. Я знаю, что чеченцы и весь мой опыт личного общения и как человека, и как ученого, как историка состоит в том, что нефтепромышленность - это чеченцы, строительство – это чеченцы, аграрный сектор – это чеченцы, художники, писатели, ученые - это чеченцы. Я помню, лет пять назад мы считали, что у нас чеченцев более 50 ныне действующих докторов наук и профессоров.

Муртуз Дугричилов: Владимир Юрьевич, у меня к вам такой вопрос. Все мы знаем о так называемом "черном списке", федеральном списке, который ежегодно или даже несколько раз в год обновляется, туда включаются произведения, которые причисляются к экстремистской литературе. Как вы полагаете, эти высказывания можно отнести? Я не ратую за то, чтобы включали этот том.

Владимир Зорин: Тут нужно делать экспертизу, есть соответствующие органы. Но оценку я высказал – это только возмущение, это невежественно и вообще не соответствует российской традиции. А что делать дальше? Давайте пройдем экспертизу, разберемся, что там такое. Вообще такие вещи, которые появляются, то, что вы сейчас читали, одна цель, только сейчас идет на пути согласия, на пути совместной работы, на пути останавливания того, что потеряно в эти годы, это просто какая-то торпеда в процесс нормализация положения на Северном Кавказе.

Вахид Акаев: Я солидарен с этой позицией, как раз исходя из этих соображений, мы вынуждены были обратиться к президенту Российской Федерации о недопущении издания материалов, где идет огульная клевета, извращение исторического прошлого не только чеченского народа, но и любого другого народа.

Владимир Зорин: Только одно могу добавить, что вам спасибо за гражданскую позицию, очень хорошо, что вы обратили на это внимание. Я думаю, что все прогрессивные ученые и граждане России вас поддержат.

Вахид Акаев: Мы-то понимаем друг друга, но кто-то в России не хочет этого понять - вот в чем беда.

Владимир Зорин: Давайте вместе этих людей или поправлять, или исправлять.

Вахид Акаев: К очередному витку готовятся, вы меня извините, у меня такое ощущение и анализ показывает, что напряжение идет по всем позициям положительным, которые мы достигли в республике.

Владимир Зорин: Давайте проанализируем. А вам успехов на пути мира и согласия.

Дэмис Поландов: Лидер оппозиционного движения «Защити Грузию», экс-кандидат в президенты страны Леван Гачечиладзе в беседе с еженедельником «Квирис палитра» («Палитра недели») выразил готовность вслед за Зурабом Ногаидели встретиться с премьер-министров России Владимиром Путиным. Сегодня эти высказывания активно обсуждаются в грузинских политических кругах. Почти вся непарламентская оппозиция не усмотрела в готовности Гачечиладзе встретиться с Путиным ничего криминального, но экс-кандидата в президенты осудили представители власти. Комментарий Андрея Бабицкого.

Андрей Бабицкий: Очень похоже, что идея улучшения взаимоотношений с Россией становится частью оппозиционной идеологии в Грузии, но в несколько странной форме. В качестве основного метода налаживания контактов удивительнейшим образом принята процедура, которую можно условно обозначить как «встречи с Владимиром Путиным». Вспомним «встречи с Лениным». При этом, встречаясь ли с российским премьер-министром или заявляя о готовности вступить с ним в переговоры в будущем, лидеры грузинской оппозициии так до сих пор и не определили предмета, который, по их мнению, следует обсуждать на этих встречах. Каков круг вопросов, цели прошлых и будущих бесед с главой правительства России.
Да, Зураб Ногаидели вроде бы договорился о возобновлении чартерных рейсов, ему отдали подростков в Цхинвале, но кажется более логичным, чтобы такие вопросы решались на межгосударственном уровне, а не на приватных встречах, пусть даже со вторым или первым российским чиновником. При несомненной их важности, эти проблемы являются лишь отражением неурегулированности взаимоотношений между странами в целом. Но в этой области предпринять эффективные шаги оппозиция не в состоянии, поскольку лидеры обоих государств явно не намерены отказываться от враждебной риторики и недружественных жестов.
Так чего же все-таки хотят Зураб Ногаидели и Леван Гачечилалзе, к которым в очереди у путинского кабинета, похоже, не прочь присоединиться и другие? У оппозиции в неблагополучных с точки зрения демократии обществ есть давняя и устойчивая традиция - встречаться с лидерами западных стран, выступать на различных западных форумах с тем, чтобы обратить внимание западной общественности на проблемы гражданского общества у себя дома. Все-таки следует предположить, что не эту цель преследуют грузинские оппозиционеры; здравый смысл никому не может отказать в такой степени. Обращаться к Владимиру Путину как к контролеру демократических процессов в Грузии, было бы не совсем разумно. Невооруженным глазом видно, что в России положение хуже.
Может быть оппозиция лелеет мечту договориться с руководством России о возвращении Абхазии и Южной Осетии. Если так, то, во-первых, о таких грандиозных планах стоило бы поставить в известность грузинское общество, во-вторых, без учета мнения осетин и абхазов подобные переговоры обречены на полный провал и примеры тому есть из недавнего прошлого. В-третьих, полагать, что Путин или кто-то другой пойдут на изменение статус-кво без распространения в той или иной форме контроля России на Грузию, было бы наивно. Ну, скажем, при условии, что Грузия войдет в состав Осетии и Абхазии на правах автономии, такой разговор имел бы смысл.
Но, есть одно предположение. Владимир Путин, несмотря на неоднозначную репутацию –либеральные умы числят его по ведомству тираном – несомненно, сильный политик, обладающий холодной иррациональностью, целенаправленностью, уверенностью в себе – качествами его персональной силы. Он способен наводить особого рода морок на окружающих. Многие считают его обаяние отрицательным, навевающим ужас, немало и тех, кто влюблен в загадочную дегуманизированную мощь российского правителя.
Очень возможно, что грузинским опоозиционным политикам и любопытно, и где-то лестно пообщаться со страшным человеком, которого назвали третьим по влиятельности политиком по итогам уходящего года. И совсем неплохо, что такую встречу можно разместить под брендом «улучшение российско-грузинских отношений». Против такого абстрактного миролюбия никто ни в Грузии, ни в России возражать не станет, а скорее даже наоборот.

Дэмис Поландов: Промелькнул еще один сложный год, не принесший, к сожалению, мира и спокойствия на Кавказ. Народы, веками жившие в мире и согласии, продолжают смотреть друг на друга с опаской, ожидая очередного витка напряженности. И речи людей, призывающих к миру, к примирению, все так же кажутся лишь наивными мечтаниями идеалистов-пацифистов. Самое печальное – так и не найден язык, на котором можно вести диалог. Даже нейтральные, описательные термины вызывают раздражение у всех сторон, для кого-то недостаточно мягко, для кого-то не так жестко. Иногда кажется, что просто нет таких слов, которые могли бы примирить людей, между которыми пролилась кровь. Не знаю. Но даже если нет слов, то может быть стоит попытаться без них. Нино Катамадзе обходится в песне "Олей" без слов. И тут не к чему придраться, можно только насладиться, почувствовать сопричастность к чему-то прекрасному, светлому и чистому, а потом придти к пониманию, что там, с другой стороны, такие же люди, способные к такому же сопричастию с прекрасным.
Нино Катамадзе родилась 21 августа 1972 года в Аджарии в городе Кобулети. Поет на сцене с 4 лет. В 1990 году поступила на вокальный факультет батумского музыкального института и сразу вышла на любительскую сцену. В 1994 году создала благотворительный фонд для помощи инвалидам и социально незащищенным артистам. Профессиональная карьера Нино началась в 2000 году с сотрудничества с основателем группы "Инсайд" Гочей Качеишвили. Номинант множества музыкальных наград, Нино Катамадзе активный участник разных акций за мир во всем мире и, разумеется, за мир на Кавказе. Она делит сцену с осетинскими и абхазскими группами, направляя призыв ко всем сторонам: не стреляйте!



Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG